Анна Каретникова: СИЗО-3

СИЗО-3, сегодня по поручению нашего ответственного секретаря мы поехали с коллегой Сорокиным в СИЗО-3. По обращениям граждан, но у нас же так не бывает, мы же посещения проводим комплексно, нет, мы не пройдем мимо карантина, пищеблока и прогулочных двориков. А сколько еще объектов остается неохваченными… Чем можем.

Большая признательность тем, кто встретил и сопровождал нас сегодня, в частности — дежурному и сотруднику службы тыла. Безупречно этичное поведение в общении с членами ОНК Москвы, помощь в проведении посещения, живой интерес к тому, что мы услышали в камерах. И знаете, я думаю, что это — не потому, что УФСИН России по Москве всем разослало письмо еще раз изучить ФЗ-76 и кодекс этики сотрудников, поскольку мы жалуемся, и до конца июля доложить, нет. А просто некоторые люди вежливы и умеют себя вести. И очень хочется, чтоб их стало большинство. А может, их большинство и есть. И если людей не накручивать, то они видят, что мы, общественные наблюдатели, ни с кем не воюем. Мы обозначаем проблемы и предлагаем решать их вместе. Чем можем — помогаем. Вы все это знаете.

А что мы жалуемся — вот сейчас открою тайну: насколько я помню, лично я ни разу не пожаловалась официально на неэтичное поведение в отношении членов ОНК со стороны какого-либо сотрудника следственных изоляторов Москвы. Я в группе коллег писала жалобы на неэтичное поведение со стороны конкретного сотрудника управления. Уж не знаю, что писали другие коллеги: я знаю многое, но не всё на свете. Так что вот это мне письмо про этику — его автору себе надо было написать. А не сотрудникам изоляторов. Очень иногда полезно — написать себе письмо: веди себя прилично. Делаю так иногда. Ну, на всякий случай, чтоб не забыть. Хорошо писать письма самой себе. Да? Товарищ помощник по правам…

В прокуратуру и ФСИН мы написали, да, по поводу конкретных сотрудников СИЗО-3, но не на этические нарушения, а на то, что, извините, нам не дали через КПП лекарства пронести. Так мы обещали, что это напишем. У меня коллега — после инфаркта, вы с какой стати не даете проносить лекарства? Кто это разрешил? Вот мы и просим разобраться, кто разрешил.

Сегодня не было ничего такого, слава Богу, хоть мы подготовили нормативную базу и болванки актов как раз для процедуры незаконного досмотра с волшебным «от подписи отказался». Ведь как аукнется — так ответится. Спасибо большое, что не было, посещение было проведено позитивно и конструктивно.

А то тут в СИЗО-1 уважаемый сотрудник заходит в кабинет руководителя и громко так: «Члены ОНК прибыли. Разрешите заводить?»

Заводить, заводить, заводить. Прямо в соответствии с Приказом-189 хочется руки за спину сделать, а то, при движении-то в сопровождении и при конвоировании. Сделаешь — скажут, что издевалась. А «заводить» нас — нормально, прилично? Мы сами заходить умеем, спасибо. Не надо нас конвоировать и «водить». Мы не ПОО, а представители органа контроля.

О руках назад. СИЗО-3. В прогулочных двориках — цементная пыль. Люди, содержащиеся под стражей несли с собой, как водится, на прогулку бутылки с водой, чтоб можно было нормально гулять. Чтоб пол полить. Чтоб пыль эта не взметалась. Товарищ капитан внутренней службы им сказал: не дЕржите руки за спиной? Отлично, камера прогулки лишилась. Идите все обратно. Странно. Товарищ капитан, если уж ему так хотелось, мог составить рапорт. О нарушении. Нет, он лишил камеру права на прогулку. И это происходит, по словам ПОО, не в первый раз. Не надо, наверное, так делать. Сделайте нормальное покрытие пола во двориках — и не надо будет тащить туда воду. И все будут держать руки за спиной при движении.

Будем банальны. Необходимо доводить до заключенных их права. Карантин. В камерах обнаружено отсутствие ручек, бумаги, книг, тапочек, нижнего белья. О своем праве попросить всё это заключенные не знают. Хоть некоторые содержатся более пяти суток. У нас сейчас все наши главные проблемы в воспитательную службу утыкаются. И отчасти — в режимную. Поместите, пожалуйста, в карантинные камеры образцы апелляционных жалоб. Вообще поместите туда образцы обращений. Ну, вы знаете. Мы не сойдем с этой темы. Она — очень важная и стратегически значимая.

Часы есть в прогулочных двориках. Здоровенные. Фиг такие сопрешь… Ну и здОрово. Теперь еще ведра мусорные хорошо бы во дворики поставить. И разобраться наконец с покрытием пола.

Ой, есть еще один зампотылу, оказывается, который полагает, что выдача белья и тапочек при отсутствии собственных — не требование закона, а акт милосердия. Ой, не говорите так никогда. Ой, читайте законодательство. Ой, в камерах люди просят тапочки и трусы. Они называют их «трусселя». Выдайте. Не акт милосердия. Нам странно, что эту тему управление до СИЗо не довело. А зачем тогда нужны ответственные по правам человека?

Обнаружено отсутствие запаса иголок. Ни одной иголки не обнаружено. Говорят, все сломались. Надо создать запас.

Заключенные в камере прямо моими словами излагают необходимость выдачи конвертов для оповещения близких. Пора мне садиться и об этом писать. Приглашаю всех посодействовать. Это в Минюст, наверное.

Устала, спать хочу. Пару слов еще скажу о коллеге. Сергей Егорович Сорокин, один из лучших наблюдателей. Мало с кем мне так удобно работать. Приехал сегодня в СИЗО с больной ногой, а мог бы позвонить и отказаться. Не позвонил, приехал. Таскает по этажам мой пакет, от веса которого у меня норовит начаться кровотечение из всех мест, из которых оно вообще бывает. Ну, так нам же запрещено проносить электронные носители на территорию учреждений… Почему запрещено? Кем? Разберемся. А пока Сергей Егоровичи таскает мой пакет, собирает мои бумажки, в любой нужный момент сует мне нужную (из пяти) тетрадку и запасную ручку. Не ошибается. Только он не статист. Наблюдения и соображения Сорокина — покруче моих стандартных соображений. Он всё видит и ничего не забывает. Хочется сказать «спасибо» и респект. Мне всегда есть, у кого поучиться.

И о фотографиях. СИЗО-3 всегда славится своим нормотворчеством, он покруче Государственной Думы. Это в каком же следственном изоляторе за последнее столетие был организован теракт? А оказывается, вот почему в СИЗО нельзя проносить свертки и дипломаты. Да не может быть! Выходим с сотрудником из учреждения, обращаем его внимание на данную несуразицу. Он: да, в СИЗО терактов раньше не было. Но кто ж думал, что и в Москве дома взрывать будут? Хм… говорим: а на случай метеоритного дождя в СИЗО-3 ничего не предусмотрено? А то тоже можно у следователей и адвокатов всё отобрать и препятствовать их работе. Вдруг метеоритный дождь пойдет и одним метеоритом в СИЗО-3 попадет точно. А тут у людей — свертки и дипломаты. А закон соблюдать не пробовали и ничего от себя не выдумывать?

Вторая фотография — очень хорошо. Может, хоть Анастасия Николаевна Чжу перестанет с телефона мобильного с режимной территории по личным делам звонить. Несмотря на неоднократные замечания общественных наблюдателей. Не проносим — значит, все не проносим. Вот мы — не проносим. Я иногда интересные слова слышу, вот звонила сегодня по поручению ответственного секретаря супруге бывшего сотрудника, услышала интересные фразеологизмы — «понтование» и «королевничание». Давайте все не «понтуемся» и не «королевничаем» на режимной территории. Телефоны сдаем. Хоть это и неудобно. Но закон — один на всех.

Устала. Вчера написала 8 (восемь!) писем в различные инстанции касательно соблюдения прав ПОО и наблюдателей. Я всё помню, что обещала.

Думаете, закончилась моя рабочая неделя? Нет. Мы продолжим. Работаем, как все.

Песенка на ночь. Важная. http://iplayer.fm/q/%D1%8E%D1%80%D0%B8%D0%B9+%D1%88%D0%B5%D0%B2%D1%87%D1%83%D0%BA+%D1%81%D0%B2%D0%BE%D0%B1%D0%BE%D0%B4%D0%B0/

Анна Каретникова