Почему «Русь Сидящая» закрывается из-за решения Невского суда

Многие спрашивают, почему «Русь Сидящая» закрывается из-за решения Невского суда Питера. Не проще ли собрать деньги, заплатить, чего там кто хочет, и работать дальше.

Нет.

Поясняю.

Сначала про то, почему необходимо Русь Сидящую именно закрыть. Потом — про то, что дальше.

1. То, что нам присудили выплатить — это не штраф. Это решение о выплате денег человеку, у которого нет счетов — Динар Идрисов под банкротным управлением, он задолжал 60 млн. рублей. То есть это означает, что счета Руси Сидящей будут арестованы несколько месяцев. Один наш счет был по требованию Динара арестован в январе, и полгода мы летели с одним крылом. Это было нелегко, но мы летели. Со вчерашнего дня у нас нет никаких счетов, всё арестовано. Мы просто не продержимся еще полгода вообще без всего. Поэтому мы оставляем наш Фонд — пусть добивают.

2. Нам присудили выплатить нашему бывшему сотруднику Динару Идрисову 1 млн. 281 тыс. руб, и, возможно, это только начало. Вчера (в пятницу) он подал иск еще на 9 млн. руб, в первом комментарии я его опубликую. Так что это только начало. Нельзя платить вымогателям и шантажистам, тем более краудфандинговые деньги. Почему суд так решил, я догадываюсь. На Динаре долги, 60 млн. руб. Вы много знаете случаев, когда человек берёт кредиты в банках, покупает квартиры (не одну) в ипотеку, потом просто тупо не платит и остаётся на свободе? Я — нет, не знаю. Впрочем, был один негласный сотрудник ФСБ с таким же бэкграундом. И даже не один.

3. Почему такой человек у нас работал. Ну, это мой личный косяк. Я ему верила, несмотря на то, что меня сто раз предупреждали. И я не знала про банкротство, узнала в его первую зарплату. Да, зарплата у Динара была максимальная — 92 тыс. руб в месяц. У нас никто столько не получает и не получал. Моя зарплата 10 тыс. руб в месяц, минус налоги 30 процентов как нерезидента. А так у нас сотрудники получают в основном по 35-45 тыс. рублей. Сумма в 92 тыс. рублей была прописана в гранте Еврокомиссии, который мы получили три года назад и закончили программу в минувшем феврале. Это был грант на мониторинг состояния мест лишения свободы в РФ. Кто нибудь знает о вкладе Динара в мониторинг? Вот и я нет. Он просто не ходил на работу, не делал ничего, но главное — брал деньги за защиту. Он взял денег за защиту Шахназ Шитик, он брал деньги за защиту сирийского многодетного отца, и это только то, что мы знаем с цифрами, фактами и документами. Мы — благотворительный фонд. Мы не берем денег с наших подопечных. Это принципиально, и иначе это работать не может. И это очевидно, как нам кажется.

4. Нет, мировую нам никто не предлагал. Динар Идрисов предлагал отозвать судебный иск, если мы выплатим ему деньги и восстановим на работе. Моральный вред он тогда оценил в один рубль. Но остальное — ровно в те же деньги, что и сейчас. Нет, мы не платим вымогателям.

5. Итак, мы проиграли судебный процесс человеку, который с нас не слезет, и будем проигрывать еще и еще. Выиграть суд у человека, которому государство просто так простило 60 млн. рублей долгов, невозможно. И вы сами знаете, почему. Кстати, и судья, и прокурор признали прогул Динара — то, за что мы его формально уволили. А нельзя было не признать, мы грамотно всё сделали. Почему тогда проигран суд? Потому что судья счел увольнение как меру наказания за прогул чрезмерным. Если хотите документов об этом — запросите в личке у нашего юриста Леонид Абгаджава.

Если мы будем платить, нас будут доить и доить. А у нас давно уже нет грантовых денег. Мы работаем полностью на пожертвования. Помогаем бедолагам и их семьям вашими деньгами, вашими пожертвованиями. Я их не отдам на другое. И грантовые б не отдала. А главное, даже если бы я их отдала — это не поможет. Дело не в Динаре, он повод. Нас давно прессуют. Третье уголовное дело в отношении нас сейчас возбуждено. Меня выдавили из страны, фонд преследуют. Значит, мы всё правильно делаем. И будем так делать дальше.

Но что дальше?

Пусть добивают тот фонд, который попал к ним в зубы. Это история про ящерицу и её хвост. Мы оставили хвост в недружественных зубах и пошли дальше. Конечно, мы продолжим работать.

Мы работаем, мы не остановились ни на минуту.

Пока мы называемся Общественное движение «Русь Сидящая». К сентябрю отрастим новый хвост — не сомневайтесь, он будет называться «Русь Сидящая». Кстати, право на название мы отбили в суде в прошлом году.

Поэтому мы делаем перерыв с краудфандингом. Счета всё равно арестованы и будут арестованы еще как минимум с полгода.

Российскому суду не подвластен наш PayPal и наши биткоины, мы продвинутые, собираем и в битках. И у нас старый действующий Яндекс-кошелек, который не привязан непосредственно к Фонду, а привязан к Общественному движению «Русь Сидящая». Мы будем работать. Мы работаем сейчас, сегодня.

Я бы очень хотела закрыть организацию в связи с тем, что ей нечем заняться. Но пока такого повода жизнь не даёт. «Русь Сидящая» закрылась — чтобы открыться снова.

(В этом заключена великая мудрость учения Моше Даяна, она короткая: «Если я проиграю эту войну, я начну новую под фамилией своей жены»).

Никогда не сдавайтесь.

Даже не думайте.

Ольга Романова