“Это не для галочки — я знаю, что моя помощь действительно нужна”

Волонтеры «Руси Сидящей» о том, почему важно помогать осужденным и их семьям

На фото: волонтер Валентина Губашина с болотниками (слева направо) Ильей Гущиным, Андреем Барабановым и Денисом Луцкевичем

***

Лэла Бесидская, 52 года, сотрудник фонда помощи детям с онкологическими заболеваниями:

Лэла Бесидская

Среди моих друзей в соцсети есть человек, который не так давно освободился – у него в постах я увидела про “Русь Сидящую”, фонд ему тогда помогал. Однажды мне нужно было пристроить большое количество книг, одежды, и я вспомнила про «Русь Сидящую», с этого все и началось. Теперь я постоянно что-то привожу, перевожу, отправляю посылки, помогаю денежно.

До этого я ничего не знала о проблемах осужденных и их семей, меня, как рядового обывателя, эта тема всегда отпугивала. У многих, даже самых продвинутых людей, есть убеждение – раз человек сидит или сидел в тюрьме, то помогать ему точно не нужно. Но ведь при этом человек может быть не виноват, а даже если и виноват – он же не должен пожизненно нести этот крест, важно дать ему шанс.

Мне, как сотруднику благотворительного фонда и волонтеру с большим стажем, нужно, чтобы моя помощь была разумной и к чему-то приводила – в этом отношении помогать осужденным или тем, кто был в тюрьме, действительно стоит – это не для галочки, у этой помощи есть логика, у действий есть сценарий.

Ты никогда не знаешь, где окажешься завтра, но при этом, чтобы что-то менять, мало просто сидеть и говорить, как все плохо. Важно развиваться и стремиться помогать другим, ведь это, прежде всего, помощь себе самому.

Про платежи: Я подключилась к рекуррентным платежам, потому что мне это удобно как человеку с лимитированным бюджетом, который живет от зарплаты до зарплаты. Иногда приходишь на мероприятие и понимаешь, что в данный момент не можешь пожертвовать деньги, но при этом я знаю, что у меня в начале месяца автоматически спишется пожертвование. Это очень удобно!

Марина Кононова, 42 года, предприниматель:

Марина Кононова

В 2008 году посадили моего мужа, тогда «Русь Сидящая» только появилась. У Ольги Романовой как раз вышла статья о женщинах, у которых мужья находятся в тюрьме – тема была моей. Я связалась с Ольгой, мы встретились, она начала мне помогать. Самым страшным тогда было отсутствие большого сообщества, которое бы оказывало поддержку тем, у кого родственники оказались в тюрьме, где бы выслушали, дали какой-то совет, направили. Если бы «Русь Сидящая» существовала тогда в том виде, в котором она существует сейчас, я бы не сделала многих ошибок – был поменян десяток адвокатов, я ничего не понимала и не знала, доверяла каждому, а они просто высосали все деньги и не оказали никакой помощи.

«Русь Сидящая» – это огромное дело, так, как они, осужденным и их родственникам в России больше никто не поможет. Мой муж вышел по УДО еще в 2014 году, но я до сих пор дружу с командой и пытаюсь помогать время от времени – передаю вещи, посылки, книги, делаю пожертвования. Важно понимать, что тюрьма никогда не уйдет из нашей жизни, ведь есть очень много людей, которые страдают от несправедливого правосудия. Но даже если человек виноват, его родственникам очень нужна поддержка, и думать, что они ее не заслуживают – неправильно. Тюрьма может случиться с любым из нас.

Максим Привезенцев, 44 года, бизнесмен, путешественник:

Максим Привезенцев

О «Руси Сидящей» я узнал несколько лет назад, участвую в проектах, по возможности помогаю пожертвованиями. Я сам прошел уголовные преследования, поэтому отлично понимаю, насколько людям, попадающим в эти жернова, оказывается тяжело. Если у тебя нет никаких ресурсов, то ты в глобальном смысле обречен.

Такую комплексную помощь, как «Русь Сидящая» – адвокатскую, гуманитарную, психологическую, адаптационную – подследственным и осужденным в нашей стране пока не оказывает никто. Это сложная работа, которая входит в сильную конфронтацию с системой, и многие просто боятся с этим связываться. Тем более, если мы говорим о таком деликатном деле, как уголовное преследование. В «Руси Сидящей» нет лишних людей, каждый запрос анализируется грамотными сотрудниками, команда оказывают реальную помощь тем, кто в ней нуждается, и эта помощь всегда дойдет до адресата, поэтому степень доверия здесь максимальна.

Валентина Губашина, 49 лет, домохозяйка:

Валентина Губашина 02

Происходящее в стране в последнее время меня очень активизировало – после событий на Болотной площади я стала задумываться о том, что важно как-то помогать тем, кто попал в беду. Так я стала помогать «Руси сидящей» – с перевозкой вещей, участвую в поездках. О тех, кто оказался в тюрьме, все забывают, на них ставят ярлыки, им приходится очень тяжело, поэтому помогать таким людям действительно нужно. Например, после недавней поездки в детский дом, когда мы возили на свидание детей к осужденным матерям, я поняла, насколько сложно женщине на выходе из тюрьмы адаптироваться к жизни – у нее просто нет никаких условий для этого. Семейное воспитание, связь с семьей невероятно нужны в таких ситуациях, но этим, к сожалению, мало кто занимается. Работая с «Русью Сидящей», я не только оказываю реально важную помощь, но и получаю новый опыт – появляется возможность посмотреть на мир с другой стороны. Да и как известно – от сумы до тюрьмы не зарекайся, помощь такого фонда может понадобиться в любой момент.

Друзья! «Русь Сидящая» всегда рада помощи и содействию! Сейчас нам особенно нужны:

— юристы
— web-дизайнеры
— операторы и видеомонтажеры, фотографы
— расшифровщики текстов
— водители
— одежда/ книги/ средства гигиены для приютов и колоний

Если Вы хотите стать волонтером, заполните форму вот здесь.