Дело Николая Куделко. Время – удивительное явление. Его так мало, когда опаздываешь и так много, когда ждешь…

Мне очень часто задают вопрос : « Было ли мне страшно  в те три года , когда Николай был в СИЗО, и что было самым страшным?»

Ужас и беспомощность – это те чувства, которыми я жила в первые  дни ареста Николая. Заключение под стражу — огромнейший стресс не только для каждого обвиняемого  , но и для всей его семьи. Раньше   я никогда  не сталкивалась  с российской правоохранительной системой ,  была женой успешного  предпринимателя, и   наивно верила  в справедливость российского закона, была убеждена , что живу в правовом российском государстве.

 Тяжким жизненным ударом был для меня , конечно, день вынесения приговора .  Шесть лет , и одним махом судьей была разбита таившаяся в глубине сердца надежда на освобождение Николая. Это было дикое чувство  безысходности : когда отчаяние разрывает тебя  на части от несправедливости  . В день приговора в один миг на мои плечи свалилось столько ужасного и непостижимого, что у меня не было сил вместить всё это в себя, в свою голову. Когда понимаешь каковы перспективы и думаешь о том , как  жить со всем  этим . Душевные страдания  и переживания всегда кажутся долгими, если им вдобавок еще сопутствует страх.

Были жуткая тревога и  нервное смятение  перед кассацией . Нет ничего страшнее неизвестности. Тогда мне, жене арестованного  предпринимателя , попавшего в жернова российской правоохранительной и судебной системы, за три года   полностью приоткрылись все суровые  реалии совсем иного  мира , о существовании которого я имела  абсолютно ошибочное представление: «Оправдательные приговоры в России составляют менее 1%,  а условия содержания в изоляторах и лагерных зонах — за пределами цивилизации». Тогда я уже четко знала   о реалиях содержания в СИЗО : о ужасной скученности, постоянном смраде, непроходящем запахе пота,  тяжёлом смоге  , когда все практически курят , без вентиляции , когда  дышать трудно и не хватает воздуха, а зимой –морозильная камера, летом —душное пекло , когда вокруг живность —  клопы , тараканы и мыши, когда отвратительная еда и нехватка витаминов , сильные стрессы и  внутренние переживания за личную  судьбу и родных оставшихся на свободе, а вдобавок , в любой момент можно умереть . Боль потерь  , утрат  почти всегда настигает внезапно , и  к этому  никак нельзя подготовиться.

Возможно , человек страшится только того, чего не знает.

Страх , ужас и беспомощность, безысходность и отчаяние , кошмар и непостижимость от увиденного – все это я испытала сразу , в один день – черный день календаря  – 29 марта 2010г.

За те длинных , жутких три года я , конечно, в Москве привыкла ко многому  , но такое…

В тот понедельник , 29 марта 2010г., в Мосгорсуде была назначена кассация по делу Олега Рощина, я как обычно собралась поддержать Юлю Рощину  , боясь опоздать к заседанию, поехала ранним утром на метро в Мосгорсуд. Красная ветка метро… Вдруг, громкий хлопок , от которого заложило уши , взрыв и  сильная вибрация. В момент взрыва все стали с ужасом переглядываться. По счастливой случайности я  не пострадала : во время взрыва я поднималась по эскалатору  на переходе с «Кузнецкого моста» на станцию «Лубянка» . Вдруг  по громкой связи объявили , что все должны покинуть вагоны и подняться в город: «Пользуйтесь наземным транспортом», « Поезд дальше не следует , просьба освободить вагоны» , затем постоянно повторяли: «Уважаемые пассажиры! По техническим причинам поезда идут с увеличенными интервалами. Пользуйтесь наземным транспортом или другими станциями». Повалили густой дым и гарь. Было много дыма и запах- такой резкий :горелого пластика,  жженых волос, крови . Увиденное мной в те жуткие минуты – невозможно описать словами.      Меня буквально внесли вверх на эскалатор, была ужасная давка. Когда я оказалась на улице , там уже бегали  сотрудники метро , спасатели, подъехали пожарные, милиция: подносили первых раненых, вытаскивали тела и грузили в машины «скорой помощи»  . На улице тысячи человек , одни в растерянности стояли, другие в панике куда-то убегали. Не помню , как   поймала машину и добралась до Мосгорсуда.

О том, что было дальше,   Юля Рощина написала в своем блоге: «29 марта 2010 я пригласила родственников, родных и близких, чтобы все  своими собственными глазами увидели  и услышали,  как вершиться правосудие в России. Однако к 10:00 никто не приехал. Как известно Мосгорсуд находится у станции  метро Сокольники, что на красной ветке. Все ехали по направлению к Сокольникам, понятное дело, практически все пострадали от  произошедшего этим днем теракта на Лубянке и Парке Культуры. Слава Богу, все живы и здоровы, всего лишь малость: у кого-то отравление дымом, кого-то давили, мяли, пихали, кто — то видел лужи крови, кто — то галопам бежал от метро в неизвестном направлении, пока не сообразил, что нужно остановиться. В итоге к назначенному времени пришла только Лариса Куделко. Очень боевая женщина  стояла у стены, глаза были пусты, молчала. — Что произошло, Лариса? — Я не знаю, кажется, теракт – тупо, глядя вперед сказала Лариса. Выражение лица было обездвижено эмоциями. Не понять то ли радость, то ли грусть, толи смех, то ли плач. Вошли в зал. Осужденных не привезли, хотя во всех жалобах на это указывали, что хотим быть в зале суда. На экране появилась Инна Борисовна. Связь ужасная, ничего не слышно, голос доходит с опозданием, эхо отдает. Если в таком режиме проходят видеозаседания, то у осужденных нет ни одного шанса не то что на оправдание, а даже на то, что тебя просто выслушают. Благо адвокат Черноусов повернул течение этой тухлой реки вспять, и заседание перенесли на неопределенный срок. На момент 29 марта 2010 года ФЗ 60  был на стадии 3 чтения. Согласно этому закону уже принятого и подписанного президентом Медведевым 13 апреля 2010 года 511 преступлений по 174 статье, легализация и отмывание доходов просто отваливалась, 426 по 188 статье контрабанда отваливалась бы полностью, так как сумма ущерба не превышала 1 500 000 рублей. Мы с надеждой ждали следующего заседания суда, зная, что все предпосылки для битвы с правосудием у нас есть, более того они подкреплены подписью Медведева. Все прошло быстро, стали выходить , тут то и стал подходить обескураженный народ, те кто побывал в аду.» http://www.true-justice.net/?p=4695#more-4695

Позже , в СМИ скажут и напишут , что в тот день , 29 марта 2010 года , « произошло два взрыва : первый — раздался на станции метро «Лубянка» , второй –   произошел на станции «Парк Культуры» . Мощность взрывного устройства, сработавшего на станции «Лубянка», составила до 4 килограммов в тротиловом эквиваленте, а на станции «Парк Культуры» — до 2 килограммов в тротиловом эквиваленте. Взрывные устройства были начинены взрывчаткой на основе гексогена. В качестве поражающих элементов использовались болты и нарубленная арматура. В результате обоих взрывов на месте погибли 36 человек, из них 24 — на станции метро «Лубянка», и 12 — на станции метро «Парк Культуры». В последующие дни в больницах скончалось еще четыре человека. Около 160 человек пострадали.» http://www.newsru.com/russia/29mar2010/metro.html

 Что было самым страшным в те три долгих , жутких  года?…

Время – удивительное явление. Его так мало, когда опаздываешь и так много, когда ждешь.

Тюрьма — недостаток пространства, возмещаемый избытком времени. ( Иосиф Бродский)

И не правда, что время лечит. Время только врачует раны…

Сильные жизненные потрясения исцеляют от мелких страхов.(  Оноре Бальзак)

P.S. для Марины  —  Все будет хорошо.  :)  Самое главное, не поддаваться страху перед злом… Помнишь : «не верь , не бойся, не проси…»

Лора Куделко
Tagged , , , , , , , , .