Новости

Теперь я знаю, кому нужна «такая ветошь»

Тот, кто не хочет бороться ни за что, включая собственную жизнь, — идеальный гражданин для государства, которому нужна лояльность. Абсолютная лояльность

В ближайший четверг у Алексея и Олега Навальных начнется очередной суд — «рассмотрение по существу» так называемого дела «Ив Роше». А в будущий понедельник в том же Замоскворецком суде вынесут приговор по «третьей волне» «болотного дела», и в исходе процесса сомневаться не приходится. «Четвертая волна» уже на подходе. Какие-то бесконечные суды, допросы, повестки, иски — и все это на фоне очевидно ухудшающейся ситуации в стране и призывов вспомнить, как штопают чулки, строгают мебель и вообще, как затягивают пояса. Причем затянуть пояса предлагается ради весьма неясной конечной цели: вот чтобы — что? Чтобы Крым был наш? Так он и так наш. Чтобы победить врага? Тогда хотелось бы подробностей про того врага, ибо пока что получается, что во врагах у нас весь мир, а также его агенты внутри страны. Что, безусловно, дает повод каждому назвать врагом любого другого гражданина, группу граждан, страны, народы и континенты. Устраивать суды, линчевать, шельмовать по телевизору, сажать, ссылать, высылать, разоблачать, разгонять и «не пущать».

Ненависть, конечно, имеет свойство объединять, — но для этого объект ненависти должен быть понятно обозначен и очевиден. Нормальный человек, как бы он ни был запутан и плохо информирован, не может ненавидеть всё и всех подряд на протяжении хоть сколько-нибудь долгого времени, иначе он становится противен сам себе. Да и борьба становится эффективной, когда она не «против», а «за». За свободу. За справедливость. За права. За жизнь, за любовь, за детей. За мир во всем мире, в конце концов. Ведь борьбы «за войну» не бывает, не так ли?

Острый дефицит справедливости в России ощущают практически все. Именно той самой справедливости, в корне которой лежит слово «право». Здесь, конечно, не только правосудие и правоохранение. Расскажу вам сейчас один случай, который не выходит у меня из головы.

Несколько дней назад довольно большая группа граждан собралась около Бутырской тюрьмы по случаю свадьбы: девушка Аня Карпова выходила замуж за заключенного Алексея Гаскарова, «дело 6 мая». Все как в песне: «Хочу чаю, дайте чаю, чаю кипяченого. Не мажора я люблю, а политзаключенного». Аня, в белом платье и в веночке, зашла в тюрьму расписываться, а у тюрьмы остались ее ждать люди с букетами, шариками, сердечками и плюшевыми мишками. Довольно необычное собрание в неурочный час и в странном месте привлекало внимание не только бойцов ОМОНа, но и обычных прохожих, благо место это оживленное, в  центре Москвы. Прохожие останавливались и спрашивали, что тут происходит. Прохожим объясняли про «дело 6 мая» и про свадьбу, а из близлежащего офиса в итоге вышли сотрудники и присоединились к поздравлениям. И вот остановилась с вопросом женщина лет пятидесяти. Ей рассказали о ситуации, о свадьбе и о процессе, женщина слушала внимательно и доброжелательно, а потом рассказала про себя. Она из-под Нижнего Новгорода, работает зоотехником. Зарплата 15 тысяч рублей, всего ей хватает, всем довольна. За границей много раз бывала — в советское время по путевкам, за 300 рублей, была и в Индии, и в Чехословакии, и в ГДР и сейчас может позволить себе Египет, Турцию и Тунис. Потому что свое хозяйство, и дети помогают. Оппозицию не одобряет, ибо баламуты, но свадьба дело хорошее, а тюрьма любви не помеха. Потому что так судьба распорядилась, что ж. Может, и несправедливо — но ведь судьба. Вот, например, у нас многие медициной недовольны, говорит женщина-зоотехник. Да, нет у нас медицины. Так ведь и не надо! «Как это — не надо?» — опешили мы. «Потому что от судьбы не уйдешь. Вот заболею я, например, раком. Что бы со мной стали делать где-нибудь в Германии? Лечить стали бы, всякой химией травить, денег бы истратили. А зачем такая ветошь, как я, нужна? Только мучить и меня, и родственников, а пользы обществу от этого никакой. От судьбы не уйдешь: помирать — значит помирать».

У человека оказалось вытравлено не только право на суд и справедливость, но и право на жизнь. А ведь тетка-то неплохая совсем, добрая, работящая, любознательная. И жить хочет, дел у нее на земле много. Только бороться не хочет ни за что, включая собственную жизнь. Идеальный гражданин для государства, которому нужна лояльность. Абсолютная лояльность.

…А на следующий день был аукцион в помощь семьям «узников 6 мая», уже второй за лето. Там каждый раз бывает много известных людей, и лоты очень интересные. В последний раз меня поразили девушка и парень, которых я не знала  и узнать, кто это, мне так и не удалось. Девушка и парень и друг с другом тоже знакомы не были, сидели в разных углах зала, но вели себя одинаково. Они покупали дорогие лоты, платили — и не забирали их. Ну то есть что-то забирали, что-то оставляли — чтобы их можно было продать еще раз. Конечно, они могли просто тихо пожертвовать деньги (что, скорее всего, они давно сделали), но им было важно показать и другим, что сам аукцион, сама публичная поддержка и взаимопомощь — это важно. Да и сами выставляемые лоты были существенной жертвой — это были произведения искусства в основном и еще исторические артефакты. Сказать ли, что люди борются за справедливость? Ведь это просто аукцион. Просто поддержка семей и узников. Просто люди не готовы сдаваться и умирать, не думать и не переживать, если так надо государству. Потому что справедливость — от слова «право». Не только правосудие и правоохранение, но и наше право на жизнь, на мысль, на труд, на слово и на выбор.

Новая Газета