Новости

СИЗО закрыли двери для родственников

Правозащитники пытаются добиться права на длительное свидание для граждан, которые уже осуждены, но находятся в следственных изоляторах (СИЗО). Дело в том, что заключенные, отбывающие срок в колониях, могут провести несколько дней с близкими. Но если их по какой-то причине возвращают в СИЗО, то там длительных свиданий уже не предоставляют. Ранее Конституционный суд (КС) постановил исправить этот пробел в законодательстве, и Минюст разработал соответствующий законопроект. Однако правозащитники и юристы указывают, что воспользоваться правом на длительное свидание смогут далеко не все.

Российским заключенным разрешены от двух до шести длительных свиданий с родственниками в год (в зависимости от типа колонии). Они могут провести вместе три дня в изолированном помещении без надзора. А вот гражданам, содержащимся в СИЗО, длительные свидания не положены. Арестанты могут рассчитывать лишь на встречи до трех часов — через стекло и в присутствии сотрудников учреждения.

Но в конце 2020 года Конституционный суд разрешил длительные свидания тем, кто уже был осужден, но по разным причинам находится в СИЗО, например из-за следственных действий по другому уголовному делу. КС принял такое решение в связи с обращением Евгения Парамонова, который в 2014–2017 годах находился под арестом в петербургском СИЗО. После обвинительного приговора его не стали отправлять в колонию, а оставили в изоляторе — как фигуранта другого дела. Господин Парамонов провел в СИЗО более четырех лет и подал более 700 исков к учреждениям ФСИН России, жалуясь на условия содержания. Среди прочего мужчина обратился в суд общей юрисдикции с жалобой на многолетнее отсутствие длительных свиданий, но получил отказ. Тогда он обратился в Конституционный суд.

Рассмотрев жалобу, КС признал, что нормы Уголовно-исполнительного кодекса в данном случае не соответствуют Основному закону страны. Суд рекомендовал законодателю внести изменения в нормативные акты, исправив эту проблему.

Исполняя постановление КС, Минюст разработал законопроект, предусматривающий право на длительные свидания для осужденных в следственных изоляторах. На подследственных и подсудимых оно не распространяется. Проект был опубликован на regulation.gov.ru для проведения антикоррупционной экспертизы без процедуры общественного обсуждения.

Однако документ вызвал критику правозащитников. Московская Хельсинкская группа в своем заключении (есть у “Ъ”) указывает, что проект не соответствует позиции Конституционного суда. Дело в том, что Минюст разделил осужденных, находящихся в СИЗО, на две категории. Первая — те, кто снова попадал туда в качестве свидетеля или потерпевшего. Вторая — заключенные, которые вернулись или остались в СИЗО в качестве подозреваемого по новому уголовному делу. Заключенным из первой категории Минюст действительно гарантирует длительные свидания (впрочем, они должны получить разрешение руководителя СИЗО). А вот у вторых могут возникнуть серьезные трудности: им для любых свиданий нужно будет получить разрешение следователя по их делу.

«Следователь — это заинтересованное лицо. Есть практика, когда они не разрешают видеться даже с адвокатами, а с родственниками добиться свиданий еще сложнее»,— говорит юрист фонда «Русь сидящая» (внесен в реестр так называемых иностранных агентов) Алена Савельева.

Различия в правах осужденных, привлекаемых в качестве подозреваемого (обвиняемого), и правах осужденных, привлекаемых в качестве свидетеля либо потерпевшего, в части предоставления краткосрочных и длительных свиданий являются недопустимыми»,— резюмирует в своем заключении МХГ.

Минюст с претензиями правозащитников не согласен. В своем ответном письме (копия есть у “Ъ”) ведомство указывает, что «необходимость законодательного закрепления возможности ограничения» права осужденного на свидания обусловлена «недопустимостью разглашения данных предварительного расследования». Впрочем, министерство подчеркивает, что отказывать подозреваемым в праве на свидание «без веских оснований» нельзя. Все отказы должны оформляться в виде мотивированных постановлений и могут быть обжалованы в суде.

«Сейчас нередко людям в СИЗО не дают даже коротких свиданий,— комментирует позицию Минюста руководитель правовых программ Московской Хельсинкской группы Роман Киселев.— Следователь может отказать, ссылаясь, что это свидание может предоставлять угрозу следствию. Нельзя и точка — иди обжалуй. Так же это может сработать и с длинными свиданиями».

Адвокат, советник BGP Litigation Владимир Колесин с правозащитниками не согласен. По его мнению, очевидна «повышенная общественная опасность» граждан, осужденных к лишению свободы и привлекаемых в качестве подозреваемых и обвиняемых, и необходимость «обеспечения дополнительных гарантий» неразглашения данных следствия. Впрочем, господин Колесин признает, что нельзя исключать ситуаций, когда следственные органы будут злоупотреблять своим правом и отказывать в предоставлении долгосрочных свиданий.

Партнер коллегии адвокатов Pen & Paper Вадим Клювгант говорит о «бесспорной недопустимости дискриминации осужденных». Управляющий партнер юридической компании «Позиция права» Егор Редин также считает доводы МХГ разумными. «В аналогичных делах против России ЕСПЧ придерживался твердой позиции: статья 18 закона «О содержании под стражей» не отвечает требованию «качества». Ведь она наделяет орган, ведущий уголовное дело, неограниченными дискреционными полномочиями — разрешать или отказывать в свиданиях,— говорит он.— Закон никак не ограничивает объем дискреционных полномочий и способ их осуществления и тем самым лишает задержанного минимальной степени защиты от произвола или злоупотреблений». Руководитель правовых программ МХГ Роман Киселев добавляет, что ЕСПЧ в аналогичных делах устанавливал нарушение статьи 14 Конвенции (запрет дискриминации) в свете статьи 8 Конвенции (право на частную и семейную жизнь).

Правозащитники настаивают, что длительные свидания должны быть разрешены не только осужденным, но и тем, кто находится в СИЗО в ожидании решения суда.

Нужно учесть, что условия содержания в СИЗО значительно более суровые, чем в колонии общего и даже строгого режима»,— указывает Вадим Клювгант.

По мнению Алены Савельевой, ФСИН и Минюст вряд ли разрешат подобные встречи для арестантов. «Дело даже не в позиции следователей, просто у российских изоляторов нет дополнительных комнат для таких свиданий,— говорит госпожа Савельева.— Даже в колониях та же проблема — длительные свидания разрешают только при наличии свободных помещений».

Анна Васильева, Коммерсантъ