Новости

Мониторинг ситуации с коронавирусом в тюрьмах с 27 июля по 2 августа 2021 года


Псковская область: возобновилось проведение всех видов свиданий в ИК-4 (с. Середка) с применением, ставших уже стандартными, санитарно-гигиенических требований. Краткосрочные свидания проводятся через стекло и при наличии у всех участников масок и перчаток. Для участия в длительных свиданиях родственникам осужденных кроме  средств индивидуальной защиты необходимо иметь при себе справку об эпидемиологическом окружении, справку о результатах ФЛГ-обследования, а также один из документов на выбор — отрицательный ПЦР-тест, результат лабораторного обследования на наличие антител или сертификат о завершенной вакцинации против COVID-19.


Белгородская область: региональное управление ФСИН сообщает о новации в проведении краткосрочных свиданий в ИК-4 (г. Алексеевка), ИК-6 (г. Валуйки) и КП-8 (п. Чернянка). В этих учреждениях такие свидания проводятся не только через стекло в комнатах краткосрочных свиданий, но и на открытом воздухе.


Кировская область: судя по всему ситуация с новой коронавирусной инфекцией продолжает ухудшаться в пенитенциарных учреждениях области. Теперь с 29 июля запрещены краткосрочные свидания с родственниками и в ИК-1 (п. Котчиха). Кроме того , в  колонии прекращён приём передач. Свидания с адвокатами и иными лицами, оказывающими юридическую помощь, по-прежнему проводятся через стекло с применением масок и перчаток.


Свердловская область: областное управление ФСИН отчитывается о ходе вакцинации. Более 300 сотрудников УИС получили прививки. Сообщается об использовании второго компонента «Спутник V», а также вакцины «Спутник лайт».


Русь сидящая регулярно отправляет во ФСИН письменные запросы о ситуации в колониях в связи с полученной информацией от родственников осужденных. Запросы отправляются как от лица фонда, так и от лица дружественных СМИ. Все они проигнорированы ФСИН, в нарушение закона о СМИ о семидневном сроке ответа.

Обращаем внимание, что информация, которая содержится в этом разделе, поступает к нам от родственников заключённых, самих осуждённых, сотрудников ФСИН, защитников или членов ОНК. Эта информация нуждается в дополнительной проверке, однако в связи с информационной непрозрачностью ФСИН и нашего обоснованного недоверия к официальным сообщениям этого ведомства, проверка сведений крайне затруднена.