Письмо от Куртабашевой Л.А. Новосибирск

Здравствуйте. Уважаемая Ольга, мне жаль, что я отнимаю у вас время своим письмом, но не могла не написать. Я пишу его уже около года. В мыслях мне не дает это покоя. Дело в том, что у меня уже второй год пошел, как сидит мой внук, дали 10 лет «строгого». Ему 24 года, учился на вечернем в институте, остался один год, и вот такое произошло. Его обвиняют по 228 ст. Он пытался перебросить через забор тюрьмы, как он говорит, телефон брату, а вменяют, что там был наркотик. Что правда, что нет, я не могу судить, т.к. теперь уже с внуком не поговорить.

Накануне суда взяла в библиотеке Угол.Кодекс. Прочитала, по этой статье 5 лет «строгого» и вдруг на суде приговоре – 10 лет. Оказалось, в 2013 году ужесточили, приняли такой закон. И вот сейчас, когда читаю, за разбой, убийство и т.д. дают 6,5 лет и так далее, думаю, какая несправедливость. Они ужесточают сроки, вместо того, чтобы вести какую то работу с молодыми, думают, что молодежь читает эти законы, испугается и перестанет так делать. Да они же молодые олухи, не думают о последствиях. Конечно, есть умные, что учатся на чужих ошибках, а есть и другие…

Я могла бы написать о внуке, какой он хороший: он действительно спокойный, исполнительный. Его куда пошлют, что заставят делать, он все выполняет. Я даже на участке старалась не очень его загружать работой, потому что он старательный и исполнительный, молчаливый – мог за весь вечер ни слова не сказать.

Я была на заседаниях суда. Даже мне, неискушенному человеку, ясно было, сколько там было нарушений. Не дали ему позвонить матери после задержания, пригрозили, как он выразился, «а хочешь в нос», если не подпишет. На пакете не было его отпечатков. Понятой сказал, что он был один, ему говорят: «А тут написано, что было двое». «Ну, говорит, значит, два».

«Что же вы не помните, сколько вас было?» Он ответил: «Мне бы со своими грехами справиться». Он у них, оказывается, постоянный понятой. Живет рядом с отделением, алкаш, так сказать, у них на крючке. Но судью все это не смущало.

Подавали апелляцию, скостили 2 месяца. Буду еще писать куда-то. Но я то пишу по поводу наших законодателей и их деятельности. Складывается впечатление, что как было государство наше для народа не «отцом, а сукою», так и остается.

Извините меня за резкости. Я вас очень уважаю, поражаюсь вашей энергией. Люблю читать я ваши статья в «Новой газете». Интернета у меня нет, больше я о вас ничего не знаю. Мне уже 78 лет, боюсь, что и внука мне уже не дождаться.

Куртабашева Л.А.