КАК ПОМОЩНИК МИЛИЦИИ ПРАВОЗАЩИТНИКОМ СТАЛ

Страсбургский суд коммуницировал жалобу по делу «Мазитов против России». На условия в казанском СИЗО-1 и отделе полиции «Япеева» пожаловался питерский юрист Тахир Мазитов, в прошлом начальник отдела безопасности КХТИ и руководитель молодежного объединения содействия правоохранительным органам при УВД Казани (МОСПО). Он провел десять месяцев за решеткой по подозрению в должностных преступлениях, а потом дело было прекращено.

Из жалобы экс-казанца следует, что под следствием Мазитов оказался в январе 2009-го, а под стражей в мае того же года. Следствие заподозрило его в ряде должностных преступлений и убедило райсуд, что ранее несудимый фигурант может скрыться от суда,  бросив маленького ребенка и общественную деятельность. Лишь в марте 2010-го руководителя МОСПО Верховный суд РТ освободил под залог, указав что необоснованное содержание под стражей нарушает статью 5 Конвенции. В мае того же года дело ушло в суд, но в июне вернулось в прокуратуру, а в декабре было прекращено.


«Часть эпизодов прекратили за истечением сроков давности, а часть — по статьям 290 (взятка) и 285 (злоупотребление полномочиями) УК РФ — по реабилитирующим основаниям… Все обвинение строилось на голословных утверждениях одного человека», — рассказал по телефону корреспонденту «ВК» сам Тахир Мазитов. Он вспоминает, что на посту руководителя МОСПО работал рука об руку с милицией, ФСБ, прокуратурой, мэрией: «Тогда организация насчитывала около двух тысяч человек, а после моего ухода развалилась».

На вопрос о причинах обращения в ЕСПЧ Мазитов отвечает коротко — «пытки»: «А как еще можно расценить, если вас помещают в камеру, где почти на 50 человек — 12 коек, тебе просто негде спать! Меня целый месяц держали в этом карантине рядом с вичовыми и туберкулезниками… А еще следователь, чтобы создать давление на меня, специально оформлял заявку на мой вывод в СИЗО, а в конвой такую же не посылал, и вот приходилось стоять по 10 — 12 часов. И это повторялось много раз».
В своем обращении в ЕСПЧ бывший арестант жалуется и на летнюю жару в милицейском «бобике», и на зимний холод в камере из-за щели в окне, а еще на вонючие туалеты, сырость, табачный дым в камере и голодание в дни вывоза в суд. Пережив все это, он решил покинуть Казань и теперь в Питере занимается помощью тем, кто попал под каток системы.

ЕСПЧ направил в адрес Российской Федерации ряд вопросов, касающихся доводов Мазитова о нарушениях статей 3 и 5 Европейской конвенции прав человека — о запрещении пыток, в том числе бесчеловечного обращения, права на эффективное расследование и законное содержание под стражей. В УФСИН по РТ корреспонденту «ВК» сообщили, что с доводами жалобы Мазитова пока не знакомились, но со времени его пребывания в СИЗО-1 многое изменилось: был проведен серьезный ремонт, оборудованы комнаты для встреч подследственных и адвокатов.

— Страсбургский суд уже трижды выносил решения по жалобам на бесчеловечные условия содержания в полиции Татарстана, все они касались полицейского изолятора Набережных Челнов, — говорит пресс-секретарь Казанского правозащитного центра Булат Мухамеджанов. — В итоге трое арестантов отсудили у России сумму 19 тысяч евро, а челнинский изолятор после капремонта стал соответствовать европейским стандартам.

Не менее действенным способом наведения порядка на режимных объектах правозащитники считают обращение с иском в отечественные суды со стороны прокуратуры. Один такой, к примеру, поспособствовал благоустройству спецприемника УМВД Казани.

Вечерняя Казань