Анна Каретникова, про угрозы и оскорбления

Вообще-то я не знаю, должны ли мне хамить и меня материть должностные лица различных СИЗО Москвы в присутствии еще человек пяти, но, вы удивитесь, мне всё равно. Есть цель, нет эмоций. Хотите — ругайтесь хоть каждый день, но вы только свои должностные обязанности-то выполняйте. Потому что это была очень мягкая статья в газету. Что за истерика, доктор? Что вы изменили с тех пор? Да практически ни-че-го. Вы получили удовольствие, когда меня послали? Хорошо. Теперь идите лечить людей и соблюдать действующее законодательство. И у меня отпадут к вам вопросы. Не будете, как и раньше? Одной газетой дело не ограничится. По телевизору вас покажем. А на угрозы я реагирую так, что я боюсь. Боюсь, нервничаю, плохо сплю — потом встаю и иду дальше работать. И я тут не одна. Нас довольно много. Хорошо, вы угрожаете мне. Вы с остальными что делать будете? У вас точно настолько большие возможности? А вы честно не понимаете, что статья в газете могла быть другой? И она будет другой, если вы не услышите общественных наблюдателей… Нам есть, что сказать.

Что видим. Заявления больных заключенных не рассматриваются, законы не соблюдаются, обещания не выполняются. Медицинские документы лицам, запросившим их согласно законодательству, не выданы, сроки рассмотрения все прошли, процессуальные права нарушены, лекарств, по словам фельдшера общего корпуса, в аптеке нет, «какая там десятидневная норма?», с воли лекарства, несмотря на это, принимать отказываются даже от тех, кто готов передавать, в нарушение законов врачи ежедневно не приходят даже в больнице, дозваться врача даже в экстренных ситуациях невозможно. И это пустяки как бы. Мне про серьезное поговорить?

Вот реально человек нас не понимает. Ау, вы заморить там всех решили, в больнице СИЗО-1, высокопрофессиональный доктор? Вы объявили Джихад кому? Лично мне? всем членам ОНК? Да ради Бога. Вы зачем объявили его больным заключенным? Где лекарства? Где медпомощь? А мне говорили в другом изоляторе, что когда-то этот доктор был нормальным… еще сравнительно недавно… хотел лечить людей. Заступался за заключенных. Ух ты, что власть с людьми делает…

Где палочка парня, который просит ее больше четырех месяцев? Где меддокументы тех, кто об этом попросил? Почему вы человека с травмой глаза осмотрели, НЕ СНЯВ С НЕГО ОЧКИ? Что у вас там больной с онкологией в 4-й стадии месяц делает? Кровавое полотенце фельдшерам демонстрирует, когда к нему вечером при открывшемся горловом кровотечении никто на вызов не пришел? А как у вас СПИД 4-Б в больнице в 4-А за месяц превратился? Вы науку повернули вспять? Я попрошу, чтоб вам выдали Нобелевскую премию. Напишу в нобелевский-шнобелевский комитет.

И тут приходит такой доктор Самсон Валерьевич Мадоян, СИЗО-1. Доктор Мадоян сердит на меня за то, что его дразнят теперь в СИЗО «Мадоян — четыре тысячи» (я сегодня сама слышала, факт, дразнят). Хорошо, что четыре. А не, например, восемь. Или восемьсот. Такие расценки тоже бывают, да? ой нет, это я что-то перепутала, в телефоне сильно фонило. Расценок не бывает вообще. Мы не пишем об этом в газеты. Вот как решился вопрос с парнем, который просил ему выдавать бесплатный инсулин? Сейчас расскажу.

Его тотчас после обращения к членам ОНК кинули в инфекционное отделение больницы, первый этаж корпуса 6, в котором, на взгляд многих членов ОНК, вообще держать больных заключенных нельзя, оно не соответствует никаким нормативам и стандартам. По нашей просьбе, членов ОНК, после актирования происходящего там закрыли несколько камер, но некоторые еще остались. Очень жаль. Надо зайти еще.

И парню объяснили: если ты хочешь инсулин бесплатно, будешь сидеть здесь. Хочешь обратно на общий корпус на нормальные условия содержания в свою камеру — скажешь, что тебе местный инсулин не нужен, хочешь только тот, что мама с воли передала. И что претензий никаких не имеешь. Он сказал. А вот мы не промолчим.

Я напоминаю, цена этого инсулина на месяц — четыре тысячи. ЧЕТЫРЕ! Четыре прописью. Классно, это кому-то важно. Кому-то и пачка дорогих сигарет важна. Я за 4 тысячи вообще никуда не пойду, я ленивая.

Формальная отмазка такая: нельзя давать шприц в общую камеру общего корпуса. С ума сойти. В общий корпус нельзя, а в общую камеру больницы — можно. Да ну? А не может быть? А в каком нормативном акте это написано? Пусть доктор ответит. Делаем официальный запрос. Подсказывать не будем, где вы ошибетесь.

Доктор, на общем корпусе существует медчасть. Если вы не хотите давать шприц в общую камеру — вызывайте обвиняемого в медчасть. И пусть ему там делают инъекции инсулина пять раз в день. Вот пять раз и вызывайте. Медперсонала не хватает? Решите этот вопрос как-нибудь. Парень с диабиетом за ваши сложности 4 тысячи платить не должен. Есть законы России и Москвы о том, что инсулин выдается инсулинозависимым БЕСПЛАТНО. Да зачем доктору законы? У него, видимо, какие-то свои возможности и своя правда. И четыре тысячи сверху кому-нибудь. Доктор, вам?

О чем-то подобном я услышала сегодня. И всякую матерщину, угрозы и хамство. Нет, вы будете лечить людей. Вы клятву об этом давали. Нет, вы будете соблюдать действующее законодательство. Нет, что-то случится со мной — придут десять других. Я на это надеюсь. Я в это верю. Спасибо. Готовы к конструктивному взаимодействию. Мы к вам часто приходим, и мои координаты вы знаете.

И эту песню я посвящаю доктору больницы СИЗО-1 Самсону Валерьевичу Мадояну. Вот как оно бывает в СИЗО-1. очень метафорично.
Думаю, эту песню Самсону Валерьевичу могли бы спеть его больные заключенные.
Явилось начальство, пришел Мадоян — и вечную память пропели. (с)
А ведь, говорят, вы были нормальным врачом в Бутырке…
http://megalyrics.ru/lyric/ddt/raskinulos-morie-shiroko.htm

А куда делись зарегистрированные месяц назад заявления больных на имя господина старшего лейтенанта внутреней службы Мадояна — будем выяснять. Режим вообще говорит, что передал. Будем соблюдать закон. А чего — месяц прошел, какие там сроки рассмотрения? Да ничего, что люди уже этапитрованы. Заявления в работе. 

А следующий пост я вынуждена буду посвятить режиму в СИЗО-1. Мы устали.

Анна Каретникова