Карантин не лишает права на защиту

Авторы: Турал Ибрагимов, Леонид Абгаджава 

31 марта пресс-служба УФСИН по г. Москве сообщила о том, что в соответствии с санитарно-эпидемическими требованиями устанавливаются ограничения на допуск адвокатов в столичные СИЗО. Сообщения о том, что администрации СИЗО отказывают защитникам в свидании с доверителями, ссылаясь на то, что в СИЗО введён карантин или на то, что у обвиняемого выявлен коронавирус, поступают из множества регионов.

Отметим, что подобное основание для отказа защитникам во встрече с подзащитными не предусмотрено УПК РФ и ФЗ “О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений”. 

Об ограничении возможности общения заявителя с защитником неоднократно высказывался Европейский суд. Так, согласно § 55 ключевого постановления по делу “Салдуз (Salduz) против Турции” от 27 ноября 2008, жалоба №36391/02, даже в случае, когда  в исключительных обстоятельствах веские доводы могут оправдать отказ в свидании с защитником, такое ограничение, вне зависимости от его обоснования, не должно неоправданно затрагивать права обвиняемого, гарантированные ст. 6. 

Также, согласно §§ 202-207 постановления по делу “Моисеев (Moiseyev) против России” от 9 октября 2010, жалоба №62936/00, ограничение защитника в посещении обвиняемого одновременно с возможностью у обвинения беспрепятственного доступа к обвиняемому, подрывает справедливость судебного процесса и нарушает принцип равноправия сторон. Это постановление может быть особенно актуально сейчас, поскольку следственные действия все ещё производятся, расследование по уголовным делам, несмотря на пандемию, не приостанавливается, но права защиты, тем не менее, ограничиваются. 

Безусловно, подобное ограничение прав защиты должно быть обжаловано. Поскольку начальник СИЗО не входит в круг лиц, чьи действия (бездействие) могут быть обжалованы в порядке ст. 125 УПК РФ, жалобу на действия начальника СИЗО следует подавать в рамках Кодекса административного судопроизводства в форме административного искового заявления. 

Следует отметить, что в таких обстоятельствах защитник не обязан получать доверенность для представления интересов доверителя в административном производстве, так как имеет право на подачу искового заявления от своего имени. На это ранее указывал Московский городской суд, рассматривая частную жалобу адвоката Марии Мошко, чьё исковое заявление на действия начальника СИЗО было оставлено без движения, из-за того, что к заявлению не была приложена доверенность, которую в свою очередь защитник никак не могла получить, поскольку не имела доступа в СИЗО к своему подзащитному. Мосгорсуд пришел к выводу о том, что в этом случае оспариваемые действия затрагивают права адвоката, так как препятствуют осуществлению им профессиональной деятельности по защите обвиняемого в рамках уголовного судопроизводства.  

Административное исковое заявление преследует две цели: фиксации незаконности действий начальника СИЗО и наложение судом обязанности начальника СИЗО предоставить защитнику возможность конфиденциального общения с доверителем. Однако обращение в порядке КАС имеет существенный недостаток, оно может занять слишком много времени. Даже в случае, если решение будет принято в пользу доверителя, возможно к тому моменту уже отпадут препятствия, ограничивающие доступ адвоката к подзащитному. Поэтому параллельно с исковым заявлением по аналогичным основаниям следует обращаться с жалобой в прокуратуру.

Файлы для скачивания: