О тюрьме и суме

ОЛЬГА РОМАНОВА, тележурналист, лауреат «ТЭФИ», возглавляла российский BusinessWeek

Любой человек, вне зависимости от того, какой образ жизни он ведет, может попасть в суд. Не важно сейчас для нашего рассказа — сам ли, по чужой ли воле, но он оказывается там, где представления о добре и зле, о справедливости и наказании должны быть взвешены на весах и строго отмерены, в зависимости от тяжести преступления за законодательную черту.

Не будем сейчас рассуждать о всяческих несовершенствах имеющейся судебной системы, а обратимся в фактам.

Нет правды на земле, но правды нет и выше (зачеркнуто). Стало уже общим местом, что судебная система в нашей стране работает плохо, совершает много ошибок, а также нередко выносит заведомо неправосудные решения. Вышестоящий суд может не заметить ошибок нижестоящего, а также может иметь резон (или букет резонов) оставить в силе заведомо неправосудное решение. Если судебная несправедливость случилась в вашей жизни, то самым бесполезным для вас лично занятием будет написание обличительного поста в популярной соцсети. Написание обличительного поста в соцсети будет полезно обществу в целом. Справедливости можно добиться даже в самом несовершенном в мире суде, для чего полезны некоторые знания и сноровка, а также хороший юрист.

Вот сейчас самое время рассказать о знаниях и сноровке, но приходится делать оговорку: для того, чтобы добиться справедливости в самом несовершенном в мире суде, достаточно знаний, сноровки и юриста — при условии, если вы не «политический». Если вы «политический», то справедливости добиться тоже можно, только кроме трех перечисленных ингредиентов потребуется еще время, возможно, много времени (для смены власти, разумеется). Но и по прошествии времени вам для восстановления справедливости в суде все равно потребуются вещи, добытые с помощью знаний, сноровки и юриста. Если власть сменили конкретно вы, то дальше можете не читать, вам не надо.

А теперь о важных вещах, коими надо разжиться в ходе судебного процесса с помощью знаний, смекалки и хорошего юриста. О тех вещах, которые — если что — помогут вам восстановить справедливость, буде она потерпит фиаско в суде. Эти важные вещи — аудиопротоколы.

Нет, это не протокол судебного заседания. Нет, это не диктофонная запись участника процесса. Это такая совершенно законная штука, которую можно и нужно применять в судебных процессах, но добиться этого часто бывает непросто. Потому что об этом не знает судья. Потому что об этом не знает ваш юрист. Ну и прежде всего — потому что об этом не знаете вы, хотя вам-то как раз это больше всех надо.

Рассказываю коротко (а попадете в суд — жизнь заставит изучить подробно). Есть несколько  основных условий судопроизводства: гласность, непосредственность, устность, равенство прав сторон (глава 35 УПК РФ).

Перевожу на гражданский язык первые три условия: главным доказательством всегда считается не то, что написано в каких-то бумажках, а то, что прозвучало в суде. Поэтому важные бумажки зачитывают вслух. То есть то, что прозвучало, то и внесено в протокол, который ложится в основу судебного решения. Но люди есть люди, и в протокол часто вносят совсем не то, что прозвучало.

На этом месте вы или ваш юрист потираете руки, кричите «Эврика!» и достаете флэшку с диктофонной записью всего того, что происходило в суде, тычете пальчиком в метку «5 час 24 мин 47 сек» и требуете переслушать и переписать протокол. А вас посылают в пешую эротическую прогулку. Вы получаете неправильное судебное решение на основе неправильных протоколов, гневаетесь, пишите апелляцию и кассации, а вышестоящий суд вам отвечает: батенька, успокойтесь, вы не правы — ну вот же, в протоколе написано… У вас есть аудиозапись? Идите себе с богом, не отвлекайте занятых людей. Какая такая аудиозапись, когда есть судебный протокол.

Все правильно

Аудиозапись и судебный протокол — разные вещи. Вам нужен аудиопротокол. Это — судебный документ. Остальное — дым. Дорогие опытные читатели, претерпевшие в судах всякое, не кричите — вас услышат дети. Не кричите, что даже вот Навальному и его братьям отказали в Замоскорецком суде, расположенном в самом сердце столицы РФ, в ведении аудиопротокола. Да, отказали, сказали — нету такой технической возможности.

Да, это правда — нет в том зале аудиопротоколирования. Навальный в своем блоге написал (если коротко): потому что все украли. И это тоже правда. Потому что по документам — все есть. Именно в этом зале. И вообще все суды столицы давно оборудованы средствами аудиопротоколирования — по документам.

Сейчас расскажу про документы, а потом — как сделать так, чтобы лично у вас, в вашем процессе, все было и вам за это ничего не было. В январе 2011 года Судебным департаментом при Верховном суде был подписан акт выполненных работ в полном объеме по госконтракту № СД-14ю/58 (заключен 23.06.2008) — это госконтракт на поставку в суды систем аудиопротоколирования. Сие означает, что принятая в 2006 году Федеральная целевая программа развития судебной системы (вторая по счету) выполнена и закрыта. Одной из главных ее задач было: «осуществление обязательной аудиозаписи судебного заседания повлияет на обеспечение соблюдения процессуальных норм, повысит корректность поведения участников процесса, предотвратит появление жалоб на протоколы судебных заседаний».

В июне 2012 года Судебный департамент при Верховном суде РФ издал приказ № 118 «О создании ФГБУ «Информационно-аналитический центр поддержки ГАС ‘Правосудие’». И в ведение этого ФГБУ были переданы все вопросы по эксплуатации ГАС «Правосудие». Минэкономразвития рапортует, что денежные средства на эту ФЦП освоены, программа выполнена на 99% еще в 2012 году (стоит эта вторая ФЦП со всеми дополнениями 60 млрд рублей). Вот и Верховный суд отчитался: «1756 залов судебных заседаний оснащены комплексами аудио-, видеофиксации и протоколирования хода судебного заседания. Верховные суды республик, краевые, областные и равные им суды обеспечены средствами видео-конференц-связи для проведения процессов в удаленном режиме со следственными изоляторами. Федеральные суды общей юрисдикции оснащены 376 комплектами мобильных комплексов скрытия свидетеля. В результате все верховные суды республик, краевые и областные суды, суды городов федерального значения, суд автономной области и суды автономных округов оснащены мобильными комплексами скрытия свидетеля и как минимум один комплект находится в каждом управлении (отделе) Судебного департамента в субъекте Российской Федерации для его использования районными судами при необходимости». Вот и в Уголовно-процессуальном кодексе РФ есть статьи 259 и 260, касающиеся протокола судебного заседания. В них сказано, что технические средства протоколирования «могут быть использованы». То есть могут быть и не использованы.

Принятие ФЦП по развитию судебной системы в 2006 году в общем-то было обязало эту норму изменить. Подчинились и изменили свою норму (а именно ст. 155 Арбитражно-процессуального кодекса) только арбитражные суды, причем еще в 2010 году. Что все это означает?

— Если у вас арбитражный процесс — все с аудипротоколированием и так будет хорошо, а если нет — чуть надавите, проблем особых до сих пор не возникало.

— Если гражданский — надавить придется посильнее, но, если честно, в гражданских делах аудипротоколирование не решает вопросов жизни и смерти, как это бывает в уголовных процессах.

— А вот если процесс уголовный, надо бы озаботиться и подготовиться заранее.

Как это сделать

Самый большой опыт в этом деле имеет адвокат Мария Серновец — я ее не рекламирую, она клиентов не берет. Клиент у нее один — ее собственный сын Кирилл, который получил огромный срок в том числе из-за того, что в суде не было аудиопротоколирования, а в обычный бумажный протокол занесли совсем не то, что прозвучало в суде. С тех пор Мария занимается проблемой аудиопротоколирования на общественных началах, и добилась уже очень многого. Достаточно сказать, что Мария направила адвокатские запросы практически во все суды России и добивается ответов и результатов.

Разных.

Я почему так долго о Марии рассказываю? Да потому, что прилагаю к этому тексту переписку разных судов с адвокатом Серновец.

file44935016_syrnovets

Можете ли вы сами вступить в переписку с судами? Теоретически — да, конечно. Но адвокатский запрос имеет другой статус, так что лучше поручите это дело своему адвокату.

Добейтесь от суда, где рассматривается (или будет рассматриваться) ваше дело, ответа по существу: есть у них система аудиопротоколирования или нет? Потому что она обязана быть. Если суд вдруг все-таки «не имеет технической возможности» — запросами выясните причину. Поройтесь в госконтрактах и в открытых отчетах судебных департаментов — вы наверняка обнаружите, что в вашем суде все есть. Запросите судебный департамент насчет оборудования вашего суда. Тогда либо судебный департамент, либо суд будет вынужден признать, что «что-то пошло не так». А это никому признавать не хочется. То есть аудипротоколирование вам придется обеспечить — хоть тушкой, хоть чучелом, хоть за собственный счет председателя суда. Потому что вы имеете на него право по российскому законодательству.

Вступать в переписку с судами и судебным департаментом надо сильно заранее — на переписку уходит несколько месяцев. Но овчинка стоит выделки — тогда вы сможете рассчитывать на то, что у вас будут неискаженные документы о том, что происходило в суде, то есть судебные доказательства. Не отчаивайтесь, если вас поначалу грубо пошлют. Весьма показательным может быть резкий, если не сказать грубый, ответ председателя Свердловского областного суда, которы на вопрос адвоката о наличии такого оборудования фактически отказывается отвечать, ссылаясь на 262-ФЗ от 22.12.2008 «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации».


О тюрьме и суме


Товарищ явно не понимает, о чем его спрашивают и почему он должен будет отвечать по-другому, когда речь зайдет о том, куда делись деньги, предусмотренные на установку этого оборудования. Судья должен был бы знать, что никакой закон в том числе и упомянутый им 262-ФЗ не освобождает его как административное лицо от обязанности отвечать на любые вопросы граждан, а также иметь на балансе имущество, о котором спрашивает гражданка Серновец. К этому его обязывает 59-ФЗ от 02.05.2006 года «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации». О чем ей и пришлось написать ему в повторном обращении.

Продолжайте движения. Это важно еще и вот почему. Процитирую ответ на адвокатский запрос Калининского районного суда Тверской области: «Поскольку отсутствуют ходатайства об аудиофиксации судебного процесса участниками процесса и приобщения аудиофиксации к материалам дела, аудиофиксация не ведется и не приобщается к материалам дела».

После этого ни одного «спасите, помогите, все сфальсифицировано» оттуда — из Калининского района Тверской области — даже читать не хочется. Сами виноваты в своих несчастьях.

И еще прикреплю ответ на адвокатский запрос про аудипротоколирование судьи Тверского гарнизонного военного суда А.А.Красовского — просто так, для любования настоящим гусаром, судьей и гражданином. Вот бывают же прекрасные люди, честно выполняющие свой долг (а заодно, я уверена, что неизвестный мне судья А.А.Красовский — красавец, отличный семьянин, друг животных). Вот как кончается длинный, подробный и прекрасный ответ судьи А.А. Красовского на адвокатский запрос М.Н.Серновец про аудипротоколирование: «В связи с изложенным выражаю Вам благодарность за проявленные активную гражданскую позицию и интерес к деятельности судов Российской Федерации и надеюсь на дальнейшее плодотворное сотрудничество в целях реализации принципов открытости и гласности судопроизводства, способствования повышению уровня правовой осведомленности о судоустройстве и судопроизводстве».

Я теперь ни за что не поверю, что в Тверском военном гарнизонном суде могут принимать неправосудные решения. А вот со Свердловским областным приходится заниматься отдельно — вот, кстати, и занимаемся совместно с Марией Серновец, присоединяйтесь. И на всякий случай — напишите запрос в свой суд по месту жительства. Береженого бог бережет, а небереженого конвой стережет.

Спектр

Ольга Романова