Новости

Ангельское напыление Уголовного кодекса

Из двух зол полагается выбирать меньшее, и, возможно, есть резон в том, чтобы, как предлагает ФСКН, поступиться правом отдельного наркомана отравлять себя, чтобы обеспечить комфорт сотням людей вокруг. Но в России эта идея обречена.

Антинаркотическое законодательство России — самая настоящая «вялотекущая шизофрения». У нас запрещены производство, перевозка, хранение и распространение наркотиков. Запрещено содержать притоны для потребления наркотиков и вовлекать сторонних граждан в подобные развлечения. Даже «пропаганда» наркомании с недавних пор оказалась под запретом. А вот как таковое употребление наркотиков не считается преступлением. Хотя очевидно: не будь рынка сбыта в лице массы наркоманов, производство и распространение дури потеряло бы всякий смысл. Наркоман дает работу массе людей, начиная от безграмотного афганского дехканина, который возделывает опийный мак, и заканчивая полицейским офицером, который «крышует» наркоточку в подведомственном районе. Он покупает криминальный товар и знает об этом. Почему бы ему не нести ответственность наравне с теми, кто распространяет «белый» и «хмурый»? Кроме того, человек в измененном состоянии сознания представляет повышенную опасность для окружающих и для себя самого. То есть, если человек намеренно вводит себя в состояние, в котором он представляет общественную опасность, он должен за это ответить. Поэтому предложение ФСКН в общем не лишено смысла. Но только на первый взгляд.

Виктор Иванов, руководитель Федеральной службы наркоконтроля предложил ввести уголовную ответственность за употребление наркотиков. Главный наркоборец объяснил свое предложение тем, что из-за наркоманов страдают и их близкие, и общество в целом. Также Иванов сделал глубокомысленный вывод, что наркоман способствует криминальной наркоторговле.

«Иванов отметил, что в данном случае угроза уголовного преследования заставит наркоманов лечиться», — пишет газета «Ведомости».

Проблема, поднятая Ивановым, заслуживает внимательного изучения. У прекраснодушной интеллигенции запретительные инициативы власти вызывают неконтролируемую истерику, если только речь не идет об усилении борьбы с русским национал-экстремизмом. Достаточно вспомнить, что во время очередных «наездов» правоохранителей на екатеринбургский фонд «Город без наркотиков» часть — и немалая! — нашей свободомыслящей общественности обильно пускала слезу о судьбе несчастненьких реабилитантов. То, что многие «узники Ройзмана» после пребывания в его «концлагере» благополучно вернулись в общество, а не сгнили от сопутствующих наркоманам заболеваний (что было бы для них наиболее вероятным финалом, если бы они не попали в реабилитационный центр), господа гуманисты предпочитают не принимать во внимание.

Кроме борцов за все хорошее, существует еще влиятельное наркотическое лобби. Это вполне реальные люди: производители и потребители наркотиков, которые стремятся создать вокруг себя комфортную среду и привить обществу «толерантность» к наркомании.

Активность нарколобби невозможно не заметить. Формируется положительный образ наркомании как явления. Все, наверное, видели молодых людей в футболках и шапочках с цифрами «228»? 228 — номер статьи УК РФ (точнее, комплекса статей), карающих за незаконный оборот наркотиков. Судя по тому, что такую символику особенно котируют уроженцы южных регионов, падкие на внешние признаки крутизны, в России «наркоманом быть круто». Лет 10—15 назад в среде пролетарско-криминальной молодежи на Среднем Урале бытовала поговорка «кто не колется, тот лох». Той же цели — продвижению положительного образа наркомании — служит популярная в студенческой среде «конопляная» символика: многие таскают значки и рюкзачки с листком Cannabis sativa, особенно не задумываясь над тем, что это значит.

Конечно, нарколобби не ограничивается распространением значков. Сочиняются околонаучные мифы о том, что употребление «дури» — естественно и нормально. Что для государства лучше и выгоднее было бы легализовать часть наркотиков — это, дескать, выбьет почву из под ног наркомафии, а сами вещества станут дешевыми и безопасными… Чтобы понять, насколько далеки эти сказки от реальности, достаточно вспомнить «курительные смеси»: тот факт, что они распространяются практически легально, не делает их ни дешевыми, ни безопасными.

Набирает движение в защиту «прав» наркоманов. Слово «права» мы вносим в кавычки, потому что право отравлять себя и отравлять жизнь окружающим вряд ли можно ставить выше права на достойную жизнь. Наркотическое лобби активно внедряет в общественное сознание словечко «наркофобия». Само слово «фобия» подразумевает неконтролируемый страх, противоестественную боязнь обыденных явлений. Словом, болезненное расстройство психики, которое надо лечить. В отдельных случаях принудительно. Вот так путем нехитрой цепочки софизмов приходим к выводу, что наркоман — это свободный субъект со свободной волей, а тот, кто настаивает на необходимости его лечения, не совсем полноценный человек.

На самом деле, все эти построения современных софистов разбиваются о практику, точно голова самоубийцы, сиганувшего с небоскреба об асфальт. Достаточно пожить некоторое время рядом с «практикующим», так сказать, наркоманом. Еще было бы неплохо поселить милых, но бестолковых борцов с «фашистской наркофобией» в панельную многоэтажку, где находится наркоточка, то есть квартирка, где продают вещества, и/или наркоманский притон. Пусть насмотрится на неадекватных человекообразных, пусть поспотыкается о бесчувственные тела в подъезде, пусть несколько раз наколется на использованный шприц, пусть разок-другой отдаст все, что есть в карманах, истеричному грабителю… Очень скоро наш гуманист начнет с пеной у рта требовать массовых расстрелов наркоманов и наркоторговцев.

Личная свобода относится к числу непререкаемых высших ценностей. Но, как известно, личная свобода каждого заканчивается там, где начинается свобода другого человека. Стремление обуздать наркоманию — защита всех тех, кто не должен страдать из-за того, что кому-то захотелось кайфануть.

Однако у предложения Виктора Иванова есть как минимум одно слабое место. Если любителям «расширять сознание» будут давать срок за их вредные привычки, то в результате будет в полной мере реализована поговорка «и щуку бросили в реку». Тот, кто представляет себе бытие в местах лишения свободы, знает: там достать наркотики едва ли не проще, чем на воле.

Кроме того, реализация проекта Иванова может застопориться из-за невозможности дать четкое определение понятию «наркотик». Потому что «черная фармакология» не стоит на месте. Регулярно синтезируются новые психоактивные вещества, которые по составу отличаются от известных наркотиков, а, значит, их производство и распространение не образует состава преступления.

Наконец, смелая идея главы ФСКН обречена уже по той причине, что затрагивает интересы серьезных, уважаемых людей. Популярность наркомании в среде государственной и деловой элиты России давно стала общим местом. Вспомните слухи, которые ходили про недавнего «черного демиурга внутренней политики» Владислава Суркова. Многие высокопоставленные госслужащие и крупные предприниматели не прочь расслабиться или взбодриться парой дорожек «ангельской пыли». Разумеется, они не допустят принятия подобных законов. Так что российские наркоманы могут спать спокойно. Главное — не иметь при себе больше одной дозы.

Особая Буква