ЕЩЕ РАЗ О 6 МАЯ 2012 ГОДА. НА ПАЛЬЦАХ.

Чуть меньше, чем через две недели, 19 июня 2014 года по Р.Х. в зале №334 МосГорпроститесуда начнется рассмотрение апелляции по Болотному делу – «Процессу восьмерых». 

Я даже не собираюсь скрывать, что надежд у меня никаких нет – ну, дай то Бог, скостят ребятам по месяцу-другому срока – и то не факт! – ни на что большее я не то что не рассчитываю, но даже и не надеюсь. Почему? Да вы, те, кто читаете этот пост, и так сами всё знаете. А другие, которые не знают и не догадываются (что-то мне подсказывает) — эти строчки и не читают.

Но вот всё же – хотя вы вроде как все знаете — я решил, что будет полезным кое-что объяснить «на пальцах», без всяких мудрых юридических терминов. Чтобы напомнить, с чем мы имеем дело.

Можно ли выходить на улицу без паспорта и водительских прав? Да запросто! Только вот если вас за рулем остановит гаишник, то высадит и выкатит штраф. И ему будет неинтересно, что права у вас вообще-то есть, да только дома остались. И даже если вы профессиональный водитель и едете на служебной машине с подписанным вашим начальством путевым листом (т.е. приказом) – ничего не изменится, коли прав у вас с собой не окажется. И без паспорта вы, например, в суд не войдете. А с просроченным паспортом – попробуйте купить авиабилет (одна надежда, что не заметят просрочки). Вот и полицейский – без удостоверения и нагрудного номерного жетона он тоже может работать (писать бумаги разные, например) и даже зарплату получать. Но работать на улице он не имеет права. Потому что на улице (а тем более, на массовом мероприятии) без удостоверения и жетона он не полицейский, а так, «лицо, одетое в форменное обмундирование», не более того, какой бы приказ от начальства он ни получил. И прав у него, если он без жетона и удостоверения в кармане (кстати, еще и не просроченного) ровно столько же, как у простых гражданских. Потому что без жетона и удостоверения он за рамками закона.

Я это к тому, что практически ни у одного полицейского 6 мая 2012 г. не было с собой удостоверения (а у многих они вообще были просрочены) и не было на груди жетона. И это не я догадался – это они сами показали при допросе в суде. Ну, неохотно, но показали. 

А стало быть, ни одного полицейского, могшего исполнять обязанности полицейского – представителя власти, то есть – вообще ни одного полицейского в округе Болотной площади 6 мая 2012 г. и близко не было. Просто ни одного. 

Ну, теперь-то мы это хорошо изучили: в Крыму ведь были «зеленые человечки», а вовсе не российские военнослужащие. А одинаковое форменное обмундирование и оружие, как нам объяснил г-н Путин, «в любом магазине купить можно» (правда, где этот магазин «Любой» не уточнил). 

То есть если участники манифестации кого и обижали – это уже второй вопрос, кто кого обижал, я к нему еще вернусь через минутку, — то это были некие обычные граждане, одевшиеся в форменное обмундирование, купленное в том самом магазине «Любой». А статья 318-ая УК РФ, по которой участники манифестации признаны виновными, называется совершенно иначе: «Применение насилия в отношении представителя власти». Только вот не было «в районе Болотной площади» ни одного полицейского — представителя власти. Разве, что их начальники: может, они и с корочками были – так их никто не обижал, вроде.

А теперь – кто же кого обижал? Обычные граждане собрались на шествие и митинг и договорились с мэрией Москвы, что пройдут по Якиманке и помитингуют на Болотной площади. Сразу замечу, московская мэрия – единственная инстанция, которая имеет право что бы то ни было решать в этом вопросе. Договорились, полиция даже вывесила на своем официальном сайте «Петровка, 38» схему, из которой все себе уяснили, что митинг будет на площади, включающей в себя весь сквер имени Репина. Граждане подошли у Малому Каменному мосту, и тут выяснилось, что дорогу на площадь им перегородила цепочка каких-то зеленых (зачеркнуто) серых и пятнисто-камуфляжных человечков, неведомо почему мешавших их проходу. С этими человечками пытались договориться по-хорошему. Не получилось. Напротив, человечки начали давить на граждан. Но цепочка человечков была хилая, а граждан, пришедших на митинг было много. В начавшейся давке цепочка прорвалась – и граждане вышли туда, где они имели полное право находиться, о чем, повторю, сами граждане прекрасно знали хотя бы из схемы, висевшей на сайте «Петровка, 38». 

А дальше серые и пятнисто-камуфляжные человечки начали неизвестно почему (неизвестно гражданам, им-то вроде как приказали, только что с того?!) хватать граждан, находившихся там, где они имели полное право находиться, заламывать им руки и тащить в автозаки. А потом кинулись в толпу, налево и направо орудуя резиновыми дубинками, кулаками и ногами и хватая всех, кого ни попади. 

И кто кого обижал, простите?

А потом граждане начали не давать выхватывать людей из толпы, отбирать у человечков их дубинки и шлемы (кстати, не используя их против обидчиков, а просто выкидывая в канал от греха подальше), а некоторые даже – о ужас! – толкали этих самых человечков и даже иногда стукали их голыми руками. Просто беда! Только вот давайте вспомним приснопамятного майора Евсюкова. Того самого, что начал палить из табельного оружия в универсаме по гражданам, имевшим полное право в этом универсаме находиться. Были ли действия Евсюкова законны? Сомневаюсь, мягко говоря. И что бы он ни требовал во время пальбы – требования майора были незаконны, даже если жетон и удостоверение его были при нем и в полном порядке. И если кто-то скрутил бы распоясавшегося майора, отобрал бы у него пистолет и выкинул в окошко – были ли бы его действия правомочны? Конечно! Даже похвальны: этот кто-то явно предотвращал беду. И оказывал бы сопротивление он незаконным действиям майора, что законом не запрещено. Вот и на Болотной – люди оказывали законное сопротивление (очень даже аккуратное и сдержанное) жестоким, опасным и главное — незаконным действиям даже не сотрудников полиции, а, как мы выяснили, серых и пятнисто-камуфляжных человечков. Притом в ситуации, когда иного выхода у них попросту не было: уйти эти самые человечки никуда не давали.

Так вот на этот случай в Уголовном Кодексе существуют сразу две статьи: Статья 37 «Необходимая оборона» и Статья 39 «Крайняя необходимость». И обе они входят в Главу 8 «ОБСТОЯТЕЛЬСТВА, ИСКЛЮЧАЮЩИЕ ПРЕСТУПНОСТЬ ДЕЯНИЯ». Вне зависимости от всех остальных обстоятельств. 

На этом я, пожалуй, закончу. Потому что после этого выяснять, были ли мифические «массовые беспорядки» или нет, в каком смысле можно о них говорить – в житейско-бытейском или юридическом, есть ли достаточные квалифицирующие признаки, что означает «участие» в них – всё это совершенно неинтересно. Просто потому, что никто из граждан – участников мнифестации – НИКТО! НИ ОДИН ЧЕЛОВЕК! – ничего противозаконного 6 мая 2012 года на Болотной не совершал. 

В отличие от серых и пятнисто-камуфляжных человечков. Но это уже другой разговор.

А пока, все кто сидят, уже осужденные, приговор которым мы будем пытаться оспорить на апелляции в четверг, 19 июня 2014 года, и те, чьи процессы идут в эти дни, и те, кого только что взяли под стражу – все они сидят безвинно. 

И, видит Бог, те, кто их посадил, посадил отлично понимая незаконность своих действий, все они дождутся суда за свои преступления. И здесь, и Там.

Сергей Шаров-Делоне