ОЛЬГА РОМАНОВА. ДЕЛО ВРАЧЕЙ

Это история про врачей и подвижников. Именно они все чаще попадают в криминальные хроники. Их называют взяточниками, винят во всех смертных грехах, включая убийства, — ведь должен же кто-то быть во всем виноват? Вот очередная такая история

Ольга Романова, Новая Газета

…«Жила-была одна баба», как выразился бы режиссер Андрей Смирнов. Она была и остается городской сумасшедшей — то есть человеком, который и движет этот мир к переменам. Людмила Пятикоп переехала в город Ярцево Смоленской области из Казахстана во время последнего великого переселения народов, связанного с поиском всесоюзной самоидентификации. Показала характер сразу же: ей показалась сомнительной вода, которая текла из крана в ее новом доме, и она отдала пробы воды на экспертизу. Вода оказалась непригодной для использования в быту, однако местные власти нашли выход и отключили эту вредную для здоровья воду персонально для Людмилы.

С тех пор прошло уже больше 8 лет. Люда таскает воду из далекого колодца, на радость бесстрашным соседям, согласившимся потреблять непотребляемое. Тогда же Люда впервые в своей жизни обратилась в ЕСПЧ — насчет воды. Суды выиграла, воды так и не получила, зато приобрела опыт и задор. Оба приобретенных качества вознесли ее к вершинам местной власти, которая в 2007 году решила утереться и согласилась с назначением Людмилы главой УИК № 778 г. Ярцево — тогда у нас как раз шли выборы в парламент. Обезвоженная Люда никаких выводов не сделала и отказалась подписывать итоговый протокол, который посчитала сфальсифицированным. В итоге ее пытались обвинить в уголовном преступлении — хищении государственных средств (отказывалась сдавать протокол). Но времена были вегетарианские, и дело в конце концов закрыли. Потом Люда занялась вообще немыслимым: например, восстановила на работе 11 человек, незаконно уволенных с Литейно-прокатного завода. В общем, к Люде потянулись ходоки.

В один не прекрасный день 2010 года к ней обратились родственники егеря Ивана Авдеева. Егерь стал свидетелем охоты на кабанов группы лиц, в том числе сотрудников правоохранительных органов, на заповедной территории в закрытый для охоты сезон. Егерь не стерпел, уволился, а потом пропал. Родственники обратились в УВД, где развели руками, и в итоге жена нашла непьющего Ивана в медвытрезвителе. Иван был сильно избит, а доставили его в учреждение именно те самые забывчивые сотрудники УВД. Ивану вызвали «скорую», отвезли его в больницу, где дежурили доктора Шевченко (травматолог) и Войтенко (анестезиолог). По приезду в больницу егерь умер. Родственники написали в УВД заявление об убийстве, областные СМИ провели журналистское расследование, и дело в конце концов удалось возбудить, а потом и наказать одного из виновных, он взял коллективную вину (били егеря скопом) на себя. Именно Люда всю эту историю и разбередила.

Однако следствие не хотело никого больше искать и поначалу (традиционно) попыталось сделать виновным фельдшера «скорой». Когда не удалось, принялись за врачей. Тут-то и выяснилось, что следствию достались не просто провинциальные доктора: по совместительству оба оказались гражданскими активистами. Один (к.м.н., анестезиолог Сергей Войтенко) уже имел десятилетний опыт борьбы с хищениями наркопрепаратов из больницы, другой (травматолог Валерий Шевченко) тоже оказался не сахар и всячески норовил разоблачить ментов.

Вот с Шевченко-то они и начали: через год возбудили уголовное дело по ч. 2 ст. 109 УК (причинение смерти по неосторожности). И по той же статье уже в 2012 году попытались осудить Войтенко, только пациент был другой. Два разных дела против двух врачей вел один следователь (В.В. Скакунов), по совместительству — сын известного местного судьи. Доктору Шевченко дали 2 года условно, запретили заниматься любой медицинской деятельностью и покидать территорию района. Войтенко был свидетелем по делу Шевченко и вызывался в суд. Тот же судья спустя некоторое время вдруг вынес постановление о назначении Войтенко психиатрической экспертизы в Институте им.  Сербского. То есть менты и судья попытались «дело врачей» тихо закрыть под предлогом докторской невменяемости — позор решили прикрыть психиатрией. Для чего экспертиза превратилась в принудительное заключение в психиатрический диспансер — уже в Москве. Причем без решения суда.

Доктор Войтенко и сейчас там, в дурке. Люда Пятикоп пошла к главврачу, обратила его внимание на нарушение закона «О психиатрической помощи и гарантии прав граждан при ее оказании» и напомнила, что доктор Войтенко не находится под стражей, что он приехал добровольно. Написала запрос в прокуратуру, потом вышла на одиночный пикет. И, конечно, написала в ЕСПЧ, благо опыт имеет.

Сидели мы с Людой после того пикета, а я боялась спросить про ее собственный диагноз. Она мне не говорила, но я знала — Люда должна была умереть минувшей весной. Да, рак. Но Люда прекрасно выглядит и все норовит помыть мне окна, не сидится ей за чаем. Люда догадалась и рассказала сама: была неудачная химиотерапия, в онкодиспансере ввели препарат подкожно, а не внутривенно, начался сепсис. К Люде приехали обвиняемые уже к тому времени доктора Шевченко и Войтенко, забрали Люду из диспансера и спасли.

Светлая память егерю Ивану, который их познакомил. И побольше бы таких сумасшедших, как Люда Пятикоп и два смоленских доктора.

 

Источник: Новая газета

Tagged , , , .