Борзые щенки

В российском законодательстве собираются серьезно расширить понятие «взятка». И включить в него получение чиновниками не только материальных благ, но и нематериальных, например, продвижения по службе. Без этого наша экономика продолжит терять миллиарды недополученных доходов, которые пригодились бы в условиях замедления темпов роста ВВП, считают в Госдуме.

Такие поправки в Уголовный кодекс подготовил и предлагает внести в нижнюю палату парламента депутат Госдумы Олег Михеев. Сам законопроект имеется в распоряжении редакции «РГ».

Что планируется поменять?

Взяткой хотят сделать получение чиновниками вообще любых нематериальных благ и преимуществ, а не только ценных подарков и денег в конвертах, отмечает автор документа. «То есть закрепить понятие взятки как подкупа путем выполнения работ, оказания услуг, предоставления преимуществ», — уточнил «РГ» Михеев. Таким образом, само это понятие в нашем законодательстве существенно расширяется. Зато штрафы за «нематериальную» мзду планируется ввести самые что ни на есть реальные. Их градация — от 25 тысяч до 500 миллионов рублей, эти суммы пропишут в УК. Международной практике такая новация будет полностью соответствовать, считает депутат.

«Российская экономика ежегодно теряет сотни миллиардов долларов из-за коррупции. А это не только прямые убытки государства, но и препятствия, устанавливаемые чиновниками для бизнеса. Полагаю, что ситуацию надо радикально переломить», — сказал Олег Михеев.

По его словам, сейчас взяткой могут быть часто нематериальные блага. Спектр получается широкий: от продвижения по службе и хороших отзывов перед руководством вплоть до оказания интимных услуг, походов в рестораны.

Действительно, взятки пухлыми конвертами уходят в прошлое. «Роль нематериальных благ за побочные услуги растет», — говорит доцент кафедры теории и практики госуправления НИУ «Высшая школа экономики» Павел Кудюкин. Прямой статистике взяться неоткуда, но рост просторов фантазии для получения преференций — налицо, — говорит он. Поэтому с расширением понятия «взятка» Кудюкин соглашается. «Надо четко обозначить, что и такие явления — это коррупция. Минус в том, что таких взяткополучателей трудно будет отлавливать», — отмечает он.

В мире с такими явлениями справляются. «Но за рубежом такие вещи обычно называют «конфликтом интересов». И жесткие ограничения не только приема подарков, но и услуг в мире имеются», — говорит Кудюкин. Автор законопроекта тоже ссылается на зарубежный опыт. Законы американского штата Калифорния определяют взятку даже как «обещание» или «обязательство». В Канаде за «иные блага», а не только материальные, также светит срок. «Во всех странах, которые подписали конвенцию ООН против коррупции, нематериальные виды взяток давно стали официальными формами коррупции», — подтверждает председатель Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов.

С чем могут возникнуть проблемы, так это с собираемостью штрафов за нематериальное взяточничество. Его еще нужно доказать, говорит Павел Кудюкин, а это не всегда просто. Нелегко будет и оценить в денежном эквиваленте нематериальную взятку, опасается он. По мнению Кирилла Кабанова, стоит ввести в Гражданский кодекс понятие «фактического владельца», чтобы искать имущество взяточника у его «бабушек» и «дедушек». И четко прописать, как рассчитывать размер такой взятки, чтобы не было кривотолков, добавляет он.

В чем сходятся эксперты, так это в том, что проблему коррупции, в том числе и таким способом, необходимо решать. В противном случае — страдает экономика. «Потери — по данным Счетной палаты, порядка триллиона рублей на одних только госзакупках. Поэтому принимаются меры, инициируемые президентом и правительством: в рамках Открытого правительства создаются различные системы независимого контроля над госпроектами», — отмечает Кабанов. По словам Кудюкина, часть предпринимателей в России платит взяток на сумму, схожую с уплатой налогов в бюджет. Сколько в итоге теряет казна — подсчитать нетрудно.

Российская Газета

Tagged .