Новости

Тюремный блог невесты Ильдара Дадина. Разрешение на первое свидание. 30 декабря

В понедельник, 21 декабря, прошла неделя с того момента, как мы с Ильдаром подали судье Наталье Дударь заявления с просьбой разрешить нам жениться. Поскольку подобные заявления судья рассматривает в течение примерно пяти рабочих дней, я решила, что она уже вынесла определение, и поехала в Басманный суд за документом. Но там ожидали сюрпризы.

Сначала огорошила женщина-пристав: отчитала за «массовые беспорядки», которые якобы устроили слушатели в суде после приговора, а потом поинтересовалась: «За разрешением на брак? По делу Дадина? Да зачем же, его скоро по УДО отпустят!»

Видимо, в Басманном суде что-то знают…

А вот в кабинете судьи Дударь я выяснила, что разрешение на брак еще не готово. Оказалось, что надо было сразу взять телефон у секретаря, чтобы узнавать о судьбе своей просьбы дистанционно. Чтобы не было так обидно за неудавшуюся поездку, я написала судье Дударь еще одну просьбу – о свидании, разрешение дали 30 декабря, спустя полторы недели.

После неудачной поездки в суд я решила попытать счастья в СИЗО. Если вы помните, я писала о том, как через адвоката передала Ильдару бланк заявления в ЗАГС, которое он обещал заполнить и передать на подпись начальнику СИЗО. Однако каким образом забрать эту бумагу, чтобы отнести в ЗАГС, я не знала. По единственному телефону, которые был указан на сайте СИЗО, консультации давать отказались, заявив: мол, приезжайте и сами разберитесь.

Во вторник я туда поехала. СИЗО-4, которое в народе называется «Четверка» или «Медведь» (оно находится в районе Медведково) оказалось приятным на вид светло-оранжевым зданием, похожим на школу или общежитие, если бы не колючая проволока на заборе.

СИЗО-4 Москва

Найти приемную не составило труда. Найти дружелюбного сотрудника ФСИН, который бы объяснил мне, что делать, оказалось сложнее. «На стенде всё написано», – лениво отозвалась девушка в окошке информации. Я скрупулезно изучила все три стенда в приемной, но не нашла там о бракосочетании ни слова.
Растерявшись, снова подошла к окошку информации. «Неужели не видите? Вот там – телефон канцелярии. Туда и звоните!»

Трубку подняли сразу же. Я описала ситуацию: передала возлюбленному заявление в ЗАГС, он его заполнил, но я не знаю, как теперь мне это заявление забрать. «А вы к руководству СИЗО на прием ходили?» «Нет…» «Так запишитесь!»

СИЗО-4 Москва 02

В углу приемной есть два компьютера. Доступ к ним контролирует миловидная блондинка по имени Татьяна. Она объяснила, что многое можно делать через интернет. Но для этого нужна регистрация в системе ФСИН. Сначала нужно зайти на сайт «ФСИН-склад», потом выбрать среди московских изоляторов нужный и ввести свои данные. Потом логином будет служить номер телефона без восьмерки, а паролем – номер паспорта без пробелов. Самое главное – не перепутать СИЗО, потому что в каждый нужно регистрироваться отдельно.

Когда уже есть регистрация, можно встать в электронную очередь на передачу или записаться на прием. В «Медведе» график приемов очень неудобный – с двух до четырех, как раз в середине рабочего дня. Зато и желающих пообщаться с тюремщиками не слишком много, поэтому мне удалось записаться на встречу уже на среду.

В среду с утра я решила позвонить в Басманный суд и узнать: вдруг решение судьи Дударь по поводу брака уже готово. «Ответ — положительный. Приезжайте, можете забрать бумагу», – сказала мне секретарь.
С этой бумагой я направилась в СИЗО, чтобы встретиться с руководством. Куда мне нужно будет это разрешение приложить, я еще не догадывалась. Но судя по тому, что писали в интернете, разрешение от судьи – одна из главных бумаг.

По пути к изолятору я получила на мобильный телефон сообщение: «Заявка отменена. Причина – изменение расписания работы СИЗО».

К счастью, у меня с собой был ноутбук, поэтому я полезла на сайт ФСИН, чтобы выяснить, какое у них там произошло изменение. Оказалось – никакого, но заявка почему-то отменена. Я решила, что буду прорываться в СИЗО в любом случае, и попросту зарегистрировалась еще раз. И это было самое правильное решение.

В приемной стояла толпа возмущенных людей. В основном – женщин. Сообщения об отмене приема пришли всем, сотрудники изолятора сетовали: ну, значит сбой в системе.

Одна девочка чуть не плакала: приехала тоже по поводу брака, аж из Рязани. Должна была быть первой в списке на прием к руководству СИЗО – а из-за сбоя ее фамилия удалилась, и поделать с этим ничего нельзя. А вот моя фамилия в базе осталась – благодаря тому, что я перерегистрировалась за полчаса до приема.
По средам прием в СИЗО-4 ведет заместитель начальника, подполковник Максим Овечкин. Услышав мою историю, он сразу же заявил: «Ответ – сделали все неправильно! Надо было передавать заявление в ЗАГС через нас. Берете разрешение от судьи, ваши ксерокопии паспорта, ксерокопии паспорта жениха — и с бланками заявлений из ЗАГСА сдаете». «А если жених уже заявление заполнил? И уже отдал?» «Да откуда же мы теперь знаем, кому он отдал?» – подполковник Овечкин при мне сделал несколько звонков в канцелярию, но нигде заявления от Дадина не оказалось. «Хорошо, — говорю, — это не проблема. Бланк всегда можно в ЗАГСе взять, а ЗАГС тут недалеко. Проблема в другом — где же мне паспорт осужденного найти. Он вроде бы у вас, в СИЗО?» Подполковник снова делает несколько звонков, но паспорт, как и заявление, не отыскивается.

Выйдя из СИЗО, я попыталась выяснить, куда мог деться паспорт Ильдара. В Басманном суде сообщили, что документ увез сотрудник ФСИН. Значит, скорее всего, паспорт все-таки в СИЗО, но ксерокопий мне там, очевидно, давать не хотели. Чудом мне удалось найти ксерокопии паспорта у Ильдара дома. А заодно и ворох всяких грамот.

На следующее утро я понеслась в ЗАГС, но там оказался санитарный день. Я, признаться, опешила. Документы хотелось подать как можно быстрее, а без бланков из ЗАГСа их точно не принимают. Но решение нашлось быстро – в интернете оказались стандартные копии бланков.

В четверг в СИЗО «с народом» общался другой подполковник – Алексей Горбачев. Он оказался более суровым. Сначала не поверил, что разрешение от суда у меня настоящее: «Почему напечатано не на бланке суда?» Потом с сомнением долго глядел на бланк для ЗАГСа: «Вы в отделе-то были?» «Да. Зелененькое такое здание», – отвечаю. И ведь не соврала же! А вот Ильдару передала, что если у него остались оригинальные бланки из ЗАГСа, то пусть лучше на них пишет. А то вдруг те, что в интернете висят, какие-нибудь неправильные.

Через ОНК мне передали, что Ильдар все понял. Заявление заполняет. Правда, 29 декабря в канцелярии СИЗО сказали, что им пока бумаги от Дадина не поступали, и сколько ждать – неизвестно. Мне Алексей Горбачев сказал, что вообще-то получить разрешение можно «за месяц», но в честь праздников может быть сделают к Новому году.