Суд по иску Кривицкой: претензий нет

В Хорошевском районном суде Москвы 25 января состоялось заседание по иску бывшей заключенной мордовской ИК-2 Инги Кривицкой о защите деловой репутации. В ходе заседания выяснилось, что фактически претензий к Ольге Романовой и Льву Пономареву нет.

Кривицкая настаивает на том, что утверждения журналиста Ольги Романовой и правозащитника Льва Пономарева о пытках в колониях лживые, и общественные деятели таким образом просто «поливают грязью свою страну».

В 2017 году Кривицкая сорвала пресс-конференцию «Пытки в исправительных учреждениях Мордовии и Кировской области», организованную движением «За права человека» и фондом «В защиту прав заключенных». После этого на сайте ЗПЧ появилась публикация о том, что Кривицкая во время заключения была в зоновском активе — то есть работала на администрацию колонии, оказывала давление на других заключенных и даже била их. Ольга Романова перепостила публикацию на своей странице в Facebook. Эта публикация и возмутила Кривицкую.

В качестве возмещения морального вреда она требует взыскать с Ольги Романовой и Льва Пономарева 2 млн. руб. Также в иске женщина просит обязать правозащитников удалить публикации о ней и учиненных ею пытках в колониях и опубликовать опровержение, «используя сеть Интернет, СМИ, радиовещание».

Адвокаты Кривицкой в суде апеллируют к тому, что СМИ, в том числе радиостанция Эхо Москвы, также разместили у себя публикации о Кривицкой.

— А вы заявляете исковые требование в отношении каких-либо СМИ? В отношении радиостанции Эхо Москвы? — уточняет юрист «Руси Сидящей», представляющий интересы Ольги Романовой, Алексей Федяров.

— Ну, мы… указали в иске Пономарева — медлит с ответом один из защитников Кривицкой.

— Эхо Москвы, — повышает голос судья Ланина.

— Нет, не заявляем.

Самой Инги Кривицкой в зале судебного заседания нет — она опоздала и ждет в коридоре суда. В зале — два ее представителя. В начале судебного заседания они заявили ходатайство о привлечении в качестве третьего лица ФСИН — естественно, на их стороне. Решение относительно этого ходатайства суд пока не вынес. Также адвокаты Кривицкой представили уточнения к иску, поданному ранее. И из новой версии исчезли претензии к фразе из поста Ольги Романовой: «Конечно, и в Минюст ее (Кривицкую — прим.ред.) привели фсиновские опера. Нам фиолетово, какие мошенники прикидываются нами. Мы это сто раз проходили». Претензия осталась только к тексту, скопированному в пост из публикации на сайте ЗПЧ.

— А как вы можете обосновать размер иска? Почему 2 миллиона рублей? У вас есть доказательства, что именно в таком объеме был якобы причинен моральный ущерб? — спрашивает Алексей Федяров

— Наша подзащитная может пояснить, — отвечает один из адвокатов Кривицкой.

— Но ее здесь нет, она в коридоре. 

— Но Романова будет участвовать в процессе. 

— Нет, не будет, — уточняет Алексей Федяров.

— Романова будет участвовать в процессе.

Спор длится какое-то время, после чего судья прерывает:

— Романова — это вообще-то ответчик. А истец — Кривицкая. 

— А, ну, да. Кривицкая, — поправляются адвокаты Кривицкой.

Суд переходит к рассмотрению дела по существу и разрешает впустить в зал Кривицкую. Пристав выходит, чтобы ее позвать, но через несколько секунд возвращается один: «Она ушла». Адвокаты пытаются до нее дозвониться, но безуспешно. Заседание начинается без истца. Адвокаты Кривицкой признают, что доказательств причинения морального вреда они представить суду не могут.

Также в ходе заседания выяснилось, что непосредственно Пономарев ничего про Кривицкую не писал. Текст, содержание которого возмутило Кривицкую, опубликован на сайте ЗПЧ, а в качестве автора указана Александра Букварева. Ольга Романова же простым перепостом статьи никоим образом не могла навредить деловой репутации Кривицкой. Все это значит, что теперь не нужны ни лингвистические экспертизы, ни показания свидетелей для того, чтобы доказать, что оснований для удовлетворения иска Кривицкой нет.

— Они как-то странно изменили иск. А в части непосредственно Льва Пономарева и претензий к нему они ссылаются исключительно на Youtube-канал «Территории пыток» и, собственно, сайт ЗПЧ, где нет публикаций Льва Пономарева на эту тему вообще. И никаких данных о наличии морального вреда не было предоставлено. Нам сама Кривицкая как личность не интересна, единственное, что нас задевает — это то, что она назвалась нами и под нашим именем собирает деньги. Пусть они вместе с ФСИН хоть 20 благотворительных организаций создадут — бог с ним. У нас — другая аудитория, люди, пострадавшие от ФСИН, не пойдут к ним же за помощью. Наша задача добиться того, чтобы она перестала нам как-то мелко вредить и отвлекать от основной работы, — пояснил Алексей Федяров.

Судья Ланина перенесла заседание по делу на 10 часов утра 1 февраля.