Тула, любовь моя!

 

Идея поездки в Тульский областной суд возникла спонтанно. Мы так решили. И, ни минуты не задумываясь, отправились в Тулу на процесс по делу Дмитрия Кипиани (осужден по ст.159, ч 4 на шесть лет лишения свободы).

С Таней Кипиани, женой Дмитрия, спать легли в 12 ночи, а уже в 4 утра сна не было ни в одном глазу. Знаю по себе — перед судебным заседанием ночь не спишь. Ночь как ночь, но ты просто не спишь. В голову лезут мысли о доме, о детях, о муже, работе. В итоге, встаешь в дурном замешательстве с вопросом: «Зачем я вообще ложилась?».

Собравшись по-быстренькому, вылетаем из «Бибиревского пентхауса» (так Татьяна гордо именует свою панельную девятиэтажку, где в проливной дождь с крыш на голову капает вода, а зимой прорывает подвальные трубы), бежим к месту, где ночевала машина. О, ужас! Выезд заблокирован авто без номерных знаков. Истеричное состояние, нарезаем круги вокруг машины, пинаем колеса, стучим по лобовому – сигнализации нет. Всё. Никуда не едем. Лишь чуть погодя замечаем — на лобовом стекле этот замечательный мужчина, оставил свой номер. Звонок в 4 45:

-Доброе утро! Господи, ради Бога, отгоните автомобиль, нам нужно срочно выехать.

-УГУ.

Через 5 минут уже в пути.

В 5. 15 у метро Алтуфьево — подбираем нашего «питерского юриста», и — к Романовой на сборный пункт.

Дорога до Тулы, кромешная тьма, утро никак не хотело наступать. По дороге читаем вывески, веселимся. Рекламный щит с надписью «Грачи прилетели» с одним грачом во весь размер, и канцелярский магазин «СКРЕПКА-любит вас крепко» — вызывает наиболее бурные комментарии.  

Заседание было назначено на 10 часов утра, и уже в 9. 00 мы стоим  у здания Тульского областного суда. Отчетливо ощущая, что с четырех утра никто из нас не кушал, мы решили попытать удачу – найти хоть одно кормящее заведение. Попытки были тщетны. «У нас в городе раньше 11 часов утра поесть негде», — известил нас случайный прохожий. Ну, ничего, кое-что было с собой (мы ведь тертые калачи) – главное, найти где присесть.  

Удивительно, за три года моего хождения по мукам храмам правосудия, Тульский областной суд был единственным, где меня не «шмонали», прошу прощения, не досматривали. По привычке сую под нос приставу свою раскрытую сумку — не поняв моего маневра, мальчик в форме произносит: «идите, все наверх», не спросив ни про колющие, ни про режущие.  Наверху и подавно никого не интересовало, кто и с чем явился. Недолго думая, наша бравая команда выложила на стол бутерброды, и мы стали скромненько завтракать.

После часа ожидания узнали, что заседание по Кипиани перенесли на 12 часов дня, однако данный факт нас несколько не обескуражил, так как все мы знаем, что если в суд, то на весь день. Каждый начал заниматься своими нехитрыми делами: кто-то пытался отправить сообщение, кто-то просто сидел или пробовал «покимарить», а я решила обойти помещение, оглядеться, посмотреть на стены, оценить архитектуру и ненароком оказалась около лестницы, ведущей на третий этаж монументального здания. Тут же ко мне подскочил пристав: «Вам туда нельзя». Возник здоровый интерес, стала задавать вопросы.

-А почему нельзя?

-Нельзя и все!

Гражданам не положено!?, — с издевкой спросила я, памятуя о замечательных розетках Мосгорсуда, которые, по выражению тамошнего пристава, «только не для граждан» с ноутбуками.

— Не положено! — утвердительно буркнул молодой пристав.

-А кому положено?

-Вход только для работников суда.

-А почему здесь нет надписи «ВХОД ЗАПРЕЩЕН»? – докапывалась я (надо было себя чем-то занять)

— Вас это не касается.

-Простите, как это меня не касается. Я хочу пройти наверх, вы говорите, что мне туда нельзя, никаких запрещающих надписей нет.

-Ну, давайте не будем. Идите вниз!

-Хорошо я пойду вниз, но мы еще сюда вернемся, только все вместеJ

Вскоре мы начали их раздражать, и начался цирк. Сразу появились люди в штатском, пристально вглядывались в нас издалека – наверное, интересно было прочитать, что же там у нас написано на шарфиках, в которых мы все разгуливали по суду. Все просто – «РУСЬ СИДЯЩАЯ». Спустя час ожидания, — а ожидаем мы всегда бурно и весело, не храм ведь божий, — приставы стали нервно ходить около нас, вглядываясь в наши лица. Разговариваем во весь голос, громко смеемся — непорядок. А кого они привыкли видеть? Убитых матерей, замученных жен, зэков в наручниках. Нет. Это не мы, мы свое отплакали.  

— Уберите еду со стола. Суд это не место, где можно есть!

— Если вам мешает, то уберите сами. Нам что, запрещено кушать?

Бедный, бедный пристав. Знаем мы вас. Грамотных, воспитанных, культурных, и потому отвечаем также грамотно, воспитанно и культурно. Никто из нас и не подумал убрать еду со стола — исключительно согласно закону. Ведь нигде не написано, что нельзя кушать бутерброды в здании суда, тем более, что все с дороги дальней.

В это время Тульский суд решил не затягивать и начал заседать в 11 часов утра. Я была восхищена Димой Кипиани. Он по-настоящему вел процесс – такое поведение осужденных (подсудимых) не всегда можно наблюдать в зале суда. А сколько знает этот зэк, мама моя… Ни от одного следователя, прокурора или судьи я не слышала столь грамотных речей.

Судьи: «центровая» что-то лопочет, «боковые» — полное отрешение от жизни. А ведь это их работа! Ощущение, что их всё бесит: и набившиеся в зал «слушатели», и этот «осужденный Кипиани». Тупой взгляд в бесконечность – вот, не могу понять, куда они все время смотрят? Человек, если не болен, по природе фокусирует свой взгляд, а эти…

После процесса мы «с боем» прорвались на третий этаж. Провела экскурсию: оказывается, в таком энергетически плохом здании растут прекрасные комнатные цветы. Драцена Массенжеана, нефролепсис возвышенный, аспарагус, монстера, диффенбахия и самый любимый цветок «Руси Сидящей» — Зигокактус Шлюмбергера, по-русски, декабрист.

Следующий пункт назначения: Электростальский городской суд, 22 ноября 2011 года в 12.00, дело полковника Сабатовского, едем с Татьяной Сабатовской, его женой.

Юлия Рощина

Отчет о поездке  от Ольги Романовой