В следующий раз со скорой не поеду. Умру — значит, умру

28-й день в Омске голодают против беспредела в правоохранительных органах и судах: из 56 человек, объявивших голодовку 27 января, в строю осталось 15. Женщины голодают в доме одной из участниц акции, мужчины — по своим квартирам. На 21-й день голодовки (пьют только подслащенную воду) протестующие перешли на вахтовый метод: неделя через неделю.

Один участник голодовки уже умер — 64-летний Алексей Неделько отказался принимать пищу из солидарности с голодающей женой, и его больное сердце не выдержало на третий день. Соратники по акции говорят, что он просто «не хотел жить» — слишком переживал за сына, которого, как он утверждал, посадили за наркотики по сфабрикованному делу.

Двое других голодающих уже побывали в реанимации. За последние 28 дней карета скорой помощи раз 10 подъезжала к дому 18 по 29-й Северной улице в Омске. Врачи не понимают, почему голодающие, если они не теряют сознания, отказываются от госпитализации. Медики берут с них расписки, предупреждают о возможных тяжелых последствиях для здоровья и уезжают. Зато люди, собравшиеся в квартире Ирины Зайцевой, уверяют, что знают, на что идут. Они требуют немедленной отставки высших судейских и прокурорских работников области.

РublicPost поговорил с 8 из 20 голодающих. У каждого — своя история, но каждый говорит примерно одно и то же: мы не требуем решить дела в нашу пользу, мы требуем справедливого, беспристрастного суда. Они верят, что комиссия из Москвы, которую они уже месяц ждут у себя, сможет им в этом помочь…читать далее…

PublicPost

Tagged .