Тюрьма и поле чудес

Новосибирская колония строгого режима несколько лет подряд круглый год (даже зимой) засевает тысячи гектаров земли. У колонии земли для посева нет, а все тендеры выигрывают фирмы одного и того же учредителя — местного бизнесмена. О том, зачем колония сажает в сентябре около 100 га картофеля, почему местный бизнесмен банкротит свои фирмы, существующие всего несколько месяцев, и как ФСИН инвестирует в частный бизнес

В России в местах лишения свободы находятся около 523 тысяч человек. В 2017 году на работу ФСИН из государственного бюджета было выделено около 247 млрд. рублей. То есть на содержание каждого заключенного выделяется средняя по Москве зарплата — около 40 тысяч рублей. Что же по закону входит в эти 40 тысяч рублей на зека? Закупка продовольствия и горючего, оплата коммунальных услуг, оплата труда сотрудников колонии, одежда для зеков, организация некоторой творческой деятельности, культурных мероприятий, концертов — словом, всего того, от чего редко бывают в восторге заключенные в подобных условиях.

На что из перечисленного затраты снизить практически невозможно? На зарплаты сотрудникам ФСИН, а также на коммунальные услуги, на одежду для заключенных и горючее – кстати, на все это, кроме зарплаты ФСИН-овцев, средства вычитаются из зарплаты заключенных, а она и так запредельно низкая. Остается закупка продовольствия – можно закупить меньше нормы, можно закупить некачественные продукты, можно просто кормить не всех (Например, в ИК-1 по Ярославской области до недавнего времени более пяти лет заключенным, находящимся в ШИЗО, давали еду в пробитой посуде – то есть в посуде, которую обычно криминальные авторитеты определяют для заключенных, относящихся к низшей категории в тюремной иерархии («опущенные»), и из этой посуды, конечно, заключенные есть отказывались. Только в ИК-1 Ярославля криминальными авторитетами себя мнят сотрудники колонии. Правозащитники считают, что едой, от которой отказывались заключенные, сотрудники кормили свиней при колонии – тем самым неплохо экономя на корме). Заключенных чаще всего кормят жидкой баландой с имитацией мяса (если повезет) и платят зарплату каждый месяц в среднем по 200 рублей – вернее, платят, если работа есть. Но, в основном, работы нет – это значит, что нет и денег.

Когда условия содержания заключенных в тюрьмах и колониях с годами не только не приближаются к европейским и человеческим стандартам, но и все больше напоминают пыточные – отчасти, как принято сейчас говорить, из-за кризисной ситуации в стране — особенно важно обращать внимание, на что конкретно идут деньги, выделенные из госбюджета ФСИН, а ФСИН, в свою очередь, колониям и тюрьмам.

Так, недавно эксперты Благотворительного фонда помощи осужденным и их семьям «Русь Сидящая» заметили подозрительную экономическую активность Исправительной колонии строгого режима №2 (ИК-2) по Новосибирской области. Начальник колонии, Артем Евсеенко, уже несколько лет не только управляет пенитенциарным учреждением – до июля 2016 года он был начальником колонии поселения №22 (КП-22) и держал там довольно большое хозяйство — но и, судя по контрактам между собственно колонией и различными овоще- и животноводческими компаниями, весьма успешно развивает средних размеров фермерское хозяйство: пшеница, ячмень, овес, картофель, морковь, свекла, капуста и т.д. – тысячи гектаров. К ним нужно прибавить около тысячи голов свиней.

К этой фермерской деятельности Евсеенко у экспертов и появились вопросы. Вероятно, большая часть продукции и деятельности существует только на бумаге — никто не поедет в колонию проверять фактический объем производства и площадей. По документам же вся продукция есть. Эта схема работает минимум с 2011 года. Информации о более раннем периоде в открытом доступе нет.

Так, нехитрые математические действия позволяют вычислить, что в 2017 году ИК-2 разместила на сайте госзакупок предложение на участие в тендерах в рамках госзаказа на общую сумму 53 млн. 532 тыс. 632 руб.: посев злаков и посадка овощей, удобрения и гербициды – 47 592 635 рублей, поставка молодняка свиней – 5 940 000 рублей (здесь мы обращаем внимание на самые дорогостоящие контракты). Таким образом, все лоты имеют сельскохозяйственную направленность: поставка семенного картофеля, пшеницы, ячменя, удобрений и гербицидов, молодняка свиней и т.д.. Сегодня колония уже заключила контракты на большую часть тендеров и потратила почти 50 млн. рублей.

Кажется, нет ничего незаконного в том, что колония закупает семена и скот и самостоятельно занимается производством. Но в этой фермерской активности начальника ИК-2 по Новосибирской области слишком много нестыковок, что заставляет сомневаться в компетентности и законности его действий.

Вращайте барабан

Колония размещает на сайте единой информационной системы в сфере закупок (www.zakupki.gov.ru) объявления на покупку различных услуг, связанных с сельскохозяйственной деятельностью. Затем компании, которые продают эти услуги, подают заявки на участие в аукционе. Минимум через месяц начинается отбор участников, которых допустят до торгов, и сами торги. Итог – заключение контракта. Схема понятна и одинакова для всех. Но в случае с контрактами ИК-2 стоит обратить внимание на каждый шаг в совершаемой сделке между колонией и компаниями-производителями.

Посмотрим на объемы продукции, запрашиваемые колонией. На протяжении как минимум шести лет (с 2011 года) пенитенциарное учреждение ежегодно высаживало, выращивало и убирало тысячи гектаров пшеницы, ячменя, овощей, картофеля. Это при том, что ИК-2 – колония строгого режима, в ней содержатся заключенные, совершившие тяжкие и особо тяжкие преступления и ранее отбывавшие наказание в местах лишения свободы, а площадь самой колонии около 7 га, и она практически полностью застроена жилыми и служебными зданиями. То есть, колония не только не располагает угодьями для выращивания, например, 2230 га пшеницы (контракт на посев и удобрение 2230 га пшеницы фирмой ООО «Сельскохозяйственное предприятие «Ярковское»» был заключен 14.06.2011), но и не имеет необходимой рабочей силы для проведения таких масштабных работ на какой-либо другой территории за пределами колонии – закон прямо запрещает вывозить заключенных, содержащихся на строгом режиме, на работы вне территории учреждения.

Конечно, можно пойти и другим путем. Предположим, что все указанные в контрактах работы – их площадь ежегодно составляет около 3000 га – проводятся на территории, арендуемой одной из компаний-поставщиков (ЗАО СХП «Ярковское» — Новосибирская область, село Ярково, 25 км. от ул. Хилокской в сторону Верх-Тулы).

Но несколько дней назад пресс-служба колонии, отвечая на официальный запрос о госзакупках сельхоз продукции, похоже, немного запуталась в цифрах и своих владениях и сообщила, что «ФКУ ИК-2 арендует посевные земли на безвозмездной основе в количестве 2295,5 га…В 2017 году 108 га засажены овощами и картофелем, 2187,5 га – зерновыми культурами». Смотрим на контракты, отображенные на сайте госзакупок: последний контракт — №15404109884 17 000038 от 14.06.2017 – подготовка почвы и посев пшеницы, ячменя и овса на площади 2812,5 га. Кроме того, колония заключила контракт №15404109884 17 000031 от 05.06.2017 на работы по посеву овощей на территории площадью 107,96 га.

Итого, получается, что в 2017 году было засеяно 2920,46 га, хотя колония арендует 2295,5 га. Разница площади составляет 625 га. Стоит признать, что такой участок нельзя засеять случайно.


Начальник ИК-2 Артем Евсеенко (справа)

Не сходятся не только объемы производства и площади, но и даты проведения работ. Так, кажется предельно странным, что 3 сентября 2014 года колония высадила 94,5 га картофеля (контракт №03511000206 14 000069 от 03.09.2014). По документам выращивали и убирали картофель когда-то с сентября по декабрь – и ушло на это более 10 млн. из госбюджета.

А до этого, в феврале 2014 года, колония заключила контракт на проведение предпосевной подготовки почвы и посев зерновых на площади 1818 га (контракт № №0351100020613000084-0000564-01 от 17.02.2014), а в конце июля 2015 года колония высаживает овощи, сеет зерновые культуры – убирает по документам в октябре. Здесь перечислена лишь малая часть фермерской деятельности начальника ИК-2 Артема Евсеенко – как мы видим, круглогодичной.

С чем связаны такие плавающие сроки сельскохозяйственных работ и какие инновационные средства использует ИК-2 для выращивания и сбора урожая фактически круглый год? Внятного ответа на эти вопросы нет.

Всех контрактов колонии – с неправдоподобными датами исполнения и объемами произведенной продукции — достаточно, чтобы прокормить небольшой город.

Сам себе посадил

Конечно, один начальник колонии такую ферму с колен не поднимет. Поэтому обратим внимание на поставщиков. Вернее, на поставщика.

За последние несколько лет все тендеры ИК-2 выигрывали фирмы одного и того же учредителя.


Фирмы, с которыми последние шесть лет колония заключала контракты на поставку и обработку тысячей гектаров посевных площадей:

2011 – 2013 гг.: ООО СХП «Ярковское» (ликвидировано 24 июня 2015 г.) – адрес: Новосибирская область, Новосибирский район, с. Ярково, ул. Подгорбунского, 1а, учредитель Поповцев Г. А.

2013 – 2014гг.: ООО «Овощевод» (ликвидировано 18 ноября 2015 г.), адрес: республика Алтай, г. Горно-Алтайск, ул. Олонского, д.9, учредитель Поповцев Г. А.

2015 г.: ООО «Сельхозторг» (ликвидировано 27 сентября 2016 г.), адрес: республика Алтай, г. Горно-Алтайск, ул. Олонского, д.9, учредитель Поповцев Г. А.

ООО «Альтаир» — адрес: Новосибирская область, Новосибирский район, с. Ярково, ул. Подгорбунского, д. 1а, учредитель Поповцев Г. А.

2016 – 2017 гг.: ООО «Сибирские овощи» — адрес: Новосибирская область, Новосибирский район, с. Ярково, ул. Подгорбунского, д. 1а, учредитель Поповцев Г. А.

ЗАО «Сельскохозяйственное предприятие Ярковское» — адрес: Новосибирская область, Новосибирский район, с. Ярково, ул. Подгорбунского, д. 2, учредитель Поповцев Г. А

ООО «Группа ОСК» — адрес: г.Новосибирск, ул.Станционная, д.28, директор Умеренко Ф. А.


Всеми фирмами, с 2011 по 2017 гг. в разное время работавшими с колонией, владеет или управляет один и тот же человек – Глеб Поповцев, бизнесмен, депутат Законодательного собрания Новосибирской области от «Единой России», заместитель председателя Комитета по аграрной политике, природным ресурсам и земельным отношениям, член комиссии по взаимодействию с правоохранительными органами и противодействию коррупции. Именно его компании всегда или чаще всего выигрывали тендеры на оказание услуг ИК-2.


Бизнесмен Глеб Поповцев

По идее, есть несколько способов сделать так, чтобы тендер выиграла конкретная компания: заказчик, то есть ИК-2, разместив объявления о тендере, либо устанавливает такую низкую цену, что ни одна компания не считает сделку привлекательной и выгодной, либо специально прописывает техническое задание так, чтобы все, кроме одного участника, не прошли первую часть аукциона или вообще не подали заявки. Соответственно, благодаря одной из двух описанных выше схем до аукциона допускалась только одна фирма. По закону, если участник аукциона один, то аукцион считается несостоявшимся, и контракт заключается с этим единственным заявителем.

— Подобный расклад в определённых кругах считается высшим пилотажем — потому что не происходит торгов, и сохраняется первоначальная цена контракта. Именно по таким схемам были реализованы лоты на поставку в ИК-2 продукции сельхозназначения, — подчеркивает эксперт Благотворительного фона помощи осужденным и их семьям «Русь Сидящая» Алексей Федяров. – Есть основания полагать, что большей части продукции, прописанной в документах, не существует. А вся цепочка действия – коррупционная схема, отмывание денег. Эксперт, близкий к сотрудникам ИК-2 пояснил, что конечными бенефициарами перечисленных из госбюджета денежных средств являются именно Поповцев и Евсеенко.

Колония уже несколько лет регулярно заключает многомиллионные контракты с фирмами Поповцева, последние — с ЗАО СХП «Ярковское» и ООО «Сибирские овощи». ЗАО СХП «Ярковское» в начале июня продало колонии семена картофеля, свеклы, моркови, лука, капусты, пшеницы, овса, ячменя – общая сумма контракта более 13 млн. рублей. Тем временем, ООО «Сибирские овощи» получило в общей сложности более 35 млн. рублей за подготовку и удобрение почвы и посев семян на площади около 3000 га земли. Как мы упомянули в начале, такой площадью непосредственно колония не располагает, но арендует «на безвозмездной основе» землю у ЗАО СПХ «Ярковское». То есть Поповцев сам продает семена, сам сеет, сам выращивает, сам убирает – у себя же. Причем в этом году сеял Поповцев вообще в середине июня – это слишком поздно даже для Новосибирска – велика вероятность, что посевы не успеют вызреть. Но вряд ли это может испугать фермеров, которые с сентября по декабрь 2014 года посадили и убрали 94,5 га картофеля, в декабре 2011 года заключили контракт на вспашку более 3000 га зяби (К слову, вспахивается поле обычно осенью – для подготовки к посевам весной. Конечно, возможно, что этот контракт заключен задним числом, но это все еще незаконно, да и вопросы об объемах производства остаются открытыми), а в октябре 2013 убирают ячмень (1570 га).

Зачем колонии такой объем пшеницы, картофеля, ячменя и т. д.? Почему фермерские работы проводятся далеко не в самое подходящее время года? Как удается посеять и собрать урожай осенью-зимой? И вообще, существует ли какое-то реальное производство? Если оно существует, то в каком объеме?

В июне Алексей Федяров посетил владения Поповцева-ЗАО СПХ «Ярковского» — и поля действительно были засеяны. Но это только прибавило вопросов.

— Там поля-то «Ярковского» засеяны, но они уже с серьезными всходами. То есть то, что в мае посеяли, взошло. А все остальное — те же июньские посевы — где они? Я, думаю, что большую часть посеяли чисто на бумаге. 3000 га — это серьезная площадь.

А может быть, производство действительно есть, и объемы действительно такие, просто контракты заключались задним числом – после проведения работ? Это, конечно, тоже не совсем законно, но не так фатально. И в эту версию даже можно было бы поверить, если бы не интересная статистика, сопровождающая фирмы Поповцева.

Битый небитого везет

У Поповцева было 7 основных более менее рабочих фирм. Существовали они в разное время, а некоторые и вовсе предательски мало, но все номинально работали, и все зарегистрированы по одному адресу, исключая те, что на Алтае, но у этих фирм свои истории, об этом позже.

Интересные манипуляции с деньгами и услугами ключевая (и существующая дольше всех) фирма Поповцева начала совершать в 2012 году: ЗАО «Сенчанское поле» предоставляло предприятию Поповцева ЗАО СХП «Ярковское» в аренду всю имеющуюся технику всего за 100 000 рублей в год. Имеющаяся техника это: 8 зерноуборочных комбайнов, грузовой самосвал МАЗ, прицеп, трактор, сеялка, дискатор.

Естественно, если сельскохозяйственное предприятие отдает всю свою технику за такую сумму, его собственные доходы заметно сокращаются, а кредиторы через суд начинают его банкротить, ставят своего конкурсного управляющего вместо прежнего директора, который отдал технику за 100 000 рублей. Этот управляющий проводит проверку и анализ всех сделок. Проводится экспертиза, выясняется, что аренда техники должна стоить не 100 000 рублей в год, а больше 5 миллионов – если быть точными, 5 млн. 236 тыс. 280 руб.


Результаты экспертизы сделки ЗАО «Ярковское» и ЗАО «Сенчанское поле»

Дальше конкурсный управляющий подал в суд на ЗАО СХП «Ярковское» и выиграл – сделку аренды признали недействительной. Кроме того, Арбитражный суд Новосибирской области постановил взыскать с ЗАО СХП «Ярковское» около 7 млн. в пользу ЗАО «Сенчанское поле». С этой суммой ЗАО «Сенчанское поле» начало процедуру банкротства, а ЗАО «Ярковское » продолжило свою деятельность.

Но в 2014 году у Поповцева снова возникают проблемы – на этот раз намного серьезнее. Начинается процедура банкротства его ЗАО СХП «Ярковское». Это происходит, потому что в 2013 году он как глава предприятия взял кредит у ОАО «Россельхозбанк» на сумму более 26 млн. рублей. Что характерно — поручителем при этой сделке стала компания ООО «Овощевод», единственный владелец и директор которой — тоже Поповцев. То есть Поповцев взял кредит и сам же выступил за себя поручителем.

ЗАО СХП «Ярковское» не вернуло деньги РХБ, так что в 2014 году банк активно подключился к процедуре банкротства предприятия бизнесмена.

— Факт заключается в том, что деньги на счет ЗАО «Ярквоское» поступили, и их, как обычно, раскидали по теневым фирмам и вывели (обналичили – прим. Ред.), — говорит Алексей Федяров. — Понятно, что РХБ – структура серьезная, с ней договориться сложно. И уж если она будет банкротить, то будет банкротить серьезно. И можно лишиться и земли, и вообще всего, и много вопросов возникнет (к Поповцеву – прим.ред.) и по другим сделкам. И Поповцев попал бы на серьезные проблемы, потому что, куда ушли почти 30 миллионов, они посмотрят. А это ст. 195 УК (Неправомерные действия при банкротстве), ст. 159 УК (Мошенничество) и в сумме немаленький срок. Поэтому Поповцеву необходимо срочно выкупить этот долг, чтобы выкинуть РХБ из процедуры банкротства.

Почему именно РХБ так важен для Поповцева? РХБ — главный кредитор – так как кредит, предоставленный банком, значительно больше других займов ЗАО СХП «Ярковское».

Порядок действий Поповцева дальше можно посмотреть на сайте госзакупок. В июле 2014 он, точнее его компания ООО «Овощевод», заключает контракт с ИК-2 об оказании услуг по выращиванию моркови, лука, свеклы, огурцов на сумму около 2 млн. руб., в сентябре 2014 года — начинает выращивать для колонии 94,5 га картофеля, а собирает – в декабре. То есть в совсем неподходящее для сельскохозяйственной деятельности время урожай и обработали, и убрали (посадили, кстати, в феврале 2014 года). В сумме за межсезонные манипуляции с картофелем на площади 94 га Поповцев получил от ИК-2 более 14 млн. рублей.

На этом фермеры не остановились, и контракты между ООО «Овощевод» Поповцева и ИК-2 Евсеенко начали заключаться прямо в зиму: октябрь – поставка бочек (более 1 млн. руб.), поставка препаратов средств защиты растений и удобрений (более 10 млн. руб.), декабрь – доставка зерна пшеницы (более 1 млн.руб.), услуги по хранению, сушке, подборке зерна (более 2 млн. руб.) и так далее.

Получается, к середине октября 2014 года ООО «Овощевод» получает от колонии (то есть от ГУФСИН) более 28 млн. рублей и тут же на правах поручителя отдает РХБ долг ЗАО СХП «Ярковское» – те самые 26 млн.. Иными словами, Поповцев, получив деньги от ГУФСИН, тут же оплачивает задолженность одной своей фирмы через другую свою фирму.

РХБ выходит из процедуры банкротства «Ярковского» — предприятие больше ничего не должно банку, зато должно ООО «Овощевод» — фирме, которая становится ключевым кредитором. С этого момента банкротство полностью подконтрольно ООО «Овощевод». И тут Поповцев великодушно прощает себе свои долги.

— То есть Поповцев становится основным кредитором самого себя, — говорит Алексей Федяров. — После чего Поповцев-«Овощевод» заключает мировое соглашение с остальными кредиторами, согласно которому, он прощает Поповцеву-«Ярковскому» 50% долга – и имеет на это право как основной кредитор — и 50% платит всем кредиторам. Кредиторы, конечно, в шоке. А Поповцев снял с себя все проблемы.

ООО «Овощевод» вскоре банкротится, ЗАО СХП «Ярковское» продолжает работу и плодотворно сотрудничает с ИК-2.

Куда уходят деньги

Итак, у экспертов фонда «Русь Сидящая» есть серьезные основания полагать, что бизнесмен Поповцев и начальник ИК-2 по Новосибирской области занимаются отмыванием денег, составляя липовые контракты, связанные с сельскохозяйственной деятельностью – либо всех тех посевов и той продукции, что указаны на бумаге, нет вовсе, либо, что более вероятно, они есть, но далеко не в описываемых в официальных документах объемах.

Тем не менее, в силе остается достаточно резонный вопрос. Зачем колонии производить такое количество продукции? Пресс-центр колонии охотно ответил на этот вопрос: «Произведенная данным учреждением (ИК-2 – прим. ред.) сельскохозяйственная продукция поставляется в большую часть УИС Новосибирской области в рамках внутрисистемного рынка». Иными словами, ИК-2 поставляет или перепродает произведенную продукцию (если она действительно производится) другим колониям.

— Вот есть ИК-2. Она закупает какой-то объем продукции. Но эту закупку, чтобы не показывать ее как договор купли-продажи, разбивают на части: сев, подготовка культивации почвы, закупка семян, закупка удобрений, пестициды, уборка, складирование, переработка, закупка бочек. Вот это все – туман, — говорит Алексей Федяров. — На самом деле, это обычный договор купли-продажи. Они выдают это как производство, но это только имитация производства.

За предоставленные продукцию и услуги колония (ФСИН) платит Поповцеву (ЗАО СХП «Ярковское») деньги, а он, по мнению экспертов, выводит и обналичивает эти деньги через свои теневые фирмы.

— Для этого Поповцев, вероятнее всего, со своими теневыми фирмами с номинальными директорами заключает липовые сделки — когда от «Ярковского» приходят деньги в теневую фирму, она должна в ответ на эти деньги выполнить какие-то обязательства по отношению к «Ярковскому». И начинаются какие-то субподряды, поставка стройматериалов и все такое. Но это формально, на самом деле этого не происходит, это чисто обнальная схема. Потом с этими теневыми фирмами Поповцеву же надо что-то делать – чтобы невозможно было при проверке посмотреть расходы, поймать хвосты и понять, что это чистой воды обнал. Поэтому Поповцев предпринимает меры по ликвидации фирмы, исключению ее из реестра.

Именно поэтому несколько фирм Поповцева были ликвидированы, уже находясь на Алтае – что характерно, они зарегистрированы по одному и тому же адресу. Эксперты предполагают, что на Алтае существует дружественная Поповцеву налоговая, которая без лишних вопросов всего за несколько месяцев ликвидирует его фирмы вместе с долгами — на теневые фирмы пришли деньги в данном случае от контракта с ЗАО СХП «Ярковское», тут же обналичились, а у фирм остались долги, невыполненные обязательства перед «Ярковским». Чтобы об этом нельзя было узнать при проверке, фирмы должны быть ликвидированы.

Не имея доступа к банковским документам, получить сведения о передвижении денежных средств невозможно. Но для правоохранительных органов нет ничего сложного в том, чтобы поднять банковские выписки и посмотреть все, что касается сделок цепи ФСИН-«Ярковское»-контрагенты и здесь уделить особое внимание расходам контрагентов, получавших деньги от ЗАО «Ярковское» — куда были потрачены деньги и в каком количестве.

— Там будет видно, что это чистый обнал. То есть если ты получил 100 миллионов и вывел 100 миллионов на обнальные компании, снял их и в то же время, по бумагам, сделал какие-то поставки, возникают вопросы – а как и что ты поставил, если ты не использовал деньги, не подтвердил свои расходы? Здесь ничего сложного нет, но мы туда уже не сможем сами залезть и посмотреть

***

Казалось бы, есть схема намного проще и безопаснее — если бы, по документам, не ИК-2 закупала колоссального количества семян на выделенные ГУФСИН деньги, а напрямую ГУФСИН, собрав с колоний заявки на необходимую продукцию, закупало бы ее для всех оптом и распределяло. Зачем идти тем сложным путем, который выбрали Евсеенко и Поповцев?

Ответ, как обычно, на поверхности. Все колонии – отдельные учреждения, отдельные юридические лица. Если ГУФСИН закупит и распределит продукцию, то с ней больше ничего нельзя будет сделать, в том числе нельзя ее перепродать. Потому что госзакупка уже была осуществлена, и второй раз ее купить уже нельзя. Поэтому колония делает вид, что она производят сама. В итоге в колонии официально создается такой объем продукции, который ей самой не нужен, и она начинают произведенную продукцию перепродавать другим колониям. В итоге за счет ФСИН финансируются два круга: сначала непосредственно производство, а потом перепродажа.

Таким образом, ГУФСИН, согласно документам, тратит на «производство» продукции в два раза больше, чем необходимо. Деньги за все производимые и оплачиваемые из госбюджета операции получает бессменный бизнесмен Поповцев, инвестирует их в свои фирмы, а потом выводит через свои же теневые фирмы, переведенные на Алтай.

Конечно, экспертов «Руси Сидящей» можно обвинить в клевете и инсинуациях. На этот случай «Русь Сидящая» отправила первому заместителю директору ФСИН России Анатолию Рудому официальный запрос, в котором предложила помощь своих волонтеров в сборе урожая на такой обширной площади — для ИК-2 — что несомненно, должно заинтересовать руководство колонии — ведь своих заключенных колония строгого режима привлекать к работам за пределами пенитенциарного учреждения не может. Это значит, что рабочая сила при таком темпе работы тюремной фермы более чем востребована.

На сегодняшний день какого-либо ответа на запрос получено не было.

Текст: Светлана Осипова

Tagged , , , , .