Новости

Фонд подготовил правовое заключение по «санитарному делу»

29’07’2021 Мария Владимировна Алехина после заседания суда по «Санитарному делу» Даниил Берман

По запросу защитника Марии Алёхиной Даниила Бермана Фонд подготовил заключение о применении в «санитарном деле» статьи 7 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод и статьи 54 Конституции. Данные положения закрепляют принцип nullum crimen, nulla poena sine lege («нет преступления и наказания без указания в законе»).

Для политического преследования создаётся видимость законности и обыденности: фигурантов политических дел судят по «общеуголовным статьям», которые сами по себе с политикой не имеют ничего общего. Так произошло и в «санитарном деле».

Борьба с коронавирусной инфекцией COVID-19 сама по себе не является достаточным основанием для запрета на проведение публичных мероприятий, и в этом смысле уголовное преследование за январские акции наступает на свободу собраний.

Однако, отталкиваясь от правовых позиций ЕСПЧ и Конституционного Суда по вопросам качества уголовного закона и правовой определённости, Фонд приходит к выводу, что «санитарное дело» также не выдерживает критики с точки зрения статьи 7 Конвенции и статьи 54 Конституции:

  • За последние месяцы в правоприменительной практике сложились разные подходы к толкованию понятия «санитарных правил», которая не устраняется обращением к разъяснениям Верховного Суда.
  • При этом одни и те же действия, выражающиеся в побуждении принять участие в массовом мероприятии, могут быть квалифицированы по нескольким статьям КоАП и УК Российской Федерации, что делает уголовное преследование полностью непредсказуемым.
  • Кроме того, с учётом ряда факторов (отсутствие сведений о росте заболеваемости после публичного мероприятия; разрешение иных форм массового скопления граждан; проведение иных массовых мероприятий с нарушением санитарных правил без привлечения организаторов к ответственности; отсутствие призывов, обращённых непосредственно к лицам, заражённым новой коронавирусной инфекцией COVID-19) уголовное преследование по части 4 статьи 33 во взаимосвязи с частью 1 статьи 236 УК Российской Федерации за подстрекательство является произвольным.

Заключение было приобщено к материалам дела.

Текст заключения