5 мая в Воронеже

"Мне 34 года, и до 2011 года политикой я не интересовался. А потом Путин подписал указ о начале разведки и добычи никеля на Хопре (Воронежская область), что "втолкнуло" меня в экологию и оттуда - в политику"

На фото: Владислав Ходаковский

Мы часто слышим фразу «Вообще-то я вне политики». И мы часто отвечаем, что эта фраза ничего не значит. Потому что в России человек не может быть вне политики, потому что в России политика везде и во всем: в лесу, в детском саду, в школе, в больнице, в горящих торговых центрах, в тюрьмах, в каждом. Человек не может быть вне политики, потому что политика проникла во все сферы жизни. Это подтверждает и текст Владислава Ходаковского, выпускника Школы общественного защитника. Текст о митинге 5 мая, полиции, задержаниях и о том, как в Воронеже, в отличие от ряда других городов, все еще можно добиться оправдательного приговора по административке.

Об авторе

Мне 34 года, и до 2011 года политикой я не интересовался. А потом Путин подписал указ о начале разведки и добычи никеля на Хопре (Воронежская область), что «втолкнуло» меня в экологию и оттуда — в политику. Начал выходить на протестные акции, требовать освобождения политзаключенных, бороться против вырубки парков и т.д. Дважды баллотировался в местные депутаты, но оба раза безуспешно.

Постоянно участвую в каких-то мероприятиях, поэтому пришлось подтянуть свои юридические знания: пошел на второе высшее и окончил юридический факультет РАНХиГС. Знания применяю пока только для того, чтобы в протоколах писать: «на основании 51 статью Конституции РФ отказываюсь от дачи объяснений». Весной прошел Школу общественного защитника, после 5 мая понял, как важно быть защитником на месте задержаний и в суде, т.к. только быстрая и качественная помощь с предоставлением доказательств может помочь защититься от беспочвенных обвинений.

В Воронеже задержали в общей сложности 53 человека, 13 за несанкционированное шествие — во время перехода с одного гайд-парка на другой — а все остальные у ОП №6 (отдела полиции — прим ред) — когда пришли требовать освобождения задержанных. К ОП люди пришли колонной, скандировали: «Отпусти у мы уйдем!», «31 Статья» (ст. 31 Конституции РФ гарантирует гражданам право «право собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование» — прим.ред.) и т.д. К людям вышел сотрудник полиции, пообещал, что всех задержанных отпустят. Потом с теми же словами вышел второй. Люди начали расходиться, казалось, что всё завершилось, т.к. оставшиеся митингующие стояли с флагами около решетки парка и никому не мешали. Но сначала полиция перекрыла дорогу, затем ОМОН начал прижимать протестующих к решетке парка. Начались задержания. Хватали и запихивали в «бобики». Когда всех у решетки задержали, ОМОН пошел в парк, и началась просто охота на всех, кто казался подозрительным. Так и я был задержан: когда задержали всех, кто стоял с плакатами, я пошел в парк, услышал голос полицейского: «и этого забирайте». Что и сделали двое ОМОН-овцев.

Так я попал в ОП, к позднему вечеру получил два протокола, провел ночь в камере, утром нас повезли в суд, где у меня, к счастью, был защитник. Он сразу заявил ходатайство о том, что у меня есть видео задержаний, сделанное с другого ракурса, не из толпы, как записано в протоколе. Судья потребовала принести видео на диске. Всё воскресенье 6 мая я переписывал видео на диски, делал раскадровку, описание и скриншоты с экрана телефона. 7 мая в отношении меня прекратили дело по ст. 20.2.5 КоАП (Нарушение участником публичного мероприятия установленного порядка проведения собрания, митинга, демонстрации), а затем и по ст. 19.3.1 КоАП (Неповиновение законному распоряжению или требованию сотрудника полиции).

Людей с таким же набором статей было еще двое. Оправданы были только я и один журналист.. Ещё один человек был оштрафован на 10 000 по 20.2.5, но оправдан по 19.3, т.к. у него тоже было видео, подтверждающее, что он в момент задержания находился в парке.

Остальные за шествие получили штрафы по 10 000, а те, кто были задержаны у ОП получили штрафы и аресты от 2 до 5 суток.
Последний суд был в пятницу, итог — штраф и 3 суток ареста.

После случившегося всех более менее заметных участников протестных акций начали вызывать в Центр «Э» для «бесед». Несовершеннолетних начали «прессовать» в техникумах.

P.S. Для себя из всего произошедшего сделал вывод: все массовые акции необходимо фиксировать на видео, т.к. это единственный аргумент в суде. В противном случае полиция приносит собственные свидетельства и фото, которые трактуются так, как нужно полиции.

Текст: Владислав Ходаковский

Tagged , , , .