Доведён до последней черты

Обращается к Вам знакомая Беляева Владимира Ивановича. В настоящее время он отбывает наказание в ИК 15 пос. Сосьва Свердловской обл. За последние 5 лет это 69 учреждение ФСИН России, куда его этапируют. Над человеком откровенно издеваются, превратив его жизнь в бесконечные этапы и переводы, а у него целый ряд тяжёлых хронических заболеваний, в настоящее время он может передвигаться только с ортопедической тростью.
В связи с несогласием с условиями отбывания наказания Беляев В.И. находился на голодовке с 18.11.2011 по 13.12.2011, далее был помещён в больницу при ИК 15. После выписки из больницы он через 10 дней по надуманным основаниям был переведён в ОСУОН. С 27.01.2012 он опять объявил голодовку. Близкий мне человек доведён до последней черты. Прилагаю письмо, написанное самим Беляевым В.И.
06.02.2012. Пулова О.В
o.pulova@mail.ru
l_pvk@mail.ru

Беляев В. И. осужден по приговору городского суда С-Петербурга от 14.11.2003г. по п.п. «» ч. 2 ст. 105 и ч. 1 ст. 209 УК РФ, по совокупности преступлений к 21 году лишения свободы.

После вынесения приговора в Санкт-Петербурге Беляев В. И. был вызван для беседы с полковником ОСБ ГУИН по С-Петербургу и Ленинградской области Векличем К.А., в ходе которой последний принуждал Беляева В. И. к сотрудничеству с оперативным аппаратом ГУИН. В ответ на отказ сотрудничать полковник Веклич К.А. стал высказывать угрозы, которые были исполнены в дальнейшем в форме постоянных перемещений из одного исправительного учреждения в другое, сопровождающиеся необоснованным применением к Беляеву В. И. насилия, избиениями, пытками, созданием невыносимых условий содержания, проведениями оперативных мероприятий в отношении Беляева В. И., состоящих в дискредитации его в среде других осужденных с целью вызвать к нему враждебное отношение и провоцировать конфликты.

После вступления приговора в законную силу, 11.11.2004г. Беляев В. И. направлен для отбывания наказания в распоряжение УИН Магаданской области и этапирован в ИК 4 п. Уптар. После прибытия в указанное исправительное учреждение Беляеву В. И. неоднократно предлагалось начать сотрудничество с оперативными аппаратами УИН. В ответ на отказ от сотрудничества Беляев В. И. подвергся массированному давлению со стороны оперативного аппарата колонии путем создания невыносимых условий отбывания наказания (фальсифицировались рапорты о якобы нарушениях с его стороны порядка отбывания наказания, подвергался необоснованному наказанию и пр.).

В конце декабря 2005 года, так и не получив согласие Беляева В. И. на сотрудничество с руководством ГУИН России было принято решение об этапировании Беляева В. И. в другой регион России с целью дальнейшего оказания давления на последнего, направленного на склонение к сотрудничеству с оперативными службами ГУИН.

После Магадана в конце декабря 2005 года привезли в СИЗО г. Хабаровска, содержали в карцере, далее этапировали в СИЗО г. Иркутска, где склоняли к сотрудничеству, предлагая всякие «должности». Далее повезли в СИЗО г. Новосибирска, содержали в бункерах, устроили провокацию, драку. После повезли в Свердловск, где содержали в одиночке, в полной изоляции спецкоридора держали в неведении происходящего долго. После вызвали к человеку в гражданской одежде: то ли ФСБ, то ли ОСБ, то ли опер какой-то, высокого чина!? Он особо не откровенничал: показал мне Магаданскую бумагу, «предложил» опять сотрудничество: мой отказ его разозлил, как результат угрозы. Сказал, пожалею, что отказался! Когда-то в 2003 году, сразу после вынесения приговора в Санкт-Петербурге состоялась беседа с полковником ОСБ ГУИН по СПБ и Лен. области Векличем К.А., который принуждал меня! За отказ сотрудничать угрожал мне, что пожалею. Результат — «прелести» Магадана, этапы по России, распад семьи, экономический урон бизнеса, физические и психические страдания, вред здоровью.

  После отказа «Свердловскому агенту 007» меня этапировали в СИЗО г. Ачинска, где устроили провокацию. Под руководством полковника в/с Шипицина, который является «князьком» в том регионе… методики и тактики… После меня зачем-то повезли в СИЗО г. Красноярска (где раньше полковник Шипицин был зам. нач. СИЗО по опер.  работе), посадили в пресс-хату, после меня посадили в карцер. Потом меня опять повезли в СИЗО г. Ачинска под опеку Шипицина, посадили в карцер, принуждая к сотрудничеству,  довели до нервного срыва,  до отчаяния, до суицида: вскрыл себе вены на левой руке. Далее меня повезли в г. Минусинск в ОИК 38/32, содержали в ПФРСИ. Залечили там раны и отправили «отбывать» в республику Тыва. Факт, что в Тыве устроили невыносимые условия содержания.  Полковник в/с Ондар (косой) является зам. нач. Управления по оперработе ФСИН по Тыве. В СИЗО Кызыла и в ИК-1 г. Кызыла пол- к Ондар и под-п-к в/с зам. по БиОР ИК-1 Гиро устроили мне своеобразную нишу для провала в лагерное «общество», где национализм, ксенофобия, дискриминация к славянам очевидна, ужасна. После меня содержат в ПКТ, СУС, ЕПКТ. Полковник Ондар (косой) распространяет слухи, что я назвал всю нацию тувинцев баранами! А чеченам Ондар сказал, что я их земляков в Питере убивал! Мол, чего ждете? Нападайте, избивайте за преступления против народов Тывы и Кавказа!!! Но эта интрига, провокация не дала должного эффекта пол-ку Ондару ( косому). Меня вдруг осудили на крытую! Дали два года, через суды Тывы с горем пополам, по состоянию здоровья мне скинули до 6 месяцев крытого режима. Перед отправкой на крытую меня содержали в СИЗО г. Кызыла, почему-то долго. Провоцируя на меня массы Ондар преуспел, ему удалось из камеры сделать пресс-хату и в одну из ночей пьяные тувинцы напали на меня, избили… при молчаливом согласии оперов и сотрудников системы. Но обращаться к Ондару и его «банде» я не стал, как бы они этого не добивались.

После через Минусинск, Ачинск, Мариинск повезли в Челябинскую область. В каждом СИЗО свои методы принуждения, но все эти методики и тактика базируются на пытках. Например, в СИЗО г. Мариинска меня наоборот успокоили мои инстинкты и нервы, хитро принуждая к сотрудничеству, умело. Через Челябинский и Магнитогорский СИЗО я был доставлен до крытой г. Верхнеуральска :  где зачем-то гноили в подвале, а после перевели в ПЖ- камеры! Далее меня зачем-то повезли в ЛПУ-3 г. Челябинска якобы для обследования! Где в Ш. ПКТ, водворив в изолятор, стабильно три раза в день избивали всех сидельцев ШИЗО, видеть это было жутко. Меня там били несколько раз, но переборщили, поэтому возбудили уголовное дело по ст. 321 ч.3 УК РФ в отношении меня по причине того, что я травмировал одного из 12-ти сотрудников, избивавших меня несколько раз. Системе не удалось осудить меня по ст. 321 ч.3 УК РФ, обл. суд с участием присяжных г. Челябинска оправдал меня. В ЛПУ-3 г. Челябинска майор в/с Машталир (зам. по БиОР ЛПУ-3) и прокурор по надзору Синицын принуждали меня к сотрудничеству взамен спокойной жизни, им нужно было мое согласие.

  После Челябинского оправдательного приговора меня этапируют обратно в Тыву, к националистам… туда, откуда привезли на крытую. Привезли в ИК-1 г. Кызыла, выпустили в зону…где опера стали наблюдать, устроив интригу, травлю… в среде тех же националистов. Возглавил эту опер. деятельность капитан в/с Ондар, так как п-ка вс Ондара (косого) уже сняли с работы в Управлении ФСИН по Тыве, а зам. нач. БиОР ИК-1 Гиро ушел на пенсию: поэтому эстафету принуждения продолжил капитан Ондар. Спустя 29 дней я вынужден был отказаться от такого отношения, от такого лагеря. В ночь с 28 на 29 декабря 2008 года я был закрыт в Ш. ПКТ, по безопасности и отказа от зоны! Нач. ИК- 1 отказался принимать и регистрировать мои заявления, в которых я сообщал о сговоре оперов, нач. ИК-1 Ховалыг и лидеров националистов, создавших мне невыносимые условия содержания в ИК-1: используя национализм, ксенофобию и дискриминацию по отношению к славянам. Угрожают, принуждают и провоцируют и вдруг… 28 января 2009 года следователь Металлургического района г. Челябинска Захарин возбуждает уголовное  дело по ст. 286 ч. 3 УК РФ против избивавших меня сотрудников ЛПУ-3 г. Челябинска, меня признают потерпевшим. 29.01.09 этапируют в сопровождении националистов через Минусинское СИЗО, где устроили очередное принуждение, провокации, интриги. Далее через Ачинск, Свердловск, Пермь (ИК-29), Киров, г. Лабытнанги (ЯНАО) в ИК-18 п. Харп ЯНАО.

  В ночь с 28 февраля на 1 марта 2009 года меня целенаправленно избивают при приемке этапа из Кирова, индивидуально, всей сменой во главе с начальником СИЗО  г. Лабытнинги, зачем-то душат! Угрожали, если я не перестану жаловаться — меня прибьют! После отправили в ИК-18 п. Харп. С тех пор я хожу с тростью : мне защемили нерв спины (седалка). Адвокаты? Почему не зафиксировали побои? Как обычно адвокаты попали ко мне по прошествии побоев! А вот с ИК-18 п. Харп повезли в г. Челябинск на следствие против сотрудников в/с Челябинского ФСИН… видимо, чтобы я был сговорчивее, завозили в СИЗО г. Лабытнанги… а в ИК-18 п. Харп под руководством зам. по БиОР полковника Жидкова успокаивали и целых три месяца не трогали… готовили к этапу на следствие в Челябинск, через Киров, Свердловск (ИЗ 66/1 — уникальные методы там) привезли в Челябинск. Вместо предполагаемого следствием СИЗО ФСБ, меня поселяют в СИЗО г. Челябинска ФСИН. Следователь Захарин живо начал следствие, очные ставки, поиски 12 сотрудников, СДиповцев, врачей — преступников, экспертов — фальсификаторов, прокурора — покрывателя преступления … и т.п. Но вдруг резко сдулся (пошел в отпуск), видя, что я настаиваю на осуждении сотрудников. Поэтому быстро «поменяли» следователя Захарина на другого, более умного, умеющего «успокаивать» зека. Пошли угрозы, мол, скоро этап, опять ЯНАО, СИЗО г. Лабытнанги! Сроки по ст. 77 УИК РФ ограничены и 2-3 месяца истекли быстро, составил этот следователь постановление, что преступников они найти не могут… В условиях такого коллегиального бездействия, ограничены сроком, прокуратура, следователи, ФСИНовцы бездействовали поиску преступников, наоборот, покрывая их. 

Вместо ЯНАО меня этапируют в СИЗО № 5 г. Санкт-Петербурга. Где следователи Деп. МУР. (России) МВД предлагают мне дать показания на известных в стране граждан. Предлагают сотрудничать, тогда дадут спокойно отбывать наказание, даже оставят в СПб и JIO, а иначе все будет еще ужаснее!!! Угрозы и т.п.

Продержали меня там 2-3 месяца, отказ мой опять был причиной страданий, меня этапируют опять в ЯНАО в ИК-18 п. Харп, в СИЗО г. Лабытнанги завозить не стали, так как я молчу и не жалуюсь на приостановление уголовного дела против сотрудников ФСИН по Челябинску. В Челябинске И.О. нач. ФСИН обещал, что сотрудники, избившие меня, извинятся передо мной. За сломанные ребра, поврежденные колени и внутренности… а ведь я еще в ЛПУ-3, после избиений вскрыл себе вены на правой руке, что повлекло большую потерю крови. Зашивать руку врачи и сотрудники ЛПУ-3 в 2007 году отказались, поэтому зашивал обычный зек. Обещали, если я не буду жаловаться на поиск 12 сотрудников избивавших меня, то они извинятся! Но прошли годы, никто даже не предпринял  попыток  извинится… наоборот меня упрятали в Заполярье… из ИК-18 п. Харп перевели в ИК-3 п. Харп против закона, начали мероприятия по принуждению к сотрудничеству. В условиях Севера, холода методики и тактики ИУ под руководством зам. по БиОР под/ка Леонтьева С.В. осознал, что верить, бояться и просить в системе бесполезно.

После ИК-3 п. Харп, через ИЗ – 43/1 г. Киров, меня этапировали в С-Петербург, где содержали, то в ИЗ 47/1, то в ИЗ 47/4, то в ИЗ 47/5 и склоняли к сотрудничеству теперь уже со следствием СКП России в лице следователей этого подразделения Пипченкова, Захарова, Иванова и др. За отказ сотрудничать со следователями СКП и давать показания против других и друзей меня этапировали из С-Петербурга в ИЗ-35/2 г. Вологды, далее зачем-то резко повернули, вернули в ИЗ 47/4 г. С-Петербурга, затем снова этапировали в ИЗ-35/2 г. Вологды, откуда перевезли в СИЗО г. Ярославля, где (в камере устроили пресс-хату) избили… без особых объяснений руками неизвестных мне з/ков, но хорошо известных оперативным сотрудникам ФСИН РФ и СИЗО г. Ярославль, избитого, меня быстро, заметая следы очередного преступления против личности неугодного этапируют в СИЗО 1 г. Пермь, пустив слух в массы, что я чуть ли не сатана… только лишь для того, чтобы создать небезопасные условия этапирования! В это время в Ярославле следователями СО по Фрунзенскому району г. Ярославля СУ СК РФ по Ярославской области «на скорую руку» проводится доследственная проверка. И со слов моих «сокамерников», тех самых, которые и избили меня, и сотрудников СИЗО г. Ярославля, организовавших мое избиение, выносится постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по факту причинения мне телесных повреждений на том основании, что сообщенные адвокатом сведения о том, что к организации избиения причастны сотрудники оперативного аппарата ФСИН не подтвердились, а телесные повреждения я нанес себе сам, с целью перевестись в одиночную камеру, как «лидер»!?

В Перми содержали недолго, в одиночке, далее повезли в СИЗО г. Екатеринбурга, где содержали лишь для того, чтобы как «первохода» «случайно», игнорируя существование ст. 80 УИК РФ (раздельное содержание «первоходов» от осужденных, ранее отбывавших наказание), в ответ на ходатайство адвоката об этапировании меня в ИУ по месту жительства, по указанию моего «земляка» — начальника ГУФСИН России по Свердловской области Худорожкова С. В. этапировали в ФКУ ИК-63 г. Ивдель, подвергнув унизительным, нечеловеческим экзекуциям, с элементами армейского психоза и маниакально-депрессивного психоза актива, движимого руководством администрации под предводительством п-ка вн. службы Лопаткина В. Л., с успехом пользующегося тактикой кнута и пряника, когда после унижающего всякое человеческое достоинство приема, дается и длительное свидание и, адвокатам приходить не мешают и, передачи и, обеды (за мой счет), все это положено мне по правилам внутреннего распорядка ИУ, но преподносится как награда, но потом… снова кнут…

За время нахождения меня в Ивделе руководитель СО по Фрунзенскому району г. Ярославля СУ СК РФ по Ярославской области «одумался» и решил все таки исправить ошибку следователя, узнав, в конце концов, и мое мнение о произошедшем 6 июля 2011г. в камере СИЗО 1 г. Ярославля, отменив постановление следователя об отказе в возбуждении уголовного дела и, направив в Североуральский межрайонный СО СУ СК Росси по Свердловской области отдельное поручение об опросе меня по факту причинения мне телесных повреждений 6.07.20011г., которое с успехом было выполнено следователем данного отдела Пельвицким П. В., весьма холодно отнесшегося к моей просьбе пригласить адвоката и, даже не попытавшегося связаться с ним, находившимся здесь-же, в Ивделе. После повезли в СИЗО-1 г. Екатеринбурга опять… и, как ни в чем не бывало, распределяют в ФКУ ИК-15 п. Сосьва, где содержатся первоходы!!! Что будет далее? Медицинскую помощь мне по прежнему не оказывают! Работу адвокатов сводят на нет, бюрократией и бездействием!Травля на меня масс через искусственных лидеров, служащих операм продолжается… чужими руками меня убрать и легче и законнее!

В настоящее время необходимо срочное вмешательство в его судьбу, помощь в его переводе для дальнейшего отбывания наказания в исправительное учреждение, находящееся не в местностях с суровыми климатическими условиями, если возможно в соответствии со ст. 73 УИК РФ в место близлежащее к месту проживания и нахождения близких (С-Петербург и Ленинградская область).