Кабмин предлагает собирать ДНК подозреваемых и осуждённых

Правительство внесло в Госдуму законопроект, который позволит следствию вносить в базу данных ДНК, взятые у преступников, обвиняемых, подозреваемых и тех, кому суд назначил административный арест. Некоторые эксперты полагают, что такие меры не соответствуют Европейской конвенции по правам человека и опасаются возможных злоупотреблений.

Правительство внесло в Госдуму законопроект, который может обязать регистрировать ДНК осуждённых, обвиняемых, и подозреваемых в преступлениях, а также тех, в отношению которых применили меры административного ареста.

Документ вносит изменения сразу в несколько федеральных законов: «О государственной геномной регистрации в Российской Федерации», «О порядке отбывания административного ареста» и «О персональных данных». В них должно быть прописано, что геномная информация — это биометрические данные, поскольку в них есть сведения, которые характеризуют биологические особенности человека и позволяют установить его личность. В случае принятия законопроекта, проводить геномную регистрацию будут экспертные подразделения Следственного комитета. Для реализации этого проекта с 2020-го по 2022 годы придётся потратить 7,6 млрд руб.

В пояснительной записке авторы документа называют получение «геномной информации и развитие на ее основе поисковых алгоритмов» одним из самых перспективных направлений при раскрытии преступлений. Так, в 2019 году при расследованиях правоохранители уже изымали биологические следы. 30 866 таких случаев пришлось на преступления против жизни и здоровья, 2 201 — против половой неприкосновенности, 56 365 — против собственности и 7 733 — против общественной безопасности.

При этом, в 73% случаев, исследования ДНК помогли раскрыть преступление, отмечают авторы законопроекта. За первое же полугодие 2020-го эффективность составила 70,2%. В основном речь идёт о тяжких и особо тяжких преступлениях.

Составители документа отмечают, что сейчас геномную регистрацию можно провести даже с минимальным количеством биологического материала и в очень короткие сроки. При этом, по состоянию на начало января этого года, в электронной базе данных есть информация о почти миллионе человек. Если же базу расширят, это поможет расследовать преступления даже прошлых лет, говорят авторы законопроекта.

В прошлом году власти это частично сделали — число поставленных на учёт лиц выросло на 65%, а количество совпадений с данными ДНК, которые были изъяты с мест преступлений, увеличилось на 1,5 раза по сравнению с 2018 годом. В 2019 году таких совпадений было 3 176, а годом ранее — 2 102.

При этом, комментируя законопроект, юрист Ольга Подоплелова из организации «Русь сидящая» говорит, что система-регистрации уже сегодня не соответствует требованиям Европейского суда по правам человека.

Она напоминает, что ещё в 2008 году в деле «S. и Марпер против Соединённого Королевства» ЕСПЧ пояснил: использование современных научных технологий в системе уголовной юстиции не должно достигаться любой ценой и в ущерб праву на уважение частной жизни. 

Там же суд указал принципы, на основании которых можно собирать и хранить образцы ДНК:

  • сбор данных должен зависеть от характера и тяжести преступления;
  • недопустимо хранение данных несовершеннолетних и тех лиц, которые не были признаны виновными;
  • должен быть установлен порядок удаления таких данных;
  • хранение данных должно быть ограничено во времени;
  • должна существовать система независимой оценки того, насколько обоснованно хранение данных.

«Российская система ДНК-регистрации уже сегодня не соответствует этим критериям, хотя бы в части независимой оценки необходимости хранения данных, процедуры исключения данных из системы, а также установления разумных пределов хранения информации. — говорит Подоплелова. — Сейчас срок хранения составляет 70 лет — то есть фактически является пожизненным».

Юрист полагает, что предложенные поправки только усугубят ситуацию: ДНК-регистрация станет обязательна для всех лиц, когда-либо столкнувшихся с уголовным преследованием, даже если они в итоге они не были признаны виновными, или если к ним применили всего лишь административный арест.

«Такая мера, будучи направленной на раскрытие преступлений, а также их предотвращение, совершенно очевидно является недопустимой с точки зрения ст. 8 Европейской конвенции по правам человека („право на уважением частной и семейной жизни“», — заключает эксперт.

Кроме того, Подоплелова опасается роста злоупотреблений на этой почве. «Во-первых, на примере различных инцидентов с базами других биометрических данных мы знаем, что эти данные не защищены должным образом от утечек. — говорит юрист. — Во-вторых, у меня нет уверенности, что ДНК-информацию не будут использовать для разного рода фальсификаций „убедительных“ доказательств».

Право.ru