Закон торжествует

Наталья ФОНИНА

Суд по делу «приморских партизан» признал нарушение следствия

Выдержав небольшу паузу, судья Грищенко, председательствующий в процессе над «приморскими партизанами», сказал, что ставит на обсуждение вопрос об исключении из материалов дела недопустимых доказательств, которые следствие добыло с нарушением закона.

– Давайте обсудим вопрос о признании недопустимыми протоколы допросов подозреваемого и обвинаемого Алексея Никитина, а также протокол проверки показаний на месте.

Как мы выяснили в прошлых судебных заседаниях, адвокат Николаев, участвовавший в следственных действиях, являлся родным братом следователю Николаеву, который работал по делу «партизан» на первоначальном следствии. Адвокат не мог участвовать в деле «приморских партизан», он должен был самоустраниться, но почему-то не сделал этого. Следователь, который в тот момент занимался расследованием, почему-то также не обратил внимания на столь существенное нарушение и не заявил об отводе адвоката Николаева.

Суд не нашел оснований отправить дело на дополнительное расследование. Но я подтверждал, что участие родственников в одном уголовном деле действительно является нарушением. Поэтому я ставлю на обсуждение вопрос о признании протоколов допросов подозреваемого и обвиняемого Алексея Никитина, а также протокола проверки показаний на месте недопустимыми доказательствами, которые получены с нарушением норм уголовно-процессуального кодекса.

Прокурор возражал против того, чтобы исключить протоклы допросов А. Никитина, а также протокол проверки показаний на месте из числа доказательств по делу. Он объяснил свою позицию тем, что следователь Николаев участвовал в следственных действиях только по одному из эпизодов, что когда адвокат Николаев был назначен защитником А. Никитина, следователь Николаев участия по уголовному делу больше не принимал.

Нелли Анатольевна Рассказова, адвокат Алексея Никитина возразила:

– Закон ни в коем случае нельзя подменять домыслами. Язык юриспруденции говорит конкретно об определенных вещах и о том, что является нарушением. В законе не сказано, «если немножко участвовал». В нем написано предельно четко, что родственники не могут принимать участие в одном уголовном деле… В уголовном деле «приморских партизан» имеется постановление о создании следственной группы.

В деле «партизан» имеются постановления о том, что группа дополнялась, но никакого постановления об исключении следователя Николаева из состава следственной группы в уголовном деле нет.

Я хочу дополнить, что к числу недопустимых доказательств относится и явка с повинной (она была написана Никитиным в момент, когда ему назначили адвоката Николаева – прим. авт.). И ее тоже нужно исключить из числа доказательств, которые мы рассматриваем с участием присяжных заседателей.

Но судья прервал адвоката.

– Я поставил на обсуждение только вопрос о признании недопустимыми только ряда протоколов. По поводу исключения явки с повинной А. Никитина вы можете заявить отдельное ходатайство. Никитин, вы поддерживаете мнение своего адвоката об исключении из числа доказательств перечисленных мною протоколов?

– Да, в ОРЧ-4 меня пытали и избивали, – сказал Алексей Никитин. – Адвокат Николаев прекрасно знал, что его родной брат работал по нашему уголовному делу. Но он подписывал документы, которые ему давали в ОРЧ-4. Я считаю, что он осознанно нарушал закон. Он присутствовал на суде, когда в отношении меня избиралась мера пресечения, и, по моему мнению, не оказал мне никакой адвокатской помощи. Я прошу исключить перечисленные вами доказательства, полученные с нарушением закона.

Судья подвел итог, приняв решение об исключении протоколов допросов подозреваемого и обвиняемого А. Никитина, а также протокола проверки показаний на месте А. Никитина.

– Доказательства, полученные в ходе следственных действий с участием адвоката Николаева, признаны недопустимыми. При этом не имеет значения, что на момент участия адвоката Николаева следователь Николаев уже не входил в состав следственной группы. Они не могли участвовать в одном уголовном деле, как написано в УПК. Так написано в законе. Необходимо объяснить присяжным заседателям, что протокол проверки показаний на месте, который, кстати сказать, уже исследовали в суде с участием присяжных, не нужно принимать во внимание. Присяжные не должны при вынесении вердикта принимать его во внимание.

Адвокаты поинтересовались, исключена ли как недопустимое доказательство видеозапись проверки показаний на месте с участием Алексея Никитина, потому, как о ней при сегодняшнем обсуждении недопустимости ряда протоколов ничего не говорили, а ведь она является основной неотъемлемой частью протокола проверки показаний на месте.

Судья подтвердил, что это действительно так: видеозапись проверки показаний на месте является частью протокола проверки показаний на месте и тоже исключена, как недопустимое доказательство, полученное с нарушением закона.

Майя Данияловна Топольскова, адвокат А. Ковтуна, сказала:

– В любом случае, обязанность суда – объяснить присяжным, что видеозапись проверки показаний на месте не следует принимать во внимание при вынесении вердикта. Присяжные заседатели – не профессиональные судьи. Они могут не понять, что видео является частью протокола проверки показаний на месте.