Групповое изнасилование без потерпевшей: история одной фальсификации

Дима Хохлов. Фото из семейного архива

«Здравствуйте!» — дверь коммуналки в доходном доме в центре Москвы открывает моложавая ухоженная женщина. Таисии Хохловой на вид около пятидесяти лет, она одета в темную кофточку с блестками, легинсы и босоножки. Чистый подъезд, просторная прихожая, большая кухня с крашеными стенами и плиткой на полу… Здесь, в коммунальной квартире, живут две семьи. Три комнаты из пяти принадлежат Таисии.

Мы сидим за кухонным столом. Таисия улыбается, поит чаем, попутно отвечая на звонки по работе. Она вовсе не похожа на измученную и обозлившуюся на весь мир женщину, какой могла бы быть мать заключенного.

Старший сын Таисии, Дима, уже пятый год сидит за решеткой. Ему было 27 лет, когда на него завели уголовное дело. Работал на почте, подрабатывал в ресторане поваром, воспитывал сына. В ноябре 2010 года он только вернулся из пансионата: загорелый, похорошевший, избавился от надоевшего псориаза. В тот вечер он встречался с другом, а после, возвращаясь домой, забежал на верхний этаж к соседям, устроившим вечеринку. Так и началась вся эта история с уголовным делом, которое, по словам Таисии, однозначно сфабриковано.

Дима поплатился за то, что увел из шумной соседской квартиры продавщицу по имени Вероника, которой веселье не давало спать. А та на следующий день отправилась в полицию и написала заявление о краже паспорта, 4 тысяч рублей и мобильного телефона. В полиции Веронику продержали более суток и заставили написать заявление о групповом изнасиловании, одним из обвиняемых оказался как раз сын Таисии. «Всего по этому делу один человек отсидел за кражу мобильника, четверо за групповое изнасилование, а дело хозяина квартиры, где якобы произошло изнасилование, было выделено в отдельное производство», — рассказывает женщина. В деле, которое завел старший следователь отдела Следственного комитета (СК) по Мещанскому району Виталий Овчарук, оказалось множество нестыковок.

Полтора дня «уговаривали» писать заявление

Вечеринка, на которую в недобрый час заглянул Дмитрий, была в квартире у соседа Евгения (он с рождения страдает олигофренией, наличие заболевания подтверждается медицинскими документами). Веселились его молодые квартиранты – три парня, приезжие. В той же квартире хотела остаться на ночь Вероника. Но она была недовольна соседями: слушали музыку, мешали спать, а ведь завтра на работу.

Дима Хохлов 3

Дима Хохлов с женой Аней. Фото из семейного архива

Дима вообще по чужим квартирам не ходит, объясняет Таисия. Но тогда встретил знакомого и зашел вместе с ним – все равно по пути. Увидел Веронику, пожалел, и предложил переночевать у него, пока жена уехала. «Я была против, — вспоминает Таисия, — но Дима настоял: что там, недолго до утра уже осталось».

Потом во время первого допроса Вероника расскажет, что над ней сначала надругались всей компанией, потом Дмитрий увел ее к себе домой силой, в комнате угрожал ножом и даже порезал лезвием стену. Правда, на обоях в квартире не осталось никаких следов, а жертва почему-то сама пошла со своим «обидчиком», не попытавшись по дороге убежать и не взывая о помощи. Да и медицинская экспертиза показала, что интимной близости у «изнасилованной» не было, причем довольно давно.

Вообще же девушка отправилась писать заявление в полицию совсем по другому поводу: из-за пропажи паспорта, телефона и четырех тысяч рублей, как уже было сказано выше. Местный участковый Алексей Мыколенко оформил бумаги и отправил в отделение. А уже оттуда на работу к Веронике приехал наряд и предложил изменить показания: обвинить ребят в изнасиловании — мол, у каждого из них можно отсудить крупную сумму.

«Конец года, полиции нужно было готовить отчетность», — кивает Таисия. По ее словам, Веронику в результате прямо с работы увезли в Мещанский отдел полиции, где держали — потерпевшую! — полтора дня, прежде чем она согласилась заявить об изнасиловании . «Она так и сказала: полицейским «нужно посадить», — пересказывает Таисия свой разговор с «жертвой». — Я у нее спросила, зачем она ребята оговорила. А она в ответ: «Вас в ОВД держали? Тогда не задавайте глупых вопросов!»

Жизнь под арестом: анальгин и дубинки

Веронику признали потерпевшей и допросили еще до того, как возбудили уголовное дело, вечером 8 ноября. А уже в ночь на 9-е Диму прямо из постели забрали в полицию. Дело на него завели сразу по двум статьям: 131 («изнасилование») и 132 («насильственные действия сексуального характера»). Если Диму отправили в ОВД под конвоем, то его товарищи сами пришли в отделение: принесли передачу — продукты, сигареты. «Если было совершено преступление, почему они не сбежали, а сами еще и пошли в полицию?» — недоумевает Таисия.

На суде по избранию меры пресечения Вероника опомнилась и подала письменное ходатайство с протестом, указав, что она оговорила обвиняемых. Потом много раз она опровергала первоначальные показания, подчеркивает Таисия: «Говорила, что ребята невиновны. Четыре раза в районном и два раза в городском суде. Все это запротоколировано, все это есть… Человек, которого обидят, будет так поступать?» Несмотря на это, всех обвиняемых посадили в следственный изолятор (СИЗО), и исправно продлевали им срок ареста.

У Дмитрия и так были проблемы со здоровьем – не только псориаз, но еще и гастрит. А в «Бутырке» отчего-то разболелось колено. Таисия уверена, что это не просто так: «Наверное, били, но он не говорит».
Женщина пожаловалась на состояние сына в Федеральную службу исполнения наказаний (ФСИН), его отправили в больницу в «Матросскую тишину», где он пролежал около месяца: «Больше оставаться не захотел: все равно там от всех болезней одно лекарство — анальгин».

Матери Дмитрий вообще не рассказывал ни об избиениях, ни о пытках. Один раз только обмолвился: на этапе в рязанской колонии всех заключенных били дубинками, чтобы принудить к «сотрудничеству».

Дело о ложном доносе об изнасиловании

За время следствия, которое длилось около полутора лет, сменилось несколько следователей, а приговор был переписан пять раз. Первым был отправлен в отставку Овчарук, однако на судах он все равно был и после увольнения уговаривал обвиняемых: «Подписывайте все быстрей, все равно вас посадят!»

Были и другие особенности российского правосудия. Например, свидетелям защиты звонил сам судья — рекомендовал не появляться на заседании или советовал, какие показания давать. А Веронику, которая упорно пыталась отстоять ребят, вообще прогоняли из суда: «Ты зачем сюда пришла?»

Когда Таисия дошла до депутата Государственной думы Елены Драпеко, та добилась, чтобы обвинения с Димы по статье изнасиловании были сняты как «абсурдные». После этого Веронику в результате осудили по статье 306 Уголовного кодекса (ложный донос). Она признала вину и подтвердила, что преступления в ее отношении не было. Однако это не стало основанием для того, чтобы снять с Димы вторую статью — о насильственных действиях сексуального характера.

Дима Хохлов 1

Дима Хохлов в армии. Фото из семейного архива

Не помогли и адвокаты. Практически все юристы, которых нанимала Таисия, по ее словам, начинали работать на следствие. Один уговаривал сына «сознаться», другой был согласен с продлением меры пресечения. При этом, жалуется Таисия, адвокаты требовали за свои услуги крупные суммы. Через какое-то время от сбережений семьи не осталось ничего — только кредиты.

Таисия отправилась с жалобами по высшим инстанциям: была в офисе уполномоченного по правам человека, дошла даже до главы Следственного комитета Александра Бастрыкина.

Самое интересное было на заседании по существу. Тут от показаний отреклась не только жертва, но и «повинившийся» было олигофрен Евгений. Он по-детски просто рассказал, что его «били по ногам», и что на него «кричал следователь Овчарук», заставляя на камеру говорить то, что сам же и надиктовал. Однако суд не обратил на это внимания.

11 апреля 2012 года судья Константин Новиков признал Дмитрия Хохлова виновным и назначил ему наказание в виде лишения свободы сроко м на семь лет с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. В ноябре его этапировали в колонию.

Таисия регулярно ездит к нему. По ее словам, сын сильно похудел, «руки и ноги прямо синие». Во время длительных свиданий ей удается немного откормить сына, чтобы появился румянец.

Таисия уверена, что Диму специально подставили, и даже догадывается, кто это сделал: случайно услышала, как эти люди обсуждали суд над молодым человеком. Однако женщина не хочет предавать их имена огласке.
Сдаваться она не намерена: «Адвокаты не хотят помогать, говорят — такая система. Но если я, и ты, и все мы выступим против — ничего от этой системы не останется!» — уверена она. Сейчас адвокат «Руси Сидящей» Вячеслав Гаврилов готовит надзорную жалобу на приговор о групповом изнасиловании.

Share on VKTweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+Share on LinkedIn