РАПСИ: Нужна ли хулиганству ревизия

Нашумевшая история с "золотой молодежью", которая на элитном внедорожнике Gelandewagen устроила гонки с сотрудниками ДПС, попутно показывая погоню в прямом эфире в Интернете, вновь вызвала споры о несовершенстве российского законодательства

Скандалом обернулось не только вызывающее поведение гонщиков, но и не возможность привлечь их к суровой ответственности. Общественность возмущена действиями прокуратуры трижды отменявшей возбуждение уголовного дела. Генеральный прокурор Юрий Чайка, выступая перед парламентом, кивал на несовершенство уголовного законодательства и призывал депутатов подумать об изменении нормы статьи о «хулиганстве». Нынешней редакции хулиганства исполнилось всего пять лет, но вновь встает вопрос о ее реформировании. Но так ли необходимо менять закон под сиюминутные запросы общественности?

История хулиганства

Попытки привлечь к ответственности за посягательство на общественное спокойствие имеют многовековую историю. Некоторые исследователи считают, что ростки правового регулирования проступков, затрагивающих устои общественного спокойствия, можно увидеть уже со времен Русской Правды, где фигурирует такое преступление, как «обида».

Строгая ответственность за непристойное, нарушающее спокойствие и порядок поведение появляется в Соборном уложении 1649 года. «А будет кто, во время святыя литургии и иное церковное пение, войдя в церковь божью, начнет говорить непристойные вещи… и тем в церкви божественному пению учинит мятеж… и тому бесчиннику за ту его вину учинить торговую казнь». Однако основным объектом охраны являлись в первую очередь все же отношения, связанные с порядком проведения церковных служб.

В документе, именуемом «Устав благочиния, или полицейский», который 8 апреля 1782 г был утвержден Императрицей Екатериной II, содержался прямой запрет «учинить уголовные преступления против народной тишины» (статья 230 Уства).

Хотя в перечне деяний содержались и не имевшие непосредственного отношения к нарушению общественного порядка «челобитье или прошение или донос скопом или заговором», «насильное завладение недвижимого имения», «разсевание лжи и клеветы».  Но в части 4 статьи 261 Устава были обозначены действия, которые подпадают под признаки хулиганства в его современном понимании:

«Буде кто во время общенародной игры или забавы или театрального представления, в том месте или близ зрителей во сто сажен, учинит кому обиду, или придирку, или брань, или драку, или вынет шпагу из ножен или употребит огнестрельное оружие, или кинет камень, или порох, или иное что подобное, чем кому причинить может рану, или вред, или убыток, или опасение, того отдать под стражу и отослать к суду».

В период судебной реформы 1861-1864 годов предусматривалось наказание «за ссоры, драки, кулачный бой или другого рода буйство в публичных местах и вообще за нарушение общественной тишины». Виновные подвергались наказанию в виде ареста на срок не свыше семи дней или денежному взысканию не свыше 25 рублей. В рамках этой же статьи наказание могло быть назначено и в случаях, когда «в нарушениях будет участвовать целая толпа людей, которая не разойдется по требованию полиции».

Впервые привлекать к ответственности именно хулиганов предложил петербургский градоначальник фон Валь, который в 1892 году издал указ, предписывающий полиции принимать решительные меры против «уличных бездельников, забавляющихся издевательствами над горожанами».

Хулиганство наряду с озорством и пакостничеством предложили включить и в новое Уложение о наказаниях 1914 года для правонарушений без мотива. Термин закрепляется в Декрете о революционных трибуналах от 4 мая 1918 года, которым дела о хулиганстве приравнивается к таким опасным преступлениям как шпионаж, контрреволюция, саботаж и погромы и рассматриваются революционными трибуналами. Таким образом, законодатель рассматривал хулиганство больше как политическое, а не уголовное преступление.

В 1922 году хулиганство становится самостоятельным правонарушением и получает собственную статью в Уголовном кодексе, законодатель трактует правонарушение как «озорные, бесцельные, сопряженные с явным проявлением неуважения к отдельным гражданам или обществу в целом действия». За «озорство» грозили исправительные работы или лишение свободы на срок до одного года.

хулиганство 02

Во время войны проблема хулиганства не являлась актуальной, а после власти декриминализировали «мелкое хулиганство». Указом президиума Верховного совета от 19 декабря 1956 года появляется ответственность за «мелкое хулиганство», не представлявшее существенной опасности, за которое предусматривалась ответственность в виде ареста от 3 до 15 суток либо штрафа размером от 10 до 30 рублей.

Однако через четыре года утвердили новый Уголовный кодекс, по которому  за «простое или мелкое» хулиганство уже наказывали тюремным заключением на срок до 1 года и штрафом до 50 рублей. Хулиганов также могли наказать исправительными работами или публичным порицанием. За более серьёзный вид хулиганства – «злостный» — нарушителей наказывали лишением свободы сроком до 5 лет.

В 1981 году попытки пресечь нарушения общественного порядка в стране еще более ужесточились. Выходит специальный указ «Об усилении ответственности за хулиганство», в котором в более развернутом виде было дано определение мелкого хулиганства, под которым понимались нецензурная брань в общественных местах, оскорбительное приставание к гражданам и другие подобные действия.

Затем статья подвергается коррекции только в 1993 году — санкцию дополнили наказанием в виде исправительных работ, сроком до двух лет. В 1997 году начал действовать новый УК РФ, который отличался от прежнего более гуманным подходом к нарушителям. Были также пересмотрены виды наказаний за хулиганство, например, по отношению к мелким хулиганам применяли административные виды наказаний, а уголовную ответственность несли люди, совершившие хулиганство при отягчающих обстоятельствах.

Затем хулиганство подвергали ревизии в 2003 году, когда в статье появился обязательный признак преступления в виде оружия или предметов, которые можно использовать с такой же целью. В 2007-м – родился необходимый мотив преступления из ненависти и вражды к определенной группе, а в 2011-м – из статьи убрали нижний порог лишения свободы, а также вводится альтернативное наказание в виде штрафа.

Оружие и вражда 

Верховный суд РФ в своем последнем пленуме по этому вопросу от 2007 года трактует хулиганство как «умышленное нарушение общепризнанных норм и правил поведения, продиктованных желанием виновного противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное отношение к ним».

Однако суд указал, что сами по себе вышеописанные действия являются административным правонарушением, а не уголовным преступлением.

С 2003 года и по нынешнее время статью за хулиганство можно получить только в случае нарушения порядка с использованием оружия или по мотивам любой розни — политической, расовой, религиозной и тп. Если же просто куролесить и нарушать покой окружающих или демонстрировать свое неуважение обществу, то действия эти под уголовный кодекс не попадают, за них наступает административная ответственность.

Сложилась парадоксальная ситуация: статья за хулиганство в уголовном кодексе есть, но само по себе хулиганство преступлением не является. Ведь если нет оружия и мотива, то нет и состава преступления.

Пленум Верховного суда РФ разъяснил, что любой предмет можно считать орудием преступления. «Под предметами, используемыми в качестве оружия при совершении хулиганства, понимаются любые материальные объекты, которыми, исходя из их свойств, можно причинить вред здоровью человека», — говорится в документе.

Прокуратура полагает, что автомобиль не является объектом, который можно отнести к оружию. Поэтому надзорное ведомство и отменяло решения следствия о возбуждении дела. К тому же именно прокуратуре придется поддерживать обвинение в суде, а дело, в котором в качестве оружия при совершении хулиганства фигурирует автомобиль, скорее всего, в процессе развалится.

К тому же, как справедливо указала прокуратура, в Уголовном кодексе есть и другие статьи, которые можно применить к убегающим от погони в данном конкретном случае.

Вернуться к истокам

В стане критиков зазвучали голоса и о трусости прокуратуры, которая испугалась вступить в схватку с Лукойлом. Однако в данном случае ведомство действовало строго по закону.

В ответ на нападки  депутатов Юрий Чайка напомнил, что сам законодатель и отредактировал статью, что привело к нынешней ситуации. Он отметил смелость своего коллеги, который при беспрецедентном давлении не испугался принять законное решение.

«Прокурору тоже потребовалось мужество, когда шла эта волна, атака, когда все кричали «Ату!» он имел мужество выйти и сказать, что закон несовершенен, что нельзя эту статью применять здесь, и нашел вариант, какой закон применить», — прокомментировал это генпрокурор.

Генпрокуратура и сама рада вернуться к прежней редакции, ведь в нынешнем виде статья, по ее мнению, просто не работает. Юрий Чайка напомнил случай драки бизнесменов Александра Лебедева и Сергея Полонского в ходе съемки телепередачи, тогда органам тоже не удалось прицепить к делу «хулиганскую статью» и также из-за отсутствия орудия и мотивов на разжигание вражды.

В связи с этим Генпрокурор призвал депутатов подумать о внесении изменений в статью, иначе она просто не будет работать.

«Что мы сегодня имеем? Мы имеем такую статью, которую тяжело применить на практике. Моя просьба: внесите коррективы в эту статью. Она неработающая статья сегодня», — указал Генпрокурор.

Менять или не менять

Адвокатское сообщество признает несовершенство статьи. «Действительно, нынешняя редакция не самая удачная. На сегодняшний день статья очень узкая и большое число асоциальных действий под нее не подпадает», — указал адвокат Дмитрий Аграновский.

Однако защитники против ее коррекции, опасаясь, что ради привлечения к ответственности единичных «мажоров», поправки в закон откроют правоохранительным органам возможность возбуждать дела о мнимом хулиганстве и против обычных граждан, например, ради улучшения показателей раскрываемости преступлений.

Опасность внесения поправок после каждого вопиющего и резонансного случая отмечала и помощник президента Лариса Брычева. Выступая с лекцией в парламенте в 2014 году, она указала, что из-за излишней торопливости законодателя и его неритмичной работы, некоторые принятые законы либо не работают, либо содержат ошибки и в них необходимо вносить поправки.

«К сожалению, поскольку наш законодатель тороплив, неритмично работает — иногда за последний месяц сессии принимается большее количество законов, чем за всю сессию — это приводит к многочисленным ошибкам, в том числе и языкового порядка, и текстовые, я уже оставляю в стороне ошибки юридического или смыслового порядка. Такие вещи чрезвычайно огорчительны», — сказала Брычева.

Она отметила, что многочисленные поправки усложняют правоприменение, а зачастую приводят к отсутствию системности законодательства.

«Эта ситуация близка катастрофе. С этой точки зрения хотелось бы, чтобы скорость изменения законодательства была по возможности приторможена, тогда можно находить сбалансированные решения. Зачастую изменения вносятся в результате сиюминутных реакций на ситуации, которые возникают в жизни. Это неправильно ни с какой точки зрения», — отметила помощник президента.

Статистика и портрет хулигана 

При этом нельзя сказать, что суды часто оправдывали хулиганов. В 2015 году 40 нарушителей общественного спокойствия оказались невменяемыми и их направили на принудительное медицинское лечение. В отношении 111 человек уголовное преследование прекратили по не реабилитирующим обстоятельствам. А полностью оправдали всего 12 человек. То есть всего лишь один процент.

По данным судебного департамента при Верховном суде РФ в 2015 году за бесчинство были осуждены 998 человек, из них 30 — женщины. Чаще всего общественный порядок нарушают в возрасте от 30 до 49 лет — 406 осужденных, не уважение к обществу также наиболее ярко проявляется в возрастной категории от 18 до 24 лет (252 человека) и от 25 до 29 лет (246 человек). Реже всего на скамье подсудимых по обвинению в хулиганстве оказывались подростки 14-17 лет — 30 человек и мужчины старше 60 лет — 10 обвиняемых. Беременные женщины и матери детей до трех лет по данным судебного департамента не хулиганили вообще, по крайней мере в прошлом году.

К нарушению общественного порядка наиболее склонны местные жители или соседних районов и областей — 990 человек, в хулиганстве были замечены всего 21 гражданин СНГ и 16 зарубежных гостей России, вынужденные переселенцы и беженцы проявляли абсолютное уважение к обществу.

К данному виду преступлений наиболее склонны трудоспособные люди, но не имеющие никакого занятия (535 человек), на втором месте оказались рабочие — 266 человек, а на третьем «белые воротнички» — 73 человека, за ними следуют предприниматели и студенты (63 и 40 человек соответственно). Меньше всего хулиганили крестьяне, чиновники и сотрудники правоохранительных органов — 3, 2 и 1 соответственно.

Что касается образования, то в основном к уголовной ответственности за хулиганство привлекают людей со средним и средним специальным образованием (396 и 316 человек соответственно), 125 подсудимых закончили высшее учебное заведение.

Источник: РАПСИ