Митинги лишают уголовного прошлого

СПЧ готовит проект закона о «переводе» ст. 212.1 из УК в КоАП.

Президентский Совет по правам человека (СПЧ) готовит законопроект о «переводе» так называемой «дадинской» статьи 212.1 («неоднократное нарушение порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации») из уголовного кодекса в административный. Как сообщил “Ъ” глава СПЧ Валерий Фадеев, законодательная инициатива может быть оформлена уже в мае. «Политически мотивированное» преследование осужденного по этой статье Константина Котова, а также еще ряда граждан властями РФ по другим делам, между тем, стало поводом для внесения новой резолюции «О российских политзаключенных» в Палату представителей США. Господин Фадеев назвал этот документ «политической игрой».

Статья 212.1 УК РФ должна быть переведена в КоАП и предусматривать наказание только в виде штрафов. Такой тезис станет основой проекта закона, который готовят члены СПЧ для внесения в Госдуму, сообщил “Ъ” Валерий Фадеев. Он отметил, что над проектом закона работают Генри Резник, Андрей Бабушкин и Мара Полякова (эксперт совета.— “Ъ”). «Возможно, работа над законодательной инициативой завершится уже в мае»,— сообщил господин Фадеев.

Ст. 212.1 УК РФ («неоднократное нарушение порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации») известна как «дадинская» — первым осужденным стал Ильдар Дадин. В декабре 2015 года он был приговорен к трем годам колонии, после апелляции срок сократили до двух с половиной лет. В феврале 2017 года Конституционный суд РФ постановил пересмотреть судебные акты, и активиста освободили. До 2019 года ст. 212.1 называли «спящей», однако 5 сентября четыре года колонии за четыре мирных пикета получил активист Константин Котов (максимальное наказание, предусмотренное статьей,— пять лет). В России прошла серия одиночных пикетов в его поддержку. Члены СПЧ неоднократно высказывались о деле господина Котова и докладывали о нем Владимиру Путину. Открытые письма в поддержку активиста публиковали священники, деятели культуры, искусства и науки. Петицию за декриминализацию статьи 212.1, опубликованную на change.org в день оглашения приговора, в данный момент подписало почти 137 тыс. человек.

Впрочем, 20 апреля 2020 года Мосгорсуд отказался оправдать господина Котова и назначил ему наказание в виде полутора лет.

После того как судебная система в каком-то смысле пошла навстречу в деле Котова, нужно добиться, чтобы ответственность по статье 212.1 перестала быть уголовной. Если мы этого добьемся, никто больше сидеть не будет»,— объяснил Валерий Фадеев.

Заявление господина Фадеева совпало с обнародованием резолюции №958 «О российских политзаключенных», внесенной в Палату представителей США 8 мая. Ее авторы демократ Элиот Энгел и республиканец Майкл Маккол требуют от Конгресса, в числе прочего, установить имена чиновников, ответственных за политически мотивированные уголовные дела в России, и внести в санкционный список. Наряду с Константином Котовым в резолюции упоминаются: Алексей Пичугин (экс-начальник службы безопасности компании ЮКОС, находится под стражей с июля 2003 года), Игорь Рудников (главред газеты «Новые колеса», экс-депутат Калининградской облдумы, приговорен к 550 часам общественных работ), Анастасия Шевченко (член совета «нежелательной организации» «Открытая Россия», находится под домашним арестом с 23 января 2019 года), Юрий Дмитриев (историк, исследователь мест захоронений жертв политических репрессий, находится в СИЗО три года), Деннис Кристенсен (подданный Дании, член запрещенной в РФ религиозной организации «Свидетели Иеговы», осужден к шести годам колонии).

В резолюции подчеркивается, что в России с 2015 года «в шесть раз увеличилось число политзаключенных». Резолюция №958 — «простая резолюция», она рассматривается органом, который внес документ. Содержащийся в ней призыв к госсекретарю и министру финансов США ввести санкции против конкретных россиян не является обязательным. Председатель фонда Бориса Немцова «За свободу» Владимир Кара-Мурза указывает, что в санкционный список могут попасть «Юрий Чайка, а также ряд судей и прокуроров, имевших непосредственное отношение к данным уголовным делам». «Кроме того, речь может идти и о главе СКР Александре Бастрыкине, который уже в санкционном списке»,— отметил господин Кара-Мурза.

Глава СПЧ Валерий Фадеев назвал документ «политической игрой США», отметив отсутствие необходимости «вешать ярлыки политических заключенных на жертв судебной системы». Рост количества таких жертв с 2015 года господин Фадеев прокомментировать не смог.

Адвокат Константина Котова Мария Эйсмонт считает, что международный резонанс «незаконного уголовного преследования» пойдет на пользу ее доверителю, «поскольку это дело о свободе собраний и праве человека на открытое и абсолютно мирное выражение своего мнения».

Адвокат Вера Гончарова, также представляющая интересы господина Котова, отметила, что инициативу СПЧ, в случае если она предусматривает декриминализацию статьи 212.1 УК, «можно только приветствовать»: «Ни этой статьи, ни любой другой, которая запрещает мирно и открыто выражать свое мнение, в уголовном кодексе быть не должно. Пока не ясно, что означает «перевод» из УК в КоАП, но если мы говорим об исключении статьи 212.1 из УК, это прекрасно. Для Константина Котова это будет означать освобождение и реабилитацию».

Депутат Госдумы РФ, ранее предложивший смягчение «дадинской» статьи, Сергей Шаргунов (КПРФ) назвал инициативу СПЧ о «переводе» нормы закона из УК в КоАП «попыткой смягчения и очеловечивания несправедливых статей уголовного кодекса». Господин Шаргунов после вынесения приговора Константину Котову в сентябре прошлого года предлагал двукратное снижение суммы штрафа (сегодняшний максимум — 1 млн руб.) за нарушение ст. 212.1 УК и снижение максимального срока лишения свободы с пяти до трех лет колонии. В декабре правительство России дало отрицательный отзыв на данный законопроект.

Мария Старикова, Алексей Наумов