Новости

Бесчеловечные клетки

В июле этого года Большая палата Европейского Суда по правам человека вынесла свое постановление по делу «Свинаренко и Сляднев против России», которое – если будет надлежащим образом исполнено – может иметь большие последствия для облика российского уголовного правосудия.

Заявители пожаловались на то, что, будучи подсудимыми, находились в железной клетке. Их судил суд присяжных, однако выводы Большой палаты имеют значение для любого человека, оказавшегося не просто на скамье подсудимых, но и в клетке.

Несмотря на то, что устройство с металлическими прутьями в российских подзаконных актах именуется «защитным ограждением» или «барьером», Европейский Суд назвал вещи своими именами и подчеркнул, что речь идет именно о клетке.

Не сомневаясь в том, что порядок и безопасность в зале судебного заседания очень важны для надлежащего отправления правосудия, Большая палата единогласно сочла помещение подсудимого в клетку бесчеловечным обращением, так как унижает его в глазах общественности, а потому несовместимо со стандартами цивилизованного поведения в демократическом обществе и оскорбляет человеческое достоинство.

При этом Европейский Суд по правам человека сослался на соображение Комитета по правам человека, который ранее в этом году по делу «Пустовойт против Украины» пришел к аналогичному выводу, а также на формирующийся в отношении недопустимости использования клеток в залах судебных заседаний европейский консенсус (другие постсоветские страны, до сих пор использующие клетки, в том числе Армения и Грузия, постепенно от них отказываются).

Европейский Суд отметил, что заявители по делу не проявляли никакой агрессии, однако – учитывая абсолютный характер запрета бесчеловечного обращения, предусмотренный статьей 3 Конвенции – можно предположить, что, даже если бы дело обстояло иначе, это не повлияло бы на сделанный в Страсбурге вывод, и от клеток, чтобы не нарушать Конвенцию, вообще следует отказаться, используя другие как технические, так и процессуальные методы воздействия на тех подсудимых, которые ненадлежащим образом ведут себя в зале судебного заседания.

Европейский Суд также упомянул, что клетки могут представлять собой проблему с точки зрения права на судебную защиту. Действительно, у подсудимых в клетке (как, кстати, и в аквариуме) зачастую нет реальной возможности полноценно и эффективно участвовать в судебном заседании, например, изучать материалы дела, делать пометки, общаться с защитой. Страсбургские судьи вспомнили в этой связи свое старое английское решение, в котором заявитель, помещенный за стеклянную перегородку, жаловался на плохую акустику, помешавшую ему реализовать свои процессуальные права (по тому делу с учетом его фактических обстоятельств было установлено отсутствие нарушения Конвенции), рассмотренное именно с позиций права на справедливый суд.

Так или иначе, выводы Европейского Суда по правам человека достаточно ясны. Дизайн российских залов судебных заседаний по уголовным делам должен быть пересмотрен. Являющиеся до приговора суда (а, возможно, и после него) невиновными люди должны, во-первых, оставаться людьми и восприниматься в качестве таковых, а не становиться зверьми или рыбами, во-вторых, им должна предоставляться возможность не просто сидеть и слушать, а осмысленно и полноценно участвовать в судебном заседании. Престиж российского уголовного правосудия – в том числе визуальный – от этого в конечном итоге только выиграет.

Zakon.Ru