Тюрьма без пыток и 2 миллиона на лечение

Хорошевский районный суд Москвы отложил заседание по иску бывшей заключенной мордовской ИК-2 Инги Кривицкой о защите деловой репутации на 10:00 25 января. Кривицкая требует взыскать с журналиста Ольги Романовой и правозащитника Льва Пономарева 2 млн. руб. и еще много чего, но обо всем по порядку.

Заседание перенесли, потому что Лев Пономарев не был надлежащим образом извещен о времени и месте проведения заседания.

Кто такая Инга Кривицкая?

Она отсидела в мордовской ИК-2 16 лет. Сегодня Кривицкая говорит, что ничего не знает о пытках в колониях, и за 16 лет заключения к ней пытки не применялись. Женщина настаивает на том, что утверждения правозащитников о пытках в колониях лживые, и правозащитники просто «поливают грязью свою страну». Получается, нет пыток в Омске и Ярославле, Карелии и Мордовии и еще в десятках исправительных учреждений, а заключенные калечат себя сами, неловким движением роняя на себя доски и отбивая себе селезенку.

Возможно, мы бы не скоро обратили внимание даже на такие на высказывания Кривицкой — потому что и замдиректора ФСИН Валерий Максименко настаивает на том, что наследия ГУЛАГа в современной пенитенциарной системе России нет и пыток нет. А разве можно ему не верить?

Но Кривицкая сама начала настойчиво требовать нашего к себе внимания. Осенью 2018 года она зарегистрировала в Минюсте организацию под названием «Русь Сидящая», призванную помогать заключенным. Нет, Кривицкая не имеет к нам никакого отношения, но это не помешало ей создать в социальных сетях аккаунты, используя не только наше название, но и наши логотип и шрифт. Кривицкая утверждает, что ничего не знала о том, что организация с названием «Русь Сидящая» уже существует. Однако мы располагаем другими сведениями и наблюдаем за нашим двойником с неподдельным интересом.

О двойнике «Руси Сидящей» подробно рассказала на своей странице Ольга Романова. А еще мы писали об этом здесь.

Бывшие заключенные, которые отбывали наказание в одной колонии с Кривицкой, рассказали, что она охотно сотрудничала с администрацией, била и обворовывала других заключенных. Есть все основания полагать, что зарегистрировать организацию с нашим названием Кривицкой помогли оперативные работники ФСИН.

Также летом 2017 года Кривицкая вместе с Рен-ТВ и НОД посетила конференцию «Территория пыток», организованную Львом Пономаревым, и сорвала мероприятие.

«Небольшое уточнение по поводу дамы, пытавшейся сорвать пресс-конференцию: женщины-заключенные ее узнали. По их словам, ее зовут Инга Кварацхелия, она из «активисток» (зеки, сотрудничающие с администрацией зон и прессующие других сидельцев), принимала участие в избиениях женщин, отбирала посылки», — объяснил на сайте ЗПЧ Лев Пономарев.

Кривицкой публикации о ней не понравились, в иске Кривицкая утверждает, что, прочитав публикации, она «была глубоко морально потрясена, что данной клеветой [ей] создали негативный образ среди большого количества людей». Помимо 2 млн. рублей, Кривицкая требует, чтобы суд признал недостоверной информацию, опубликованную на странице Ольги Романовой в Facebook, ЗПЧ, а также в Новой газете и  Эхе Москвы. Кроме того, Кривицкая требует, чтобы сами эти материалы были удалены, и просила суд обязать Ольгу Романову и Льва Пономарева опубликовать опровержение «путем публичного распространения информации в сети интернет, СМИ и радиовещания». Конец цитаты.

Инга Кривицкая

Кстати, те 2 млн, которые Кривицкая требует с Ольги Романовой и Льва Пономарева, женщина планирует потратить на свое лечение: говорит, что после публикаций правозащитников оно ей необходимо. Спорить с этим сложно.

Сомнений в том, что Кривицкой помогли прийти в Минюст сотрудники ФСИН и ее действия – мошеннические, у нас по-прежнему нет. А подвергать сомнениям тот факт, что в российских колониях и СИЗО заключенных жестоко пытают — преступление.

Ваша «Русь Сидящая»