ВС рассказал, когда заключенного переведут в другую колонию

Невозможность общаться с близкими и родственниками может быть проблемой для заключенных. Зачастую их отправляют в очень отдаленные регионы, куда родным сложно приезжать. Можно просить о переводе в другую колонию поближе к дому, но сотрудники ФСИН и суды не всегда идут навстречу. В одном из недавних дел судьи Верховного суда вспомнили о европейском подходе и признали желание видеться с семьей «исключительным обстоятельством», которое обязательно надо учитывать.

В 2005 году Никиту Шихина* приговорили в Тамбовском областном суде к пожизненному лишению свободы. Отбывать наказание его отправили на Крайний Север – в Ямало-Ненецкий АО. Колония «Полярная сова» находится в поселке Харп близ Воркуты и Салехарда, но очень далеко от Тамбова, где у Шихина осталась вся родня.

Спустя 13 лет в «Полярной сове» Шихин попытался перевестись поближе к дому, в «Торбеевский централ». Это новейшая колония особого режима для пожизненно осужденных, ее открыли в 2015 году в Мордовии – регионе-соседе Тамбовской области.

Заключенный объяснил, что хочет общаться с семьей, а у родственников нет финансовой возможности ездить в ЯНАО. Также Шихин заявил, что у него есть медицинские противопоказания к отбыванию наказания на Крайнем Севере. Но ФСИН отказалась перевести Шихина в «Торбеевский централ» – «в связи с отсутствием оснований», мешающих ему и дальше жить в «Полярной сове».

Мужчине не удалось оспорить отказ и в судебном порядке. Все инстанции исходили из того, что решение о направлении истца в «Полярную сову» принималось в законном порядке, а медицинские противопоказания у него на самом деле отсутствуют.

ВС признал желание общаться с семьей «исключительным обстоятельством»

В деле разобрался Верховный суд. Он напомнил, что по общему правилу заключенные отбывают весь срок в одном исправительном учреждении на территории субъекта РФ, в котором они жили или предстали перед судом. Но для пожизненных заключенных это правило не работает, ведь колоний для них в России всего восемь, они есть далеко не в каждом субъекте.

Несмотря на это, перевести осужденного в другую колонию допускается. «Порядок направления осужденных к лишению свободы для отбывания наказания в исправительные учреждения и их перевода из одного исправительного учреждения в другое» указывает, что это возможно в случае болезни осужденного либо для обеспечения его личной безопасности, при реорганизации или ликвидации исправительного учреждения, а также при «иных исключительных обстоятельствах», которые мешают осужденному находиться в конкретном исправительном учреждении.

Верховный суд в своем определении называет этот перечень открытым. А раз так, то это открывает возможность для применения Европейских пенитенциарных правил, в которых рекомендуется по возможности направлять осужденных в не слишком отдаленные от дома места заключения. Вспомнил ВС и про постановление ЕСПЧ 2017 года по делу «Полякова и другие против Российской Федерации», в котором Страсбургский суд указал:

Чтобы обеспечить уважение достоинства, присущего человеческой личности, целью государств должно стать поощрение и поддержание контактов заключенных с внешним миром.

Учитывая эту позицию ЕСПЧ, а также тот факт, что перечень «исключительных обстоятельств» для смены колонии остается открытым, ВС указал, что к таким обстоятельствам следует отнести и невозможность заключенного поддерживать семейные связи.

Поэтому судьи признали незаконными и отменили решения нижестоящих инстанций, а дело вернули в Лабытнангский городской суд. При новом рассмотрении первая инстанция должна учесть разъяснения ВС, проверить доводы Шихина, а также выяснить, возможен ли перевод заключенного из ЯНАО в Мордовию.

Определение Верховного суда № 70-КАД20-3-К7.

Проблема перевода в колонию поближе к дому не самая актуальная для тех, кто осужден по «рядовым» статьям УК. Они не так давно получили возможность просить о переводе в регион, где проживают их близкие родственники. Такое правило теперь закреплено в ч. 2.1 ст. 73 УИК, отмечает юрист фонда «Русь сидящая» Артур Дзедзинский. 

Но эта норма не распространяется на «особых» заключенных. По словам юриста, сейчас администрации колоний особого режима почти не соглашаются переводить осужденных в другую колонию, которая находится ближе к их дому и родным. «ФСИН не желает удовлетворять ходатайства таких осужденных, потому что не хочет учитывать международные стандарты и игнорует даже базовые права людей, лишенных свободы», – полагает Дзедзинский. Позиция Верховного суда по делу Шихина, вопреки мнению ФСИН и судов трех инстанций, может стать основанием перевода для отбывания наказания в регион, где проживают близкие родственники.

Эксперт уверен: позиции ВС по таким делам, включая обсуждаемое определение, способны изменить ситуацию с переводом заключенных в другие колонии к лучшему. «Для этого осужденным и их представителям стоит как можно чаще указывать нижестоящим судам о позициях ЕСПЧ и Верховного суда по таким делам», – советует он.

Максим Вараксин, Право.ru