Мера пресечения — домашний арест

Радиопрограмма «Облака» с участием заместителя директора общественной организации «Центр содействия реформе уголовного правосудия» Валерия Сергеева. Эфир от 19.08.2014 г.

Согласно статьи 107 Уголовно-процессуального кодекса, домашний арест заключается в ограничениях, связанных со свободой передвижения подозреваемого и обвиняемого, а также общения с определенными лицами, получения и отправки корреспонденции; ведения переговоров с использованием любых средств связи. Есть и другие ограничения.

Федеральная служба исполнения наказаний в лице уголовно-исполнительных инспекций не исполняет эту меру пресечения, как в случае заключения под стражу, а лишь осуществляет контроль за исполнением решения суда о применении домашнего ареста и сопутствующих ограничений. Сам контроль при этом заключается лишь в фиксации нарушений условий домашнего ареста, а не в принуждении к их исполнению.

Специальным постановлением правительства Российской Федерации (Постановление Правительства Российской Федерации от 31 марта 2010 г. N 198 г. Москва «Об утверждении перечня аудиовизуальных, электронных и иных технических средств надзора и контроля, используемых уголовно-исполнительными инспекциями для обеспечения надзора за осужденными к наказанию в виде ограничения свободы» http://www.rg.ru/2010/04/07/tjur-dok.html) был определен перечень технических средств, которые могут быть использованы уголовно- исполнительными инспекциями в целях осуществления контроля. И не только перечень. В постановлении определен и порядок применения этих технических средств, в котором есть и норма, касающаяся обеспечения прав иных граждан, проживающих вместе с арестованными.

Ограничения, которые накладываются на домашне-арестованных, касаются и тех людей, которые проживают вместе с ними, затрагивают и их права. И в постановлении, например, есть норма, что аудио-визуальные средства могут применяться уголовно-исполнительной инспекцией только с согласия всех проживающих вместе с человеком, подвергнутом домашнему аресту. Но, справедливости ради, стоит отметить, что аудио-визуальные средства, то есть когда можно и слышать и видеть, что происходит в жилом помещении, в настоящее время не используются. Применяется только система электронного мониторинга – электронные браслеты, вместе с мобильным контрольным устройством или стационарным.

В настоящее время в масштабах всей страны такие технические средства применяются примерно в 80 процентах случаев. Они позволяют сотруднику инспекции без непосредственного контакта знать, где находится в данный момент домашне-арестованный, покинул ли он место исполнения меры пресечения или нет. В этом и состоит функция Федеральной службы исполнения наказаний – осуществлять контроль за исполнением соответствующих судебных решений, то есть фиксировать нарушения. Если будет установлено, что какие-либо условия этой меры пресечения нарушены, то следователь может выйти в суд с ходатайством, по которому мера пресечения может быть изменена на заключение под стражу.

Не стоит забывать и о возможности такого развития событий: независимо от того, какую меру пресечения избрал суд – домашний арест или заключение под стражу, в соответствии со статьей 110-й УПК, следователь может своим постановлением изменить меру пресечения на более легкую. Причем для этого ему не требуется никакого судебного решения. Если раньше, в первой редакции статьи 110 было ограничение, что мера пресечения, избранная судом, может быть изменена только судом, то в дальнейшем эта часть статьи 110-й была исключена.

Таким образом, если суд, при избрании меры пресечения не учел всех обстоятельств личности подозреваемого или обвиняемого, есть возможность предпринять ряд действий, которые могли бы более полно обеспечить их права и свободы.

Главное, чего хотела бы добиться Федеральная служба исполнения наказаний, — чтобы суды в условиях исполнения домашнего ареста всегда четко прописывали время, которое подозреваемый, обвиняемый может находиться вне места исполнения меры пресечения, и  местА, которые ему разрешено посещать.

Часть вопросов, возникающий при исполнении такой меры пресечения как домашний арест, разъяснил пленум Верховного суда в своем постановлении, которое называется «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога». (Постановление Пленума ВС РФ от 19 декабря 2013 г. N 41 http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_156184/) В частности, Верховный  суд пошел ФСИН навстречу и указал на то, что если жилое помещение подозреваемого или обвиняемого находится за пределами территории, где осуществляется предварительное расследование, то домашний арест может быть избран в качестве меры пресечения, но при условии, что данное обстоятельство не препятствует осуществлению производства по уголовному делу в разумные сроки. В частности, не препятствует тому, чтобы своевременно доставлять подозреваемого или обвиняемого в орган дознания или орган предварительного следствия, а также в суд.

P.S. Из практики (от «Руси сидящей»)  Инспекторы  и оперативные работники ФСИН негласно «тесно связаны» со следствием. Это можно наблюдать, как при содержании в СИЗО, так и при мере пресечения – домашний арест. Делайте выводы. В любой момент может быть написан рапорт (не выходя из кабинета), на основании которого следователь может изменить меру пресечения на более строгую. Т.е. если захотят посадить – посадят.