Мониторинг ситуации с коронавирусом в тюрьмах 4 апреля 2020 года (Обновляется)

Русь сидящая регулярно отправляет во ФСИН письменные запросы о ситуации в колониях в связи с полученной информацией от родственников осужденных. Запросы отправляются как от лица фонда, так и от лица дружественных СМИ. Все они проигнорированы ФСИН,  в нарушение закона о СМИ о семидневном сроке ответа.

Обращаем внимание, что информация, которая содержится в этом разделе, поступает к нам от родственников заключённых, самих осуждённых, сотрудников ФСИН, защитников или членов ОНК. Эта информация нуждается в дополнительной проверке, однако в связи с информационной непрозрачностью ФСИН и нашего обоснованного недоверия к официальным сообщениям этого ведомства, проверка сведений крайне затруднена.

11.00

ИК-19, Суровкино: не принимают никаких мер по защите. Многие сотрудники из смен просто не ходят или заболели уже. У нескольких заключенных проявились симптомы: горло, кашель, высокая температура. Из помощи получили только парацетамол.Тестов не делают.


ИК-2, Астрахань: родственники сообщают, что у заключенных температура 39, в санчасти не дают никаких лекарств. Запрет на передачи, в том числе на лекарственные препараты.


СИЗО-7, Москва: на жестком карантине, передачи и посылки не принимают. При этом людей перевозят из одного СИЗО в другое. Например из СИЗО -12 в СИЗО-5, нарушая условия карантина.


СИЗО-4, Москва: людей из маленьких камер (сидело 4 человека) заселили в камеры на 8 человек под предлогом ремонта. Затем туда добавили ещё 7 человек. Стало всего 15 человек на 8 мест. И сказали, чтобы спали по очереди.


ИК-4, Тульская область, г. Плавск, п. Белая гора: cтрогий режим для впервые отбывающих наказание: Тестов на вирус нет. Маски и перчатки администрация надевает только по желанию. Заключенных масками не обеспечивают совсем, но некоторым выдают перчатками. Свиданий и передач нет 13 дней. Из 1350 заключенных, 400 ходит на работу. Около 1000 постоянно находятся в 8 зданиях-бараках, в среднем по 80-90 человек в помещении. 1 кухня на помещение, 1-2 раковины, 2-4 холодильника на помещение. Сотрудникам измеряют температуру при входе. У одного из заключенных 5 день температура 40, в больницу не переводят, содержится в сан. части учреждения, которая не имеет профильных больничных боксов. Аппаратов ИВЛ или другого реанимационного оборудования — нет.


ИЦ в Белеве: больных нет, сегодня была проведена полная дезинфекция — чем-то обрабатывали все комнаты и общие помещения (не сотрудники) и снимали это все на видео.


СИЗО-6 Горелово: эпидемиологические мероприятия очень жёсткие введены. На вопрос о том, сколько проведено тестов. Ответ — 0.


ИК-2, Кострома: два дня назад приехал московский этап, из карантина уже всех перевели в жилую зону, кроме двоих, к которых подозрение на вирус. Вчера в экстренном порядке увезли сотрудника ИК, отвечающего за работу в столовой, но на что у него подозрения пока не понятно.


ИК-9, Волгоград: почти 30 процентов больных. Помощь не оказывают. Флюорографию делаю. Из лекарств в санчасти только парацетамол и ибупрофен. На промзоне шьют макси, но осужденным их не выдают. Сотрудники ИК в масках.


ИК-9, Курск: с 6 апреля вводится карантин, передачи и посылки будут запрещены. Осужденным выдали маски. Больных пока нет. Помещение обрабатывалось один раз за всё время.


Обзор СМИ

В любой непонятной ситуации ужесточай режим

По просьбе «Улицы» юристы «Руси сидящей» Ольга Подоплелова, Артур Дзедзинский, Анастасия Сиротина оценила меры, уже принятые ФСИН – а затем рассказала, почему они не сработают. По её мнению, на данном этапе проблему невозможно решить силами одной лишь ФСИН – сейчас для помощи заключённым необходимы срочные совместные действия силовых структур, судов, Госдумы и правительства. Настолько тяжёлой ситуации можно было избежать ещё много лет назад – достаточно было всерьёз воспринять рекомендации правозащитников.


Из тюрем Франции освобождены тысячи заключённых

Во Франции с середины марта до 1 апреля из тюрем были освобождены 6266 человек — в связи с эпидемией коронавируса. Агентство France-Presse сообщило об этом 3 апреля со ссылкой на министерство юстиции Франции. До 16 марта в 188 французских тюрьмах содержались 72 575 заключённых.