swissinfo.ch: «Во многом виноват ГУЛАГ!»

Надежда Капоне, Москва В последние годы в России возникло сразу несколько «базовых» гражданских движений, среди которых особо выделяется организация «Русь сидящая», основанная журналистом и общественным активистом Ольгой Романовой

Прямая демократия — это не только проведение референдумов, но и частная инициатива людей, не согласных с тем, что их голос ничего не значит. В Швейцарии прямое участие граждан в управлении страной является давней традицией, россияне же еще только начинают открывать для себя такие возможности.
Журналист портала swissinfo.ch Надежда Капоне побывала в офисе «Руси сидящей» в Москве и задала Ольге Романовой несколько вопросов, в частности, на тему проблем, с которыми сталкивается гражданское общество в России.

swissinfo.ch: Как бы Вы могли определить, что такое «Русь сидящая» в общественно-политическом плане? В чем Вы видите Вашу основную функцию?

Ольга Романова: «Русь сидящая» — неформальное общественное движение. Сюда входят в первую очередь родственники неправосудно осужденных и сами неправосудно осужденные. В последнее время в движение вливается все больше людей желающих просто помочь. Книги, вещи, проведение занятий, семинаров, помощь в лечении, оказание психологической помощи — вот в чем заключается наша основная функция.

Если бы нужно было выбирать девиз, он, наверное, был бы таким: вместе легче пережить беду. Слова поддержки, совет, просто человеческая реакция на чужую боль, координация всех, кто к нам обращается из разных уголков России, а иногда письма-обращения приходят из-за рубежа, — всё это очень важно. И, конечно же, — огласка всего, что происходит в залах судов.

swissinfo.ch: «Русь сидящая» в России у всех на слуху. Как Вы думаете, почему именно она известна, а не некая инициатива, скажем, из области культуры?

О.Р.: Потому что в России, как в трамвае: половина сидит, половина — трясется. И даже каждый из 86% поддерживающих с небывалым подъемом политику партии и правительства понимает и каким-то задним умом ощущает, что тюрьма в России ходит рядом со всеми.

Только вот реакции людей на это знание, на это ощущение различны. Одним это знание открывает глаза на происходящее в стране: получается по принципу «вы сажаете — мы растем». Ну а вторым милее принцип «не носи свою тюрьму к нам в дом» или же «пока нас это не коснется, мы не хотим ничего об этом знать».

swissinfo.ch: Откуда взялась идея создания такого объединения? С какими трудностями пришлось столкнуться – или есть какие-то проблемы, с которыми приходится бороться постоянно?

О.Р.: Это не идея, это жизнь. Все начиналось с координации действий женщин стоящих в очередь на передачу в СИЗО-2, где в то время сидел мой муж — Алексей Козлов. Когда ты общаешься с людьми, то слышишь самые разные истории и рассказы. Потом появился «Бутырка-блог» и вышла книга «Бутырка».
Так и образовался костяк женщин в «красных платьях», которые поддерживали друг друга, чтоб не пропасть поодиночке. Ходили на суды друг к другу, поскольку мужья сидели. Потом появилась моя колонка в Новой газете «Зона Ольги Романовой». А в какой-то момент Ирина Ясина предложила назвать наше объединение «Русь сидящая». Появился свой сайт, куда стали приходить письма со всей России.

Основная проблема, с которой постоянно приходится сталкиваться, особенно в последнее время, это чудовищная безграмотность и непонимание, как именно выстроена эта судебно-следственная вертикаль. Так что можно основной целью движения назвать просвещение.

swissinfo.ch: Швейцарские ученые подготовили для Совета Европы Отчет о положении заключенных и состоянии тюрем за 2013 год. Из него следует, что на содержание одного заключенного в России в день тратятся два евро, и что если на 100 тыс. человек в Швейцарии приходятся 88 заключенных, а в России — 475. Как бы Вы могли прокомментировать эти цифры?

О. Р.: Это уже традиции — ГУЛАГ, репрессивная машина судопроизводства, где человеческая жизнь, судьба не рассматривается. В уголовном преследовании в первую очередь играет роль выполнение показателей работы правоохранительных органов, что оправдывает денежные средства, которые выделяются на эти ведомства.

Что касается судебной системы, то ее качественный показатель определяется количеством неотмененных вышестоящей инстанцией приговоров. Отсюда: обвинительный приговор устоит всегда, оправдательный — будет отменен, а судья, его вынесший, получит выговор за «плохую» работу. И, конечно, рабский труд заключенных — основа тюремной экономики России.

swissinfo.ch: В Швейцарии исходят из того, что «наказание – это лишение свободы, а не здоровья и привычек». А вот в России это не так. Как Вы считаете, почему?

О.Р.: Во многом виноват ГУЛАГ. Конечно, менталитет — кто не слышал фразу «бабы еще нарожают». Можно только с сожалением добавить, что ценность человеческой жизни в России стремится к нулю.

swissinfo.ch: Могли бы Вы себе представить свое сотрудничество с нынешней властью? Что бы Вы сделали, если бы Вас назначили министром юстиции?

О.Р.: Да, я представляю себе сотрудничество с нынешней властью, мы в общем с ней иногда сотрудничаем: например, когда нам нужно передать тонну книг в тюремную библиотеку, мы действуем лестью, хитростью, шантажом, соблазном, хлопающими ресницами — наверное, это можно назвать каким-то сотрудничеством.
Для того, чтобы быть хорошим министром юстиции, нужен нормальный президент, премьер и Дума. Пока этого нет, говорить о переменах бесполезно. Можно хоть Авраама Линкольна назначить — толку не будет.

Источник: swissinfo.ch