Элла Памфилова: «Не должно быть ВИП-правосудия – и правосудия для всего остального народа»

Самые важные и яркие выступления на встрече 1 октября членов Совета по правам человека с президентом Владимиром Путиным

Элла Памфилова:

Я очень благодарна за это. Но, прежде чем перейду к основной теме выступления, не могу не затронуть, уважаемый Владимир Владимирович, уважаемые члены Совета, последние события, связанные с Сирией. Для меня, как и для многих других, очевидно, что принятые Вами решения, Владимир Владимирович, обусловлены ситуацией, созданной уж точно не Россией, но они были неизбежны. Но я хочу затронуть лишь один аспект, именно защиту прав военнослужащих, направляемых в Сирию. Вчера Сергей Борисович Иванов подчеркнул, что все социальные и финансовые вопросы, связанные с обеспечением всех военнослужащих ВВС России, которые будут задействованы в этой операции, будут соблюдены и все решения на этот счёт уже приняты. Очень надеюсь на это, поскольку совсем не хотелось бы, чтобы повторилась неприглядная ситуация с теми, кто в своё время исполнял свой долг в Таджикистане, в других горячих точках. Я знаю, о чём говорю, много лет этим занималась и когда была председателем Совета. Каждый военнослужащий, участвующий в проведении и обеспечении авиаударов по ИГИЛ, должен получить статус участника боевых действий, причём без изнурительного доказывания того, что он там был, как это приходилось делать, скажем, участникам событий в Южной Осетии (ко мне они многие приходили) и в других горячих точках. Кстати, по Южной Осетии только через год были внесены поправки в закон о ветеранах, а что касается Таджикистана, так это вообще через 14 лет только после окончания боевых действий. Более того, только совсем недавно, 23 сентября, в Госдуме прошёл первое чтение, поправки прошли – внесение в закон о ветеранах, которые бы гарантировали получение статуса ветерана боевых действий более чем 20 тысяч военнослужащих, которые привлекались в Республике Таджикистан.

Я полагаю, что такое положение недопустимо. Следует при этом учитывать, что, несмотря на установление в федеральном законодательстве мер социальной защиты военнослужащих, пострадавших при исполнении обязанностей военной службы, то есть единовременные страховые выплаты, льготы по пенсионному и медицинскому обеспечению и другие, целый ряд льгот и преимуществ предоставляется им только после официального присвоения им статуса ветерана боевых действий и выдачи соответствующего удостоверения. Поэтому очень важно, чтобы именно сейчас, не откладывая, были внесены необходимые дополнения в федеральный закон о ветеранах в части отнесения к ветеранам боевых действий.

Я как уполномоченный возьму это на особый контроль, потому что я знаю, как, Владимир Владимирович, именно обращаясь к Вам, сколько раз приходилось решать эти проблемы, мы с Вами их решали, приходилось пробивать полное равнодушие по этому поводу, многолетнее это пробивание коридоров. Хотелось бы, чтобы здесь всё было нормально. Беру на особый контроль и буду Вам как Президенту докладывать по этому поводу.

Теперь к основной теме своего выступления перейду, это касается судебной системы. Ровно полтора года, по прошествии полутора лет работы в качестве Уполномоченного по правам человека, пропустив через себя тонны человеческих слёз, смею утверждать, что наш обычный гражданин уязвим не только перед лицом преступного мира, но нередко, к сожалению, перед самой правоохранительной системой включая судопроизводство.

Очень много за эти последние годы сделано для того, чтобы наши суды стали независимы, был поднят их статус, материальное, техническое обеспечение улучшилось. Действительно, государство совместно с общественными усилиями проделало огромную работу. Но, к сожалению, целый ряд таких системных пороков ещё остаётся. Я бы выделила вот что: независимость, к сожалению, часто формальную; состязательность – к сожалению, не состязательность, а её видимость; справедливость часто поверхностна; избирательность правосудия и часто неадекватность приговоров. Всё это, конечно, не повышает уровень доверия к судам.

Если говорить о независимости – если кто‑то думает, что именно из Кремля каждому судье диктуют, как надо судить, то он глубоко ошибается. Корень зла кроется в большей степени в усиливающейся внутренней иерархии судебной системы. Фактически – не юридически – сложилась такая же модель управления, как в органах исполнительной власти: вертикаль. А эта управляемость обеспечивается не на уровне судей, а на уровне председателей судов, причём председателей судов субъектов Федерации. А ведь независимый суд предполагает выборность председателя. Это огромная проблема, и именно поток жалоб во многом связан именно с этим.

Происходит также деформация судебного контроля. Суды удовлетворяют практически всё: представьте себе, до 99 процентов иногда ходатайств следственных органов, направленных на ограничение конституционных прав и свобод граждан на стадии предварительного следствия, – и менее 7 процентов, когда это касается, скажем, нарушения самих органов предварительного расследования и должностных лиц. При этом статистика, сама же судебная статистика иллюстрирует картину практически абсолютной солидарности судов и органов предварительного расследования применительно к вопросу о назначении и продлении таких мер пресечения, как заключение под стражу и домашний арест. Пять процентов всего, как заговорённые, – дальше не растёт этот процент. И я бы в связи с этим, поскольку со мной когда‑то давно, когда только возглавила Комиссию по правам человека, в 2002 году, и мы с моими коллегами, тогда Комиссией, потом Советом, много лет занимались проблемами реформирования судебной системы, и сейчас я бы хотела поддержать предложения, разработанные членами СПЧ, то есть вернуться хотела бы к обсуждению концепции о введении следственного судьи. Наверное, это очень важно, но мои коллеги более подробно об этом скажут.

К сожалению, до сих пор не реализована идея обязательной хотя бы уж не видео-, так аудиозаписи всех судебных заседаний. Там, где это есть, это снимает многие проблемы, очень многие проблемы. Конечно, хотела бы отметить, что суд присяжных по целому ряду направлений, к сожалению, не развивается, а где‑то даже деградирует.

И остановлюсь на избирательности правосудия. Соотношение огромного ущерба государству, морального вреда обществу и незначительного размера наказания сегодня рассматривается как оскорбительное отношение к мнению законопослушных граждан. Суровость наказания и мера пресечения в отношении людей, которые, по сути, не причинили существенного вреда, в общественном сознании оценивается как репрессии и несправедливость. Избегая субъективных эмоциональных оценок, нам всем вместе нужно совершенствовать практику справедливости, а не формального судопроизводства.

Несколько примеров, которые были на слуху, не буду развивать: трагедия, которая получила огромный общественный резонанс, в Иркутске в 2009 году, когда в центре Иркутска дочь одной высокопоставленной, скажем, чиновницы сбила двух девушек – одна скончалась, другая стала глубоким инвалидом. Суд учёл, очень гуманно к ней подошёл, приговорил её к двум с половиной годам колонии, но с отсрочкой реального наказания до 2024 года, поскольку у неё была малолетняя дочь. На этом фоне – пожалуйста, заключена под стражу Ольга Колесниченко, мать троих детей (двое маленьких совсем), которая сама явилась к следователю в следственную часть с повинной. Таких случаев очень много, когда за одно и то же примерно по характеру правонарушение очень резко контрастируют судебные решения. Если взять всем известное дело эколога Витишко, который за надпись на заборе дачи Ткачёва получил три года, и сейчас мы сколько бьёмся, я уже сколько раз подавала апелляции – постоянно, не только по УДО, какие‑то сложности, настолько оно вопиющее и абсурдное.

Особенно эта избирательность бросается в глаза при определении условно-досрочного освобождения. Например, рязанский суд в отношении фигуранта «болотного дела» Полиховича отказал в УДО, хотя есть все основания, уже три года с половиной отсидел, есть основания, – нет, никак не отпускают. Хотя мы знаем, у нас примеры на слуху, как быстро некоторых освобождают по УДО совершенно необоснованно. Вообще вопиющий факт, скажем, в случае, когда история 61-летнего Владимира Кондрулина, которому отказано в УДО, несмотря на его диагноз, входивший в перечень заболеваний, препятствующих серьёзному отбыванию наказания, утверждённый постановлением Правительства, – так и умер в Челябинске, так и скончался в больнице ГУ ФСИН Челябинской области.

Я не буду говорить, уже и так много говорилось по делу «Оборонсервиса», но я хочу маленький пример привести. Васильевой, осуждённой за эти многомиллионные хищения, было разрешено присутствовать на похоронах бабушки в Санкт-Петербурге, а Удальцову, осуждённому по «болотному делу», не разрешили даже выехать на похороны родной матери. Примеров таких много.

Хотела бы ещё тоже привести два примера абсурдности применения так называемого антитеррористического законодательства. Если это дальше пойдёт, то эта настолько серьёзная, важная и сейчас актуальная проблема просто будет принимать какие‑то карикатурные формы. Кстати, хотела бы как раз привести дело по карикатурам.

Советский районный суд города Краснодара признал гражданскую активистку Юлию Усач виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 1-й статьи 20.3 КоАП России (пропаганда и публичное демонстрирование нацисткой символики), назначен штраф 1,5 тысячи рублей. Поводом послужило опубликование Усач в социальной сети «ВКонтакте» трёх исторических картин, включая брошенные советскими солдатами фашистские знамёна на Параде Победы 1945 года на Красной площади, и трёх карикатур, высмеивающих нацизм, – карикатуры Кукрыниксов.

Я не буду дальше приводить такие примеры – к сожалению, их немало. Нельзя доводить серьёзное применение законодательства до абсурда. У нас есть с чем бороться на самом деле, всерьёз.

И последнее – несоразмерность наказания за допущенные человеком или организацией действия. Совсем недавно встречалась с правозащитниками по поводу мемориала. Сейчас их обязывают выплатить два штрафа за то, что они издали материалы без указания на то, что эти материалы изданы НКО, выполняющей функции иностранного агента. А на самом деле это международный мемориал, он не является иностранным агентом, а страны присудили именно им. Есть определённые несоответствия и неадекватность, буду лично этим заниматься.

Миронов, которому три года назначили с отбыванием в колонии строгого режима за распыление газового баллончика на концерте Макаревича, – даже сам Макаревич признал, что это очень неадекватное наказание. И при всём этом, например, очень многие серьёзные дела разваливаются, хотя основания для того, чтобы их продолжать, очень серьёзные.

Я полагаю, что это только несколько примеров. Конечно, более подробно они были отражены в докладе за 2014 год, сейчас готовлю доклад за 2015 год, более предметно приведу этот контраст, несправедливость правосудия, как она проявляется. Ещё раз повторю то, о чём я сказала раньше: не должно быть ВИП-правосудия – и правосудия для всего остального народа, это недопустимо.

Спасибо.

 

Тамара Морщакова:

Члены Совета часто обращают Ваше внимание на какие‑нибудь ситуации, которые уже похожи на катастрофические. Но многие ситуации очевидно можно предупредить, и это тоже лежит в русле интересов Совета, как и в русле интересов всего общества. Я хочу говорить только об одной единственной сегодня правовой проблеме. Она напрямую связана с тем вопросом, который в самом начале нашей встречи поставила Уполномоченный по правам человека, парламентский уполномоченный здесь. Она говорила о состоянии правосудия.

Российское правосудие, как и любое другое, здесь ничем не отличается, не может существовать вне той функции, которая в самом правосудии и на этапах, допустим, предваряющих правосудие по уголовным делам, осуществляет адвокатура и конкретно адвокат-защитник, как это предусмотрено российской Конституцией. Российская Конституция очень жестко требует, чтобы по каждому уголовному делу практически с момента возникновения первых подозрений против лица работал профессионал, адвокат-защитник. Хочу обратить ваше внимание на масштаб этой проблемы. В 80 процентов случаев осуществление защиты по уголовным делам осуществляется адвокатами-защитниками по назначению, то есть теми, кто назначается органами расследования и судом, потому что сам нуждающийся в такой защите не может себе этого обеспечить. Даже если бы он сам не предпринимал никаких усилий и это государственная обязанность, ему должно быть обеспечено органами судопроизводства это право – иметь адвоката-защитника, а правосудие не может действовать в отсутствие этой фигуры.

Я специально так подчеркиваю значение этого совершенно правого обстоятельства и правового субъекта потому, что мы стоим, Россия стоит, на пороге реформы в этой сфере. Это очень важная реформа — реформа сферы правовой помощи гражданам, потому что без этой правовой помощи действительно доступ к правосудию не может быть обеспечен. Я передала Вам короткую бумагу по результатам той большой работы, которую Совет по правам человека проделал, изучая проблемы российской адвокатуры сейчас, в сегодняшнем дне. Там акцентируется внимание только на конкретных мерах, которые следует сейчас обсуждать, поскольку мы имеем планы, это правительственные планы, к концу года утвердить концепцию государственной программы развития адвокатуры в рамках государственной программы «Юстиция».

Я хочу обратить внимание на одно обстоятельство. Реформирование не может отрицать конституционные идеи обеспечения защиты в уголовном судопроизводстве через обязательное участие адвоката-защитника. Адвокатов недостаточно, хотя спрос на них тоже невелик. Для оказания помощи по широкому кругу дел планируется рост численности адвокатуры, и на данном этапе эта проблема будет решаться путем, я бы сказала, включения в состав адвокатуры тех юристов, которые в настоящее время на коммерческой основе обслуживают бизнес.

Но, говоря именно об уголовном судопроизводстве, я бы хотела подчеркнуть невозможность отрицания абсолютного конституционного права, которое сопровождает уголовное судопроизводство, на участие в каждом деле адвоката-защитника. Переход коммерческих юристов в состав членов адвокатуры и в корпус юристов может приветствоваться с разных сторон, кроме одной. Я не думаю, что при отсутствии таких же требований, какие имела в виду Конституция, когда она записывала это положение об обязательной защите по уголовным делам. К тем адвокатам, которые будут обретать свой статус, будучи на облегченных условиях допущенными в членство в корпус адвокатов, должно исключаться осуществление ранее имевшими статус коммерческих посредников и представителей в осуществлении защиты по уголовным делам. Эта проблема конституционная, потому что иной подход просто будет являться отступлением от требования не ухудшать уровень достигнутых нами гарантий, в частности, в уголовном судопроизводстве. И он будет, безусловно, ущемлять права тех, обязательная защита по уголовным делам для которых должна составлять заботу и обязанность государства.

С этой же позиции, с позиции соответствия реалий действия адвокатуры и регулирования процедур, в которых участвует в судопроизводстве адвокат и защитники, нужно говорить о том, что на самом деле они не составляют сейчас (об этом как раз Элла Александровна говорила) такой силы внутри участников судопроизводства, которое реально может противостоять государству. Да оно всегда имеет большие силы, это правда, именно поэтому оно призывает именно на другую сторону такого участника, как профессионал-юрист.

Но состязательные процедуры в действительности не осуществляются. При нынешнем уголовно-процессуальном регулировании все, что может сделать адвокат-защитник по уголовному делу, находится полностью в сфере власти, в сфере решений органов, представляющих публичное обвинение. Ни одно ходатайство адвоката не будет удовлетворено, ни один материал, представляемый им, не будет приобщен к материалам уголовного дела, если на это не согласится другая сторона. Это показывает, что на самом деле, процессуальные гарантии равноправия адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве требуют существенного укрепления. При этом нужно сказать, что все это существует на фоне реального ущемления многих прав и процессуальных, и социальных, которыми может и должен пользоваться адвокат-защитник.

Я говорю только об этой форме защиты сейчас. Потому что практика характеризуется тем, что адвокатов пытаются отстранить от осуществляемой ими защиты, если они кажутся мешающими, адвокатов стараются иметь в «карманном» статусе, это те адвокаты, которых всегда органы расследования привлекают для обязательного проведения этих следственных действий, которые без участия адвоката будут признаны ничтожными.

Адвокатов подвергают необоснованно, вопреки существующему иммунитету таким принудительным процессуальным мерам, как проведение у них обыска, изъятие у них документов, что прямо нарушает такой статус правового адвоката, который предполагает конфиденциальность всего того, что они делают по поручению своих клиентов в конкретном уголовном деле. Более того, адвокатов пытаются допрашивать как свидетелей по делам их клиентов и даже привлекать к уголовной ответственности, если они, аргументируя свою позицию защиты, приводят какие‑то доводы, которые органам расследования кажутся либо клеветническими, либо оскорбительными.

В связи с этим, я бы хотела остановить внимание на одной рекомендации, которую Совет по правам человека проголосовал как необходимое мероприятие в этой области для совершенствования законодательства по защите по уголовным делам. Это касается и других категорий дел тоже. Речь идет о том, что у нас не установлена ответственность за противозаконное воспрепятствование профессиональной деятельности адвоката-защитника. Такая ответственность есть для журналистов, для представителей различных государственных структур, если им препятствуют в осуществлении их деятельности. Но такой ответственности нет для этой существенной правовой функции, которую осуществляет в государстве адвокат-защитник.

Повторяю еще раз, я передала свои краткие предложения, которые, собственно, имеют некий перечень мероприятий, возможных в этой сфере. Но я хочу подчеркнуть в завершение только одно. Вами в свое время, в 2012 году, была правильно сформулирована задача, я постоянно цитирую это Ваше указание, если можно так сказать, а вообще — определение необходимого развития: надо разорвать обвинительную связку, которая существует между правоохранительными органами (прокуратурой, следствием) и судом. Разорвать эту связку без предоставления должного процессуального, социального, финансового статуса адвокату-защитнику невозможно. Поэтому я очень просила бы обратить внимание, может быть, Государственное правовое управление должно, прежде всего, это сделать, может быть, это заинтересует Вас лично как инициатора такого направления развития в сфере правосудия, рассмотреть возможность обсуждения и нахождения тех мер, которые необходимы для реализации такой задачи.

Спасибо.

В.Путин: Тамара Георгиевна, Ваша была бумага по поводу адвокатуры? Бумагу Вы мне передали.

Т.Морщакова: Я передала ее.

В.Путин: Да, я ее уже расписал Брычевой с просьбой проработать и доложить. Вы знакомы хорошо, вместе с ними напрямую поработайте. Ладно? А в целом идея, конечно, правильная. Только вопрос участия за счет государства – это вопрос денег всегда, но в целом, конечно, Вы правы, и надо идти по этому пути.

 

Юрий Костанов:

Я, во‑первых, не могу не поддержать Тамару Георгиевну Морщакову, потому что действительно нельзя допустить, во‑первых, коммерциализации защиты, особенно по уголовным делам. Защита — это не место, где нужно вводить рыночные отношения. Мы не торгуем правосудием, мы защищаем людей, которые обвинены в совершении преступлений, мы должны добиться того, все мы должны добиться того, чтобы невиновные никогда не были осуждены. К сожалению, этого сегодня нет. Поэтому распространять чисто рыночные отношения тут нельзя. Повторяю, мы не должны торговать правосудием. Это первое.

Второе. Совершенно обоснована постановка вопроса об ответственности за воспрепятствование законной деятельности адвокатов. Буквально вчера в «Московском комсомольце» опубликована изрядного размера заметка о том, что по уголовному делу по обвинению экс-президента Коми и всей компании вокруг него, они арестованы, не допускают вообще адвокатов к ним. Адвокатов, у которых есть соглашение на защиту этих людей. Я ни в коей мере не хочу ничего хорошего сказать об этих арестантах, я не знаю их лично. Ничего плохого тоже не могу сказать, они еще не признаны преступниками, и если им сейчас грозит тяжелейшее наказание в связи с тяжестью преступления, то должны быть совершенно четкие гарантии того, что здесь не будет судебной ошибки. Без нормальной защиты добиться этого невозможно. Тем не менее, не допускают к ним. В следственный изолятор их не пускают без разрешения следователя, следователь отказывает им в разрешении, говорит, что у них есть адвокаты по назначению. Это неверно, противоречит конституционным принципам. На эту тему были высказывания Конституционного Суда. Никаких разрешений от следователя адвокат не должен никуда предъявлять.

Конституционный Суд совершенно четко высказался на эту тему. Я сам туда ходил с соответствующей жалобой, Конституционный Суд меня поддержал. После этого Верховный Суд высказался точно так же: никаких разрешений ни от следователя, ни от суда. Единственный, кто меня должен допускать в процесс на защиту, – сам обвиняемый, он сам. Это и международная норма, и нашей Конституции. Он сам выбирает себе защитника. И если следователи ему навязывают кого‑то, кого они нашли, то это, конечно, плохо. Практика показывает, что защита по назначению слишком часто оказывается слабой защитой, а то и вообще какой‑то антизащитой. Это нехорошо.

Мы, адвокаты, с этим боремся. Если мы обнаруживаем такую ситуацию, что адвокат фактически начинает подыгрывать следователю, мы стараемся избавиться от этих людей из адвокатского сообщества. Но такое существует, и не всегда это становится известным, не всегда удается от этих людей избавиться. Нужно, видимо, соблюдать закон, и не более того. По закону, я обязан предъявить на входе в изолятор удостоверение и ордер. Так по закону. И написано, что запрещено требовать еще какие‑либо документы. Нет, меня не пускают, мне говорят: «Дай разрешение от следователя». Но ведь в Конституции написано, что каждый задержанный, обвиняемый имеет право пользоваться помощью защитника с момента задержания. Не с того момента, когда я разыщу следователя, — он, может, пошел обедать. Я не должен ходить по столовым, по гостиницам, я не знаю, еще куда, я не должен искать следователя. Момент моего появления не должен зависеть от следователя, от суда, от кого угодно еще, тем более когда следователь начинает возражать и говорить: «Я не хочу этого адвоката». Понятно, им нужны слабые адвокаты, им нужны защитники, которые не защищают, не сопротивляются следователю.

То же самое можно сказать и о судах. Я неоднократно слышал от судей обвинения в том, что я подвергаю сомнению доказательства обвинения. Ну, помилуйте, меня в суд для того и зовут, чтобы я проверил обвинение с точки зрения, в том числе, добросовестности, доброкачественности обвинительных доказательств. Мне говорят: «Нет». Вышестоящие суды поддерживают своих коллег снизу. Это плохо. Конечно, нужно восстановить, что ли. Есть решение Конституционного Суда, есть решение Верховного Суда – почему они не исполняются?

Первые несколько лет органы исполнения наказаний выполняли нормы закона, а потом нам стали заявлять: в УПК написано о допуске адвоката, хотя Конституционный Суд высказался в том смысле, что этот термин не имеет разрешительного значения, что он говорит только о моменте вступления адвоката в дело. Непреложная норма, подтвержденная Конституционным Судом. А мне опять начинают, несколько лет прошло, они опять начали не пускать никого, даже по прецедентным делам, вроде дела Гайзера и компании. Это безобразие. У меня есть вот такая папка переписки с Минюстом на эту тему. Но ведь там выше директора Федеральной службы исполнения наказаний дойти невозможно. Если раньше, при прежних министрах мне удавалось получить ответы от Министра юстиции, то сегодня это невозможно. Вот директор, я на него жалуюсь, он мне отвечает сам, я жалуюсь на то, что у них нет порядка в этой системе, что адвокатов не пускают. Он мне отвечает, что это все правильно, все законно. Это же его ведомство, почему же он защищает своих так оголтело? Он должен там навести порядок. Это первое, что я хотел сказать.

Второй момент. Адвокатам вообще не везет. В России достаточно давно, 100 лет назад было сказано, что адвокаты – это пасынки правосудия. Сегодня ситуация, конечно же, фактически не изменилась. Слишком часто наши права нарушаются, но ведь это не наши права, это на самом деле права тех, кого мы защищаем. По таким вольным оценкам невозможно, конечно, подсчитать точно значительное количество осужденных, в том числе находящихся в местах лишения свободы, не должны вообще ни за что отвечать, поскольку невиновны либо, по крайней мере, отвечать по более мягким наказаниям. Это, кстати, мнение не только адвокатского сообщества. Таким образом высказываются даже сотрудники системы исполнения наказаний. Уж кто лучше них знает, что за люди там сидят, они занимаются этими людьми. Сегодня, к сожалению, мы вынуждены признать, полтораста лет назад произнесенные слова о том, что «в судах полно неправды черной», к сожалению, сегодня тоже могут быть применимы к нашим судам.

Сложно очень добиться улучшения положения. Как показала практика, глобальные меры, которые принимаются, судебная реформа тормозится все время, буксует. Видимо, здесь нужно искать какие‑то болевые точки, может быть, не на таком высоком уровне, как реформа системы правосудия в целом. Например, для того чтобы какие‑то найти гарантии для соблюдения закона в судебных заседаниях, существует протокол судебного заседания. Казалось, мелочь: нужно, чтобы протокол соответствовал тому, что говорится в зале. На самом деле очень часто протоколы судебного заседания фальсифицируются, в них пишут не то, что говорилось людьми, свидетелей не пускают, для того чтобы они проверили, как записали их показания. Есть замечания о протоколах, но эти замечания – это как фиговый листок на мощном теле беззакония, потому что рассматривает замечания единолично без участия сторон тот самый судья, который этот протокол подписал, то есть жалобу на самого себя рассматривает. Давно придумано, как преодолеть это безобразие.

М.Федотов: Юрий Артемович, но если давно придумано, то, может быть, уже остановимся?

Ю.Костанов: Полтора слова. Мы предлагаем вести аудиозапись, это тормозится, никто не хочет рассматривать это. Вместо этого Минюст предложил два законопроекта о введении обязательной видеозаписи через 3–4 года, с 2018-го и 2019 годов. Тогда как аудиоаппаратура сейчас существует в судах, и чтобы ее ввести в действие, необходимо три слова добавить в УПК, написать, что это обязательно. Сейчас это право суда, и они всегда отказывают защите в ведении аудиозаписи, потому что это сорвет им все возможности фальсификации протокола. Вот что я обязан был сказать сегодня.

Спасибо за внимание.

Источник: Совет при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека