Комментарий юриста по делу Идрисова

По теме Динара Идрисова и фонда «Русь Сидящая» говорить особо и нечего.

Вот работник, он получает зарплату из средств целевого гранта, но делать ничего для гранта не желает, ибо у него свои дела, с Фондом не связанные. Предупредили раз, попробовали таки вовлечь в процессы, даже покойный Сергей Шаров-Делоне не выдержал как-то, написал в рабочем чате, что думает. Жестко, но интеллигентно, он умел так.

Потом полезли мутные истории – получение денег от подзащитных, и все это вроде как под нашей эгидой, наш же работник. Люди стали спрашивать, а чего это мы такого делаем? Объяснение даже написал, как и сколько денег получал. Имеется у нас: «Подтверждаю за весь период знакомства с <…> факт получения от <…> 500 рублей на личный мобильный телефон, 3021 рубль на личный счет в Сбербанке, 24500 рублей наличными на руки, от <…> 5000 рублей наличными на руки».

Ну запрещено это у нас. Мы сами все расходы оплачиваем, да и зарплата у человека больше 90 тыс рублей.

Решили съездить, посмотреть. Приехали, а работника нет. Ну просто физически нет в офисе. Говорит, кого-то защищает. Не подопечных Фонда, не по гранту, а сам так решил. Ну молодец, решил – бери отгул, отпуск за свой счет и работай, кто же против. А у нас отчеты. Нам задачи грантодателя надо выполнять. Оформили, уволили.

Конечно, предложив уйти по собственному, не звери же, да и чего скандалить? Не первый раз, кстати, предложили. Но задача была в другом у человека, он сам ее недавно сформулировал в комментарии под очередным постом: «Другого варианта расчехлить не было». Обучается фене человек. Объясняет действия свои: расчехляет правозащитную организацию.

Пытается. Пока не расчехлил и не сможет, как максимум, пополним мы конкурсную массу в его деле, кредитор у него серьезный ПАО «Банк Уралсиб» (дело №А56-105733/2017), сумма 53 650 275,42 рублей.

Кстати, арбитражный управляющий нам ответил, что г-н Идрисов не сообщал ему о трудоустройстве в качестве руководителя юридической клиники благотворительного Фонда помощи осужденным и их семьям. Хотя был обязан. Какие-либо документы, подтверждающие его трудоустройство, финансовому управляющему также не предоставил. Забыл, наверное.

Ну и по трудовому спору. Дело рядовое, мелкое, и сумма для нас, конечно, не смертельная. Но есть нюансы. Процесс шел и шел, в ходатайствах истца (а их десятки, вестимо), судья отказывала. В том числе и об аресте счетов как обеспечительной мере. Ну и действительно, как из-за зарплаты одного работника арестовать счета организации? Там и аренда, и налоги, и заработные платы, да мало ли чего жизнеобеспечивающего.

И вдруг все поменялось. Арест наложен. И вот данность – НКО, которое не может делать ничего со своими счетами. Вот суд, который заблокировал работу НКО по рядовому иску уволенного сотрудника. При этом даже по апелляции (а бороться мы будем до конца, ибо в позиции уверены), неизвестно сколько месяцев.

И как фонду эти месяцы прожить без счетов? Ответ очевиден.

Потому резюме. Прогул был, и он доказан. До вступления в силу судебного решения еще далеко. Мы пока не проиграли. Когда решение состоится, оно будет нами безусловно исполнено. Работа фонда заблокирована по инициативе Динара Идрисова. Движение «Русь Сидящая» живо и будет жить.