Новости

Четыре года под отчет

Финансовому рынку расписали ответственность за фальсификацию

Как стало известно «Ъ», уголовная ответственность за фальсификацию отчетности, над введением которой для руководителей банков чиновники бьются несколько лет, может быть распространена на топ-менеджеров и бухгалтеров всех финансовых компаний. Участники рынка предупреждают, что иногда будет трудно отличить фальсификацию от ошибки.

Норму о лишении свободы руководителей финансовых организаций за фальсификацию отчетности предлагается ввести в поправки к Уголовному кодексу (УК), который должен быть дополнен ст. 172.1 «Составление и представление недостоверных учетных и отчетных документов финансовой организацией». Этот законопроект, с которым удалось ознакомиться «Ъ», разрабатывается Минэкономики при участии Минфина, Минтруда, ФСФР, ПФР, АСВ и ЦБ в дополнение к проекту закона о гарантировании средств пенсионных накоплений. За внесение заведомо неполных или ложных сведений в отчетность, сокрытие информации, а также представление недостоверных сведений в ЦБ, их публикацию и раскрытие предлагается наказывать штрафами в 300-700 тыс. руб., ограничением свободы до трех лет, либо лишением свободы на срок до четырех лет со штрафом.

Уголовную ответственность за фальсификацию отчетности планируется распространить на всех участников финансового рынка — банки, страховые организации, НПФ, профессиональных участников рынка ценных бумаг, управляющие компании инвестфонда, паевого инвестиционного фонда и НПФ, клиринговые организации, товарные и валютные биржи, а также кредитные потребительские кооперативы.

Наказание предусматривается для руководителей и лиц, ответственных за ведение бухгалтерского отчета и подготовку отчетностей в этих финансовых организациях. «Поправки к УК обусловлены тем, что есть недобросовестные организации, которые сознательно подделывают отчетность,— пояснил «Ъ» замдиректора департамента корпоративного развития Минэкономики Ростислав Кокорев.— Факт фальсификации часто обнаруживался в тех организациях, которые привлекали средства граждан, а затем становились банкротами. При ужесточении наказания есть шанс спасти деньги клиентов».

Наиболее полную картину ущерба, который может причинить фальсифицированная отчетность, ранее представлял ЦБ по банковскому рынку. Так, зампред, директор юридического департамента Банка России Сергей Голубев говорил, что за 2010-2012 годы 86% банков, лишившихся лицензий, фальсифицировали отчетность. Соответственно и уголовную ответственность за недостоверную отчетность на российском рынке начинали вводить с банковского сектора. В ноябре 2012 года «Ъ» писал о том, что профильные министерства и ведомства (Минфин, Минэкономики, ЦБ, АСВ и МВД) после нескольких лет работы согласовали поправки к Уголовному кодексу, предусматривающие лишение свободы для руководителей банков и лиц, ответственных за подделку финансовой отчетности (см. «Ъ» от 27 ноября 2012 года). Однако с тех пор статус этих поправок так и не изменился. Источники на банковском рынке указывают, что при обсуждении поправок правоохранительные органы выражали недоумение — почему уголовная ответственность предполагается исключительно для банков: по мнению МВД, ее нужно распространить на все публичные компании с большим числом кредиторов.

Представители компаний, на которых потенциально распространится действие новой статьи УК, признают, что фальсификация отчетности является проблемой и вне банковского сектора. «Есть компании, которые накачивают собственные средства пустышками, чтобы формально соответствовать требованиям регулятора»,— говорит президент Национальной лиги управляющих Дмитрий Александров. «Настрой авторов законопроекта можно понять, поскольку вред от введения в заблуждение регуляторов и клиентов очевиден»,— отмечает исполнительный директор НПФ «КИТ Финанс» Антон Шпилев.

Впрочем, с правоприменительной практикой новой нормы могут возникнуть серьезные проблемы, считают эксперты. У управляющих могут возникнуть проблемы с оценкой активов — если буквально вчера бумага стала дефолтной и непонятно, как ее оценить, указывает господин Александров. По его словам, изменить ситуацию с отчетностями одним законопроектом невозможно, есть масса неточностей, в том числе, в законе об оценочной деятельности. «Если искажение информации и введение клиентов и инвесторов в заблуждение является умышленным, то наказание должно быть максимально строгим — вплоть до тех мер, которые предлагают разработчики законопроекта,— говорит гендиректор компании «Сбербанк Страхование» Максим Чернин.— Но нужно отличать фальсификацию от ошибки». «Необходимо четко оговорить, что именно является искажением информации и в каких случаях оно совершалось специально»,— соглашается Дмитрий Александров.

КоммерсантЪ