«… два человека во главе государства – юристы! А народ – бесправен. Я смело говорю об этом, потому что знаю, сколько вокруг меня людей страдают от беззакония»

Уважаемая Ольга!

В 130 номере «Новой газеты» напечатана статья Натальи Фоминой «Вышла замуж за капитана». Я благодарна Наталье. Но от корреспондента такой газеты я хотела бы увидеть более смелую статью о наших судах! Наше «правосудие» творит, Бог знает что! И куда я только не обращалась – отписки. Как ни скажет В. Жириновский, пустые, бессмысленные, антизаконные. В этом я с ним полностью согласна. Никто не вникает в глубину вопроса.

А ведь речь идет о жилье пожилого человека.

Пошел 5-ый год, как я добиваюсь справедливости, но тщетно! Это в «правовом, демократическом» государстве, по словам Медведева. Действительно, два человека во главе государства – юристы! А народ – бесправен. Я смело говорю об этом, потому что знаю, сколько вокруг меня людей страдают от беззакония.

Остановлюсь на этом, но прошу Вас посмотреть бумаги, которые я Вам высылаю.

Конечно, время на обжалование уже истекло. Но я прошла, как говорится, с жалобами все коридоры власти. И не только судебной.

При чтении решения суда и суд.-мед. экспертизы, кроме наименований болезней моего мужа – остальное вранье, вранье, вранье!

Как может вступить в «законную силу» абсолютно антизаконное решение суда?

Возьму только два примера нарушения судьей процессуального права:

  1. Закрытые заседания. Даже свидетелей, давших показания, выпроваживали из приемной судьи (заседания, а их было 10, проводились не в зале суда)
  2. Протокол с/з является основным процессуальным документом. А вот тут судья допускает умышленный подлог, т.е. искажает все свидетельские показания, как с той, так и с другой стороны. Ей так нужно было, чтобы удовлетворить сторону мошенников. Но ст. 50 ч. 2 Конституции РФ гласит: недостоверный протокол не может служить доказательством по делу! Не имеет юридической силы. Т.е. и решение суда не должно иметь юридической силы. Однако 5-ый год я хожу по мукам, не сплю ночами. Я всем говорю, что детство отняли фашисты, а спокойную старость – свои. И ведь никто не слышит!
  3. Мне отказано в графологической экспертизе подписи моего мужа в реестре нотариальной конторы (!).
  4. Шантажирующие нас с мужем телефонные разговоры и не подумали исследовать. Всё это раскрывает мошенников.
  5. Мне вовремя не дали ознакомится с заключением суд.-мед. экспертизы и протоколом. Ну и так далее, я насчитываю 8-9 пунктов.

Уважаемая Ольга! Не буду больше морочить Вам голову, перечисляя нарушения. Меня просто держат за дуру, или, как сказал один адвокат, меня развели по полной. И не только «развели», но и оскорбили! То есть решение суда представляет собой сочинение клеветнического характера с элементами оскорблений.

Я нормально не сплю более 4-ех лет, с вечера вздремну, потом что-то пишу, читаю. Конечно, пью успокоительные лекарства.

Такую жизнь создали нам два юриста. Дочь меня ругает, а я не хочу отступать: меня мошенники оставили без мужа («наследники» помогли ему покинуть свет ровно через два месяца после подписания завещания на имя сына двоюродного брата), теперь оставляют без жилья.

Я благодарна Наталье Фоминой за статью в № 130 «Новой газеты», но ей не могу дозвониться. В статье она допустила некоторые неточности: «Показания кажутся судье противоречивыми…». Не судье кажутся, а сама судья умышленно все исказила, чтобы запутать всех. Она набралась наглости (простите!) заменить совсем показания, даже мои, истца!

Судья Зеленцова О.А. нарушила все нормы процессуального права. Перечислять долго, но то, что судом была отвергнута почерковедческая экспертиза – это явное нарушение.

А посмертную суд.-мед. экспертизу Зеленцова умышленно запутала искаженными показаниями свидетелей. Ни одно мое требование не было выполнено.

Адвокат Капишина О.А., на которую я возлагала надежды, оказалась подругой Зеленцовой, обманывала меня, вела себя на заседаниях как «свадебный генерал», не проронив ни слова в защиту. На предпоследнее заседание опоздала, на последнее – не явилась совсем.

Это я сейчас стала немного разбираться в юриспруденции с помощью добрых людей. А во время процесса – совершенно безграмотна была. Я доверяла людям. Я советский учитель, и не представляла себе, что юристы, в руки которых отдаются судьбы людей, могут быть такими бесчестными.

И последнее. 4 года пытаюсь возбудить уголовное дело по факту смерти мужа. Следственный отдел не находит состава преступления. А он на лицо, даже если решение суда разобрать внимательнее. Местные прокуроры уверяют, что он умер от болезни. Да. Но кто спровоцировал болезнь – знать не хотят. Крышуют.

С уважением, Бузова А.И.