Новости

Впервые условия в российской колонии приравняли к пыткам

Европейский суд по правам человека впервые признал, что условия содержания заключенных в российской колонии нарушают статью 3 Конвенции по правам человека, которая запрещает пытки и «бесчеловечное отношение» к кому бы то ни было. С 1998 года, когда Россия ратифицировала Конвенцию, ЕСПЧ приравнивал к пыткам лишь условия в российских СИЗО (таких случаев было больше сотни), стандарты для которых на порядок выше.

Дело против России выиграл Сергей Куликов, отбывающий наказание в ИК-5 строгого режима Свердловской области. Написал в Страсбургский суд он еще в 2006 году, еще три года заняло принятие решения о рассмотрении его дела по существу, и только под конец 2012-ого 29-лентий Куликов дождался официального постановления.

Заявитель в числе прочего оспаривал условия содержания в ИК-5, которые, как говорится в жалобе, унижали его человеческое достоинство. Бараки были переполнены – на каждого заключенного приходилось менее полутора квадратных метров пространства (когда положено не менее двух), туалетов начитывалось всего три на 150 человек, не многим больше было умывальников – восемь.

В ШИЗО, куда Куликов переезжал время от времени, места было больше – целых шесть метров на человека, однако температура воздуха редко поднималась выше 15 градусов, а чаще всего была существенно ниже этой отметки. Карцер утопал в грязи и кишел паразитами. Досмотры проходили дважды в день и предполагали полное обнажение, что всякий раз записывалось к тому же на видеокамеру. Посмотреть на это мероприятие звали и женщин, работающих в колонии.

Российское правительство отрицало нарушения, предоставив суду данные об исполнении всех нормативов в ИК-5. Однако позицию государства потопил ответ Генпрокуратуры, данный на запрос ЕСПЧ. Прокуроры подтвердили все факты нарушений, настаивая при этом, что переполненность колонии и прочие неприглядные обстоятельства – не вина администрации колонии. Так уже получилось, а устранить нарушения возможности не было, поэтому по статье о «бесчеловечном отношении» этот случай проходить не может, писали из прокуратуры.

В Страсбурге противоречия в государственной линии заметили сразу, более того, одно письмо из Генпрокуратуры оказалось достаточным основание для признания факта нарушения, как говорится в решении, «фундаментальных ценностей демократического общества». Компенсация Куликова составила 11500 евро, а выплачивать ее будет российский Минфин.

Европейский суд по правам человека признает созданные им же прецеденты в качестве источника права, а значит теперь отсылки к жалобе Куликова будут уместны во всех аналогичных делах против России, особенно, если речь будет идти о том же исправительном учреждении.

Полный текст решения по делу Куликова доступен здесь (англ.).