«Тебе же совсем руку не отрезали»

Виталий Шестаков сломал руку, когда работал на мукомольной мельнице в ИК-2 Новосибирской области. Перелом серьезный, вылечить руку, находясь в заключении, было невозможно. Врачи на месте сделали, что могли: вставили спицы, зашили, помазали зеленкой. Вскоре рука начала сохнуть, но сотрудники колонии отвечали: «Чего ты жалуешься? Тебе же совсем руку не отрезали». «Русь Сидящая» узнала о Виталии осенью 2018 года, с этого момента наш адвокат Гульмира Алимова начала бороться за то, чтобы Виталия освободили по УДО.

До заключения Виталий Шестаков жил с матерью и сестрой в городе Усть-Кут в Иркутской области. После окончания школы в университет не поступил, пытался подрабатывать, зарплаты не хватало, на нескольких работах молодого человека обманули, так и не заплатив. Новые друзья предложили ему подработку: нужно было просто перегнать трактор. Виталий согласился, выполнять работу поехали всей компанией. Позже Виталий расскажет своей сестре Оксане, что на месте выяснилось, что он не перегоняет трактор, а крадет его. Сторожа, который пытался помешать угону, убили.

Дома Оксана убедила Виталия пойти в полицию и все рассказать, женщина сама отвела брата в отдел. Виталия арестовали, вскоре задержали и остальных молодых людей, ездивших перегонять трактор.

Денег у семьи не было, адвоката нанять не смогли. В июне 2005 года 26-летнего Виталия приговорили к 17 годам и 11 месяцам колонии за разбой, сопряженный с убийством — срок он получил больше всех.

Молодого человека этапировали в ИК-2 Новосибирской области, там он сразу начал работать. Помощи у семьи не просил, сам погасил все иски, через несколько лет женился, отправлял часть заработанных в колонии денег жене. В колонии же Виталий начал учиться: курсы по работе в котельной, диплом сварщика и сантехника.

Осенью 2017 года Виталий подал прошение об условно-досрочном освобождении. Администрация колонии ходатайство поддержала, подготовила для суда положительную характеристику — у Виталия к тому времени было 27 поощрений. Но незадолго до назначенного судебного заседания Виталий сломал руку.

Адвокат Гульмира Алимова рассказывает, что 18 марта 2018 года Виталий, как обычно, пришел на работу вместе со своим напарником, другим заключенным. Напарник отошел от мельницы, в это время в ней что-то сломалось, Виталий пытался посмотреть, и его левая рука попала в мельницу. Виталий кричал напарнику, чтобы тот выключил мельницу, но напарник его не слышал, на производстве было шумно.

Виталия госпитализировали в новосибирскую городскую больницу №34, оттуда – в ЛИУ-10. На адвокатский запрос пришел ответ: помощь Виталию оказали надлежащим образом, кости срастаются.

Виталий же в разговоре с адвокатом настаивал на том, что кости не срастаются, рука просто висит, делать ею он ничего не может.

С работы Виталия уволили, инвалидность не давали, компенсацию выплачивать отказывались, потому что, согласно официальным документам, в получении травмы заключенный виноват сам. По факту происшествия в колонии провели проверку и установили, что Виталий нарушил «инструкцию по охране труда для оператора линии в производстве пшеничной продукции».

В заключении, выданном медсанчастью, сказано, что Виталий получил открытый перелом обеих костей левого предплечья, «степень тяжести определена медицинским персоналом как легкая».

В мае 2018 года Ленинский суд Новосибирска в УДО Виталию отказал, сославшись на то, что у заключенного было одно дисциплинарное взыскание в 2008 году. При этом суд не учел состояние здоровья Виталия.

15 октября 2018 года суд апелляционной инстанции отменил постановление Ленинского суда и отправил материалы по УДО Виталия на новое рассмотрение, отметив, что необходимо принять во внимание травму, полученную заключенным, а ссылка на взыскание от 2008 года не может быть причиной отказа в УДО. Через месяц Ленинский суд снова отказал Виталию в УДО, аргумент был тот же – взыскание десятилетней давности, на полученную Виталием травму суд внимания не обратил. Постановление снова удалось обжаловать, Новосибирский областной суд снова вернул материалы на новое рассмотрение.

Сестра Виталия после того, как он получил травму, писала жалобы в Генпрокуратуру и в Совет по правам человека при президенте России, отправляли письмо президенту, но приходили только отписки. Виталий рассказывал сестре, что проверки в колонию приезжали, но результата не было.

Состояние здоровья Виталия ухудшалось, врачи в неофициальных беседах говорили ему, что спасти руку можно только в вольной больнице.

Травмы на производстве в российских колониях – распространенное явление, а цель руководства исправительных учреждений – это скрывать, чтобы не портить показатели. Но Виталию повезло: 7 мая 2019 года, после трех отмен решений суда об отказе в УДО, федеральный судья Ольга Коваленко освободила Виталия условно-досрочно. Виталий выйдет на свободу на 4 года раньше даты, указанной в приговоре.

Tagged , , , .