Мониторинг ситуации с коронавирусом в тюрьмах 12 мая 2020 года (Обновляется)

Русь сидящая регулярно отправляет во ФСИН письменные запросы о ситуации в колониях в связи с полученной информацией от родственников осужденных. Запросы отправляются как от лица фонда, так и от лица дружественных СМИ. Все они проигнорированы ФСИН, в нарушение закона о СМИ о семидневном сроке ответа.

Обращаем внимание, что информация, которая содержится в этом разделе, поступает к нам от родственников заключённых, самих осуждённых, сотрудников ФСИН, защитников или членов ОНК. Эта информация нуждается в дополнительной проверке, однако в связи с информационной непрозрачностью ФСИН и нашего обоснованного недоверия к официальным сообщениям этого ведомства, проверка сведений крайне затруднена.

13:00

Нам пишет Андрей Фырарев (из почты Руси сидящей):

«Здравствуйте.

Я недавно освободился из колонии для бывших сотрудников ФКУ ИК-5 г. Кирово-Чепецк Кировской области, куда угодил в результате внутренних разборок в Следственном комитете, где работал следователем. В колонии фактически используется рабский труд осужденных, которым платят по 100-200 рублей в месяц, заставляя поочередно, в три смены работать в швейных цехах. При этом, за отказ работать в ночное время суток, могут применить очень суровые санкции, помещение в ШИЗО (холодную неотапливаемую камеру) и т.д. Весь апрель осужденных заставляли работать 7/7 без выходных принудительно, заставили написать заявления о том, что все с таким режимом согласны, под угрозой того, что отказавшиеся досрочно домой не пойдут. Я лично не писал.

Люди содержатся как скот, в холодных сырых бараках с плесенью, без горячей воды, многие заболевают. Медицинская помощь фактически не оказывается, максимум что могут-выдать тебе твои собственные таблетки, что прислали родственники, врачи своего отношения к осужденным, как к скоту, не скрывают и лечить отказываются, оскорбляют. Аналогичное отношение и со стороны сотрудников охраны.

В швейном цеху где-то с конца марта-начала апреля 2020 года шьются защитные марлевые маски, силами осужденных. Шьются как: выдается кусок марли, валяющийся на полу, сшивается маска, после чего пакуется в пакет с этикеткой и надписью «стерильно», далее это всё отправляется для продажи людям или раздачу медикам в больницах. Само собой, ни о какой стерильности речи нет, в цехах грязь, ходят в обуви, эти маски валяются по полу, на швейных машинах, руки там особо никто и не моет, дезинфекция не проводится. Руководство колонии отрабатывает госзаказ и получает премии, зеки пашут как проклятые рабы, а врачи и люди на свободе получают маски, с которыми шанс заболеть выше, чем вообще без них.

Есть доказательства, а именно, квитки о размере зарплат, а также удалось вынести образец маски и этикетки, которые лепятся на готовые изделия, готов всё это предоставить.»