Экстрадиция из Германии: как это происходит и что делать

Александра Долматова, инженера-конструктора, участника московских протестов 2011-2012 гг. задержали 6 мая 2012 года, он должен был сесть в тюрьму вместе с другими обвиняемыми по «Болотному делу». Александр не стал ждать ареста и уехал в Нидерланды, но там ему отказали в прошении политического убежища. Он покончил с собой в депортационной тюрьме Роттердама. Ему было 36 лет.

Таких историй много, и так не должно быть. Последние два года «Русь Сидящая» получает все больше обращений от российских граждан, которым грозит экстрадиция из стран Европейского Союза. Тем не менее российское правительство пока с трудом добивается экстрадиции.

Одно из главных препятствий на пути обеспечения экстрадиции для России — бесчеловечные условия содержания в российских следственных изоляторах до и после суда. Европейский суд по правам человека в сотнях своих решений признал нечеловеческими условия содержания в российских СИЗО.

26 и 27 августа «Русь Сидящая» совместно с P.A.N.D.A Theater в Берлине организовала конференцию «Особенности работы немецких и европейских правоохранительных органов в делах о депортации российских граждан для проведения следственных действий, судебных слушаний, отбывания наказания в России».

Мы выделили три основные проблемы, которые в современных реалиях волнуют нас больше всего.

1. Юридический спам

В октябре 2017 года Россия добилась экстрадиции человека, которого обвиняли в вооруженном ограблении. Он находился в Великобритании. Это был второй в истории успешный ордер на арест, выданный Россией, и первый с 2013 года. Генеральная прокуратура России через официальный сайт описывает это дело как важный прецедент и переломный момент в отношениях между российской прокуратурой и правоохранительными органами Великобритании. Эта экстрадиция была осуществлена благодаря серьезным дипломатическим усилиям России. Российская прокуратура и МВД пообещали суду Великобритании, что обвиняемые будут содержаться в специальных местах содержания под стражей, условия содержания в которых не будут нарушать ст. 3 Европейской конвенции по правам человека, запрещающей пытки и бесчеловечное/унижающее достоинство обращение.

С тех пор «Русь Сидящая» наблюдает рост количества обращений граждан России, находящихся в Великобритании. В большинстве случаев речь идет не о политических преследованиях со стороны российских властей, а о широком спектре дел — от мошенничества до незаконного оборота наркотиков. На наш взгляд, такое поведение российского правительства свидетельствует о его цели наладить успешную работу по экстрадиции из Великобритании. В то же время Россия не прилагает никаких усилий по реформированию пенитенциарной системы.

Россия сегодня, добиваясь экстрадиции, прикладывает намного больше усилий, чем раньше. Прокуратура обещает, что человек, экстрадированный в российское исправительное учреждение, будет обеспечен всем необходимым, что его права будут соблюдаться. Иногда прокуратура указывает конкретный СИЗО, в котором будет содержаться заключенный, хотя в полномочия прокуратуры не входит ни выбор СИЗО, ни выбор колонии, в которой будет находиться человекз.

Мы назвали подобную работу властей России спамом, т.к. под большим потоком запросов об экстрадиции, можно скрыть запрос об экстрадиции человека, которого преследуют по политическим мотивам.

Также, с нашей точки зрения, власти России, постепенно добиваясь экстрадиции все большего количества людей, стремится доказать европейским странам, что эта самая экстрадиция происходит на обычных, законных основаниях, что может помочь скрыть факт попытки экстрадиции человека, чье уголовное дело является политически мотивированным.

Экстрадиция из Германии: как это происходит и что делать
Ольга Романова и Юлия Вахапова

2. Подмена экстрадиции на депортацию

Эта практика существует в Германии, Польше, а также, по словам участников конференции, в Словакии и Чехии. Вопрос о депортации поднимается, когда человеку, нарушившему миграционный режим и попросившему одну их стран ЕС о политическом убежище, по какой-то причине в этом прошении отказывают.

Суды, рассматривающие дела по экстрадиции, учитывают факторы, касающиеся уголовного дела — на каких основаниях человека преследуют в России, будет ли он содержаться в нормальных условиях, не грозят ли ему пытки или расправа. Суды, принимающие решение о депортации, также формально проверяют, не подвергается ли человек опасности в результате депортации, в то время как факты преследования конкретного человека в России по политическим или иным мотивам остается без внимания.

Опасность в том, что дел о депортации в разы больше, чем дел об экстрадиции, поэтому де-факто в ходе суда о депортации, вопросам, связанным с дальнейшей судьбой подсудимого, уделяется в разы меньше внимания.

Более того, если человека экстрадируют, например, из Германии, немецкий суд обязывает МИД Германии контролировать положение экстрадированного человека, посещать его в ИУ и наблюдать за тем, чтобы его права не нарушались (по факту, насколько нам известно, Посольство Германии не занимается подобным контролем). В делах о депортации положение депортированного человека никто не контролирует.

3. Экстрадиция граждан России чеченского происхождения

Многие российские граждане чеченского происхождения подвергаются преследованиям на родине, правительство Чечни проводит жестокую политику подавления прав человека. Людей преследуют за критику чеченского правительства, религиозные убеждения, сексуальную ориентацию, отказ от вступления в брак, иногда причиной преследований может быть неподходящая одежда или обрезанная борода.

Наибольшее количество ордеров на арест наблюдается в Польше. Поскольку многие чеченцы просят убежища. Наиболее примечательным примером является случай с Тумсо Абдурахмановым, известным блогером чеченского происхождения. Он критикует чеченское правительство его блог на YouTube насчитывает миллионы просмотров и является одним из немногих медиа-источников, который озвучивает мнение простых жителей Чечни в условиях жесткого подавления права на свободу слова. Тумсо не смог получить убежище и находился под угрозой депортации.

От «Руси Сидящей» в конференции принимали участие директор фонда Ольга Романова, руководитель юридического департамента Алексей Федяров, юрист Леонид Абгаджава, координатор Юлия Вахапова.

С докладом выступили в том числе юрист из Беларуси Никита Матюшенков и брат Тумсо Мухамед Абдурахманов.

Мухамед рассказал о том, как и кто нарушает права чеченцев в России, какими способами Россия пытается вернуть людей, сбежавших от незаконных преследований в Европу, чего боятся власти европейских стран и какой может оказаться цена свободы.

«Если не брать во внимание такие нестабильные страны как, например, Словакия или Украина, то можно сказать, что проблема с постоянными запросами России через международные инстанции началась с началом войны в Сирии. Да, на самом деле, немалая часть чеченцев, которые на себе ощущали постоянную агрессию России и не имели возможность добиться правосудия, ушли в Сирию. Люди, которые задыхались от повсеместной несправедливости, от постоянных преследований и унижений со стороны российской администрации в Чеченской Республике в лице кадыровцев и ФСБ, не видели разумной альтернативы для своей будущей жизни, кроме как умереть где-то в бою. Многие пострадавшие от российского режима в Чеченской Республике жили желанием отмщения за все, что эта власть сделала с ними и с их родными, близкими.  На этой эмоциональной ноте молодые люди были обмануты различными агентами, которые под видом братьев мусульман заманивали их на так называемую священную войну. Выезд в Сирию из России был открыт, так скажем, нараспашку, как не странно, но не случайно, спецслужбы и правоохранительные органы не пытались как-то предотвращать такую миграцию.  Таким образом, российская власть избавилась от своих самых ненавистных … врагов… Большинство чеченцев, которые ушли в Сирию, там же погибли. 

Когда значительная часть противников российской власти была уничтожена, ФСБ и другие правоохранительные органы стали добивать всех остальных уже в России, особенно на Кавказе. Путин дал Кадырову полную свободу действий в данном вопросе. Силовикам выпала счастливая доля делать результаты на теме Сирии, фабрикуя уголовные дела по шаблону, незаконно обвиняя гражданин в тех или иных преступлениях, связанных с Сирией… На этой же волне российская власть запросила тысячи наших соотечественников из заграницы через Интерпол, сочинив в отношении запрашиваемых самые страшные преступления, от которых, конечно же, и так запуганная Европа шарахается…. У многих из них имелся статус беженца, и по регламенту Интерпола, запрос политических беженцев через эту организацию недопустим. К счастью, стоит заметить, что отказов в выдаче чеченцев России куда больше, чем случившихся уже экстрадиций. Но так как мы говорим о жизнях людей, даже эта относительно небольшая часть пострадавших заслуживает большого внимания… 

Возможно, мы ошибаемся, но за три года нашей практики мы не увидели активной помощи в вопросах экстрадиций со стороны многочисленных правозащитных организаций, в том числе и от ООН в некоторых странах. Мы также столкнулись с тем, что каждое экстрадиционное дело стоило таких больших денег для экстрадируемого, что ему и его семье было бы легче пережить экстрадицию и отсидеть большой срок, чем найти такие деньги. …Примерно на каждое дело у нас уходило около 10 тысяч евро. Многим помочь не смогли, так как такими финансами мы не владеем, боле 25 человек, которым грозит экстрадиция, сейчас стоят у нас на очереди (не все эти люди, задержаны, но они находятся в списке Интерпола). …

Как я говорил ранее, запрос политических беженцев недопустим через Интерпол, но, несмотря на это, Национальное бюро Интерпола в Москве продолжает принимать российские запросы на чеченцев, возможно, обвинения по статьям терроризма не проверяются Интерполом должным образом. Поэтому, любого оппонента российских властей, или сбежавшего от кадыровцев или ФСБ беженца можно легко запросить по красной линии или, еще хуже, по невидимой линии Интерпола дефьюжн. В последнем случае человек не знает о своем нахождении в международной розыскной линии, пока его не задержат где-то на границе или сами власти той страны, где он проживает. Если у него есть статус беженца, то его освобождают или даже не задерживают, за исключением редких случаев, когда беженца закрывали в СИЗО на некоторое время. Кстати, именно по этой причине сегодня с нами нет (правозащитника) Мансура Садулаева, которого не так давно по линии «дефьюжн» задержали шведские пограничники. К счастью, Швеция даже не стала рассматривать это дело, в экстрадиции России было отказано и Мансур очень скоро был освобожден, но пока не может передвигаться по ЕС. …

Немецкий Федеральный Конституционный Суд в экстрадиционном деле господина Д. (BUNDESVERFASSUNGSGERICHT 2 BvR 517/19) привел важные факты нарушения прав человека и закона РФ в предоставляемых российской стороной гарантиях. В десятом пункте данного решении сказано, что Россия всегда соглашалась на все условия, давала заверения, что экстрадируемый не будет подвергнут пыткам, жестокому или бесчеловечному обращению, унижению или наказанию. Кроме того, российские власти гарантировали, что сотрудники Консульской службы посольства Германии в любое время будут иметь возможность посетить экстрадируемого, находящегося под стражей, для проверки соблюдения предоставленных гарантий. Что касается ситуации с безопасностью в Чечне, которая все еще остается напряженной … немецкая сторона дополнительно предусматривает, что экстрадиция допустима при условии, что дальнейшие разбирательства и возможное уголовное задержание будут иметь место за пределами Северо-Кавказского федерального округа. Однако, российские власти заявили, что они не могут гарантировать перенос места юрисдикции, поскольку это нарушило бы законные права судьи, назначенного в соответствии с российской Конституцией…

Мы не утверждаем, что российская власть начнет расправу над беженцем сразу после экстрадиции, несмотря на то, что есть случаи избиений экстрадированных, пыток и вынуждения подписания ложных показаний, однако мы уверены, что нарушения прав и расправа начнутся немного позднее, когда присутствие представителей стран Европейского Союза будет минимальное в деле экстрадированного беженца. Если беженцу грозит большой срок, власти европейских стран в принципе не станут и не смогут следить за судьбой экстрадированного на протяжении столь длительного срока.

Есть еще одна важная проблема для беженцев – это подозрения властей европейских стран в отношении какого-то религиозного мусульманина. На самом деле речь идет в прямом смысле о дискриминации, завуалированной переживанием за национальную безопасность и сохранение демократии. В Швеции сейчас решается судьба чеченского беженца, которого российские власти запросили через Интерпол еще в 2009 году и до сих пор ожидают его выдачу. Шведские власти, не возбуждая никакого уголовного дела, а лишь базируясь на каких-то свидетельствах и предположениях, аннулировали его статус и лишили его международной защиты. Мы знаем этого человека лично, и, если такого мирного мусульманина посчитали угрозой, то есть основания переживать за значительную часть беженцев в Европе, практикующих Ислам. …Швеция намерена договориться о гарантиях с Россией, но мы уже знаем, что это за гарантии, более того, ему угрожает пожизненный срок. Разве станет Швеция наблюдать за его судьбой всю его оставшуюся жизнь? Таким образом, под видом депортации иногда происходит экстрадиция, как это уже было с Азаматом Байдуевым и другими, которых еще не выдали, но которых вот-вот депортируют прямо в руки российскому «правосудию». Почему демократия не действует здесь для всех? Мы бежали от этого из Чеченской Республики, а теперь то же самое происходит здесь, но не так явно».

Выдержки из доклада Мухамеда Абдурахманова.

Tagged , , , .