Про соблюдение принципа гуманизма

     Есть в УК РФ глава, которая называется «Задачи и принципы Уголовного кодекса РФ», а в этой главе есть ст.7 с названием «Принцип гуманизма». В статье этой сказано: «Уголовное законодательство обеспечивает безопасность человека».
Т.е. любой человек, даже совершивший преступление, уголовным законом защищен и ему гарантированна безопасность. Должностные лица (в том числе судьи)
, должны такую безопасность обеспечивать.
Ниже я привожу текст письма, которое написали нам родители девушки, осужденной Подольским городским судом Московской области. В нем во всех подробностях описано, как на практике у нас соблюдается принцип Гуманизма.

  Судебное заседание

в перинатальном отделении родильного дома.

 

Выездной филиал Подольского городского суда Московской области переведен с Ревпроспекта в родильный дом.

     Где под председательством судьи Шарафеева должно было состояться заседание по ранее сфабрикованному, сфальсифицированному делу, которое для сокрытия преступлений совершенных сотрудниками УФСКН РФ, срочно нужно было сдать в архив

Когда-то в советские времена широко были широко распространены выездные суды. Заседания, которых имели большое воспитательное значение. Они проходили на заводах фабриках в трудовых коллективах с участием общественных обвинителей, либо общественных защитников. Проходили они при большом стечении людей, и там рассматривали дела. Тем самым не только наказывалось зло, но и достигалась профилактика преступности. Неисправимые отправлялись в места не столько отдаленные, а тех, кто не совсем был потерян для общества, коллектив брал на поруки, на перевоспитание.

В новой России, выездное судебное заседание в ГКП РФ да в УПК РФ особенно не прописаны, не говоря о том, что практики применения по ним нет.

Тем удивительнее, то, что судья Подольского городского суда Московской области, Шарафеев Альберт Файзрахманович под председательством которого с декабря 2010 года слушалось уголовное дело о сбыте наркотиков Организованной преступной группировкой, руководителем которой была «назначена» наша дочь, решил провести выездное заседание в перинатальном отделении Подольского родильного дома. Куда наша дочь Захарченко Р.Э. была направлена из зала суда, где ей стало плохо, и где после лжесвидетельств обвинения, у нее беременной, возникла угроза   выкидыша.

Судье Шарафееву показалось мало получать своевременные справки и подтверждающие заболевание документы, желая по сложному, с надуманным обвинением делу, к которому он относился с особым пристрастием, вынести блиц-приговор за 1 день. Т.к. его не устраивало заболевание дочери, которой на его глазах в зале суда стало плохо, ей была вызвана скорая помощь, по объективным показаниям она была доставлена для сохранения беременности в роддом. Но, не смотря на это, Шарафеев  постоянно лично звонил врачам, требовал немедленной выписки больной, так как ему хотелось поскорее рассмотреть дело, и достичь в угоду наркоконтроля, своих судейских показателей, скрыть все многочисленные подлоги, фальсификации, нарушения Конституции РФ, УК и УПК РФ.

Когда угрозы в отношении врачей с его стороны не возымели действия, судья Шарафеев вынес официальное постановление о проведении выездного заседания суда в родильном доме. Государственный обвинитель Кузнецова безоговорочно поддержала его «мудрое мнение», высказанное Шарафеевым в присутствии общественности, адвокатов, подсудимых : «ей незачем рожать в родильном доме, нормальные женщины рожают и в стоге сена».

Поразительно и то, что главный врач больницы, заведующая отделением патологии,  тут же подобострастно взяли под козырек, уже наметили место в палате, где будет вынесен приговор, а наша дочь будет взята под стражу, куда будет запущена специальная охрана с собаками. Такую картину нам обрисовал в предвкушении судилища Главный врач Подольского родильного дома. А ведь только месяц назад до этого, Подольский роддом был закрыт из-за антисанитарии, стафилококковой инфекции, и  в нем была проведена санобработка.

Просим обратить ваше внимание на такие факты беззакония,  бесчеловечности, глумления и издевательства над еще нерожденными детьми. Т.е. по сути,  в дело воплощается  новый метод российского правосудия – «Подольское правосудие» с филиалом в роддоме. Как правильно заметил, участвующий в процессе адвокат Калашников Л.Б. : « в уголовном кодексе нет такого наказания, как доведение беременной женщины до выкидыша», однако судья Шарафеев при поддержке прокурора Кузнецовой (это отражено в Протоколах судебного заседания) так не считают.

Все изложенные здесь факты мы подтверждаем документами, одним из уникальных является запрос Шарафеева о возможной симуляции беременности женщины которой установлен 38 недельный срок. Захарченко он лично видел на судебном заседании с заметно выпирающим животом.

Еженедельно судья Шарафеев лично звонил Главному врачу и на мобильный телефон нашей дочери.

31 марта после очередного звонка из Подольского городского суда, вызвавшего стресс и глубокие переживания у дочери, которая на самом деле не могла присутствовать на заседании 31 марта по уважительной причине,  закружилась голова, возникла резкая боль в правом боку, а затем непроизвольно, преждевременно отошли околоплодные воды.

Врачами роддома № 32 города Москвы, куда была переведена наша дочь,  были предприняты все возможные меры для стимуляции родовой деятельности. Но целенаправленные действия врачей не принесли желаемого результата. Утром 1 апреля в связи с внезапным  ухудшением основных жизненных показаний, повлекшим за собой угрозу смерти матери и ребенка,  мы родители были проинформированы по телефону о решении медицинского консилиума врачей об экстренной операции.

Только благодаря профессионализму медицинского персонала роддома № 32 города Москвы, лично главному врачу Манашевой, их верности врачебному долгу, внимательному и непредвзятому отношению к больным, были спасены жизни матери и ее ребенка. Тем не менее время для лечения заболевания было упущено. У дочери, проходящей курс реабилитации после операции в роддоме №32,  развилась патология почек,  возникли внутренние отеки и отеки ног.

Данное положение вещей, а именно угроза жизни и здоровья матери и ребенка,  сложилось исключительно из-за ложно понятого служебного долга судьи Подольского городского суда Шарафеева А.Ф., иной личной заинтересованности его, следователя СС Мешкова Р.Г., оперативных сотрудников СС Антоненко, Поерова, Лютова,   которые умышленно чудовищно завысили объем обвинения, и организовали, по сути дела травлю, с целью скорейшего осуждения по надуманному обвинению из мести за неполучение взятки, которую данные лица вымогали у дочери на протяжении полугода через насильно приставленного ей адвоката Эйхерта Д.А..  Чему немало способствовала бездельная, равнодушная, позиция Подольской городской Прокуратуры.

Никакой не было необходимости судье Подольского городского суда Шарафееву А.Ф., терроризировать родильные дома разных городов, потому что УПК не только позволял, но и обязывал его приостановить производство по делу на период нахождения женщины в медицинском учреждении до рождения ребенка.

Для какой цели все это было сделано станет ясным, если обратить внимание на важные факты, находящиеся в деле:

В Подольскую городскую прокуратуру Дело 41 808 было направлено Мешковым Р.Г. 29.09.2010 года,  15.10.2010 обвинительное заключение утверждено заместителем Подольского городского прокурора юристом 1 класса Жабиным Д.К.

Однако, письмом от 13.10. 2010 года, без номера, Первым заместителем Подольского городского прокурора Московской области советником юстиции Гековой И.А. на имя судьи Подольского городского суда Московской  области  Шарафеева А.Ф. было дано поручение помощнику Подольского городского прокурора Кузнецовой В.Г. поддержать обвинение по делу. Именно делу 41 808, обвинительное заключение по которому еще не было подписано..

В денном поручении от 13.10.2010 сказано,  что дело назначено к слушанью 16.12.2010 года в 10 часов.

Ответ на законный вопрос: каким образом Первый заместитель Прокурора Гекова знает, что дело, которое еще не поступило в суд и обвинительное заключение по которому не утверждено, будет рассматривать Шарафеев А.Ф., станет ясным если посмотреть в этой переписке на более раннее письмо федерального судьи Подольского городского суда Московской области Шарафеева А.Ф. от 25.08.2010 за номером 1-836/10 на имя Подольского городского прокурора Лукьяненко Ю.В., в котором Шарафеев А.Ф. сообщает, что 16.12. 2010 года в 10 часов под его председательством состоится слушание уголовного дела в отношении нашей дочери и зятя, и просит Подольского городского прокурора обеспечить участие в судебном заседании государственного обвинителя. Номер данного письма является номером уголовного дела, присвоенным судом.

Это означает, что данное уголовное дело задолго, т.е. за три месяца до утверждения обвинительного заключения уже находилось в Подольском городском суде.

Теперь становится понятным суть грубейших процессуальных нарушений, которые совершили совместно наркоконтроль, местная Прокуратура и местный суд.

Понятно, что у обвиняемых по сфальсифицированному делу и нас родителей не сложилось доверия к  судье Подольского городского суда Шарафееву А.Ф. .Особенно с учетом хорошо наблюдаемой его зависимости от ФСКН. Кроме того у нас на руках находятся документы, которые свидетельствуют о том, что Приговор в отношение нашей дочери, зятя уже существовал 9 марта 2011, что подтверждается ответом Долова 9 марта 2011 года и 28 марта 2011 года о том, что мы вправе обжаловать вступивший в законную силу приговор. Существование такого приговора подтверждается и ответом Балабана Ю.И. зам.председателя Мособлсуда от 18 марта за номером 1ж 611/11, что «осужденный вправе ходатайствовать о пересмотре вступившего в законную силу приговора». Мы прилагаем копию этого ответа. Вот для чего необходимо было срочно, в родильном доме Шарафееву А.Ф. узаконить незаконно, тайно вынесенный, приговор, который, как следует из документа даже уже рассмотрели  в кассационной инстанции, т.к. 48 глава УПК РФ и 402 статья УПК РФ, про которые пишет Ю.И.Балабан – это пересмотр вступившего в силу приговора.

Мы жаловались и предъявляли неопровержимые доказательства фактов вопиющего беззакония в различные учреждения: Областной суд, Квалификационную коллегию судей, Председателю Подольского городского суда, Следственный комитет, Прокуратуру, УФСКН России, УФСКН Московской области! Никакого результата! Все наши обращения для проверки отправляют именно тем лицам и в те организации на которые мы жалуемся. Нам отвечают, что все законно. А ведь кроме Подольских прокуроров, судьи Шарафеева, Следователя Мешкова, в фабриковании дела участвовали сотрудники: оперуполномоченный ФСКН Павел Антоненко, зам.начальника Подольского наркоконтроля Сергей Поеров. Они были пойманы на получении взятки с поличным!!! Не были наказаны, продолжают работать, а Антоненко — главный лжесвидетель на процессе, по сфабрикованному делу против нашей дочери и зятя!

Когда мы, как родители, стали добиваться  справедливого рассмотрения дела, начали изобличать фальшивки, сфабрикованные мастерами своего дела из ФСКН, то на нас началась настоящая травля. Нас обворовали, при этом отказались возбуждать уголовное дело,  якобы за  отсутствием события преступления, причиной кроме отсутствия события указали отказ предоставить справку о доходах. Но такая справка не нужна, к тому же украденное, и это было написано в объяснение было приобретено в разные годы, в том числе и 10-15 лет назад!

Самые подлые приемы бессовестного очковтирательства, искусного в своей изощренности и искусственного  создания видимости работы, имитации бурной деятельности стали неотъемлемым свойством всей службы наркоконтроля.

     В страшном триумвирате, в котором кроме службы наркоконтроля подвизались прокуратура и суд, главной кормящей (добывающей взятками средства, для всех трех голов Цербера), является наркоконтроль. Поэтому так спесивы оперативники и следователи ФСКН, поэтому их покрывает Следственный комитет, Прокуратура, Суд, поэтому любые жалобы, даже Президенту России, Председателю Правительства, Председателю Верховного суда, Генеральному прокурору, Председателю Следственного комитета России на беззаконные действия и вымогательства со стороны работников наркоконтроля, остаются без реагирования,  не читаются вообще, и возвращаются на рассмотрение именно тем самым взяточникам и вымогателям на действия которых мы жалуемся.

     Неужели руководство страны не видит того, что ФСКН наделен чрезвычайными полномочиями, делающими невозможным какой-либо контроль со стороны государства и общества, и что это обстоятельство (отсутствие контроля и надзора),  привело к произволу, беззаконию, коррупции и, что самое страшное,  к потреблению наркотических средств самими оперативными сотрудниками ФСКН и к продаже этими же сотрудниками ФСКН наркотиков населению.

           Помогите защитить законные права и интересы наших несправедливо обвиненных детей.


Tagged .