«Дело библиотекаря» набирает обороты

Адвокат Иван Павлов о нюансах дела против Натальи Шариной и о том, что власть хочет показать этим процессом

По делу директора Библиотеки украинской литературы Натальи Шариной в качестве свидетелей начали допрашивать ее сотрудников. Им запрещают обращаться за помощью к адвокатам и оказывают на них давление. 29 октября дома у женщины и в библиотеке прошел обыск, в результате которого было изъято несколько книг. Наталью обвиняют в возбуждении национальной ненависти и вражды (часть 2 ст. 282 УК РФ). Сейчас директор библиотеки находится под домашним арестом, но и эту меру пресечения адвокаты петербургской «Команды 29» считают незаконной. Адвокат Иван Павлов о «деле библиотекарей», как его теперь называют правозащитники.

Дело тянется с 2010 года, просто оно то закрывается, то возобновляется снова. Каждый обыск приносит все новые и новые плоды. И чем больше будут копаться в библиотеках и музеях в условиях нашего нынешнего законодательства, тем больше подобного рода дел будет возбуждаться. Очень сложно сказать, что сейчас хочет показать власть такими действиями. Сейчас происходит странная ситуация: запущенный маховик войны дает определенные плоды, даже когда сверху звучит команда «отбой». Система-то очень инертная. И именно поэтому мы можем наблюдать разного рода эксцессы. Но с другой стороны, если все это на самом деле так, наверху должны, видя, что здесь у нас происходит, прийти к определенным выводам и послать сигнал. Пока мы этот сигнал не слышим, поскольку эскалация продолжается. Начинают дергать других сотрудников библиотеки, и очень жестко дергать. Запугивают свидетелей, не дают воспользоваться услугами адвоката. Как только мы узнали об этом, наша команда сразу предложила помощь всем сотрудникам библиотеки.

Обвиняется Наталья в хранении нескольких книг, однако, по словам адвоката, точный перечень изданий так и не был назван. Одна из книг, найденных у Шариной, – работа Дмитро Корчинського. Это издание внесено в реестр Минюста, но непонятно, где его нашли и нашли ли вообще. Две другие – это книги авторов, чьи другие издания внесены в список экстремистской литературы. Но неясно, находились ли реально эти издания у Шариной, так как у «Команды 29» есть определенные претензии по поводу обыска. Есть свидетели, которые уверены в том, что некоторые книги были подброшены.

Наталья Шарина

Дело в общем-то вписывается в мое представление о сегодняшнем положении дел в стране. Единственное, что я могу делать – это противостоять этому, находясь на своем месте и используя свои профессиональные навыки. «Команда 29» будет доказывать, что данный вид меры пресечения в виде заключения под домашний арест для Натальи Шариной является абсолютно незаконным.

Карина Меркурьева

Tagged .