«Мне приснилось, что я встретила совесть судьи Сенченкова, которая сбежала от него после этого процесса»

Орфография и пунктуация автора сохранены

Здравствуйте, меня зовут Дубинина Екатерина Яковлевна, я являюсь супругой человека, которого осудили в Железнодорожном районном суде города Барнаула за преступление по ч.4 ст.111 УК РФ (умышленное причинение вреда здоровью повлекшее смерть), которое он не совершал и за которое судья Сенченков В.Ф. огласил срок в виде лишения свободы сроком на 7 лет колонии строго режима.

Уголовное дело было возбуждено в 2003 году по ч.1 ст.111 УК РФ, впоследствии дело было прекращено, о чем нам говорят сведения из информационного центра ГУ МВД, но как оказалось в материалах дело, оно было приостановлено по ч.4 ст. 111 УК РФ.

Мой муж, Дубинин Валерий Александрович (19.10.1982 года рождения) проживал в 2003 году в Алтайском крае г.Барнаула улица Советской Армии, 85-71. 22 мая 2003 года Дубинин находился на работе, работал он в «Джек Пот» (игровые автоматы), около 12.00 ему позвонила беременная соседка Давлитова (Александрова) Люба из комнаты № 70, которая сообщила, что в его комнату пытаются проникнуть их общий сосед Чесноков и ещё один мужчина Сергей (Кривенкин). Дубинин ответил ей, что скоро приедет. Александрова (Давлитова) пояснила, что эти мужчины находятся  в состоянии алкогольного опьянения. Вместе с Дубининым Валерой, после того как услышал его разговор по телефону, попросился съездить к нему домой мужчина Горякин Максим, который также работал в «Джек Пот», только в другом зале. Когда они пришли, возле  двери комнаты, где проживал Валера никого не было,  он постучался в комнату к Александровой (Давлитовой) и поинтересовался у нее, кто стучался и что тут происходило, она показала на дверь комнаты № 69 Чеснокова Михаила и сказала, что они там пьют. Чеснокова знали все соседи, поскольку он всё время ходил и спрашивал денег на бутылку.

Валера постучался к Чеснокову Михаилу, открыл дверь Михаил, второй человек (Кривенкин Сергей) лежал, спал на матрасе в куче мусора. Дубинин Валера начал разговаривать с Михаилом, как с хозяином квартиры, Горякин Максим начал будить второго, пнул его, мужчина, который лежал на матрасе, встал и начал возмущаться и получил пару ударов по лицу от Максима Горякина. Валера  обратил внимание, что у мужчины, который встал с матраса, уже на лице были видны побои, и он сказал Горякину, что не нужно его трогать, его уже кто-то побил и продолжил разговор с Михаилом. Далее Максим взял с пола выдвижной ящик и ударил Кривенкина несколько раз. Валера опять сказал Горякину, что не надо его бить, его просто надо вывести отсюда. Этого мужчину (Кривенкина) вывели, Валера взял его за одежду сзади вывел из секции, закрыл дверь в секцию и пошёл к себе в комнату, чтобы её осмотреть. Горякин Максим оказался за дверью, где и Кривенкин. С Валерой в комнату прошла Александрова (Давлитова). Чесноков пошёл в свою комнату. Валера осмотрел дверь, комнату, выкурил сигарету, поговорив при этом с Александровой (Давлитовой) и пошел на работу. Александрова (Давлитова) пошла на балкон, который выходит во двор дома, развешивать бельё и увидела, как Валера вышел из подъезда и направился в сторону трамвайной остановки. Вся эта ситуация произошла около 12.00 час., в деле изначально так и было, но через 14,5 лет в деле ручкой исправлена дата на 15.30 час., это было сделано для того, чтобы подстроить время под время указанное в документе медицинской скорой помощи, так как потерпевшего доставили в городскую больницу №1 лишь вечером, правда  совершенно с другого адреса…

23.05.2003 года на работу к Валере приехали сотрудники и задержали его. Тогда- то он и узнал, что тот мужчина, которого он вывел из секции и которого бил Горякин, попал в больницу.  Таким образом, Дубинин Валера оказался подозреваемым. Также подозреваемым оказался и Горякин Максим, которого задержали позже, поскольку он скрывался.

Свидетель Чесноков, который являлся очевидцем событий в 2003 году дал показания, что Дубинин не бил потерпевшего Кривенкина, а бил его Горякин выдвижным ящиком от шкафа. 

И Дубинин и Горякин были задержаны и содержались под стражей. Однако после того, как Чесноков не смог на  опознании узнать в Горякине лицо, наносившее удары Кривенкину, и Дубинина и Горякина отпустили.

Но каким то чудным образом, в 2017 году данный свидетель полностью поменял показания и указал на Дубинина. Когда свидетеля Чеснокова допрашивали в суде, он сказал, что с ним «работали» оперативники, а именно оперативник Жабин Алексей. Чесноков подписал протокол допроса, а следователь его полностью корректировал. Также в суде Чесноков не подтвердил показания в деле от 2017 года, сказав, что было совсем не так и что Валера не бил потерпевшего Кривенкина. Более того, Кривенкина в ночь с 21 мая 2003 года на 22 мая 2003 года задерживал наряд милиции за незаконную деятельность, и поскольку Кривенкину негде было жить, утром 22.05.2003 он пришёл к Чеснокову, на лице Кривенкина были побои, также он жаловался Чеснокову Михаилу, что у него болит тело, так как его избили «менты».  Чесноков в судебном заседании заявил, что общался с соседом по фамилии Ияс, который говорил Чеснокову, что в тот день он видел как потерпевшего Серёгу запинывают на остановке какие-то малолетки, Чесноков в суде  назвал номер  телефона, адрес Ияса, но суд сказал, что не будет его вызывать в судебное заседание, что он не нужен ему. Даже не смотря на то, что все документы говорят о том, что потерпевшего забирала скорая медицинская помощь совершенно с другого адреса, как раз, к которому и ведет остановка, про которую Чеснокову говорил Ияс.

Свидетель Александрова (Давлитова) также подтвердила и на следствии, и в суде, что Дубинин не наносил повреждений потерпевшему Кривенкину, а также тот факт, что потерпевший был с «фиолетовым» лицом.

Эти два свидетеля были единственными очевидцам произошедшего, но суд их не услышал…

Зато суд услышал свидетеля Горякина, который не понятно по каким причинам вдруг стал свидетелем, хотя и он, в судебном заседании ничего из написанного в деле не смог сказать, его лишь трясло и он практически всё время молчал, а в конце на вопрос прокурора, подтверждает ли он оглашенные показания, он, махнув рукой сказал: «А, оставляйте эти», при этом не уточнив какие именно «эти», показания 2003 г. или 2017 г. Когда Горякина допрашивал суд, он утверждал, как и все остальные свидетели, что Валера не бил потерпевшего, но прокурор не отступал и в каком то смысле взяв на себя роль оперуполномоченного Жабина, склонял Горякина к тому, что ему лучше указать на Дубинина. Показания Горякина судья учитывает в приговоре, даже не смотря на то, что свидетель Чесноков в 2003 году указывал именно на Горякина как на лицо, которое наносило удары потерпевшему. Горякин заинтересован в том, чтобы именно Дубинина привлекли к уголовной ответственности, дабы избежать ответственности самому.

В суде был допрошен свидетель Зызлаев, который не понятно как стал свидетелем в 2017 году, так как в 2003 году про него и слышно ничего не было. Проживает он не в г.Барнауле, в суде сказал, что к нему приехал оперуполномоченный Жабин Алексей и сказал, что он теперь свидетель. Кстати, в суд Зызлаева привез именно Жабин, и когда я заходила в здание, Жабин у крыльца очень громко, никого не стесняясь, говорил Зызлаеву: «Просто подтверждай, что есть в деле и лишнего не болтай». Зызлаев в суде сказал, что шел из подъезда в подъезд к другу  Твердохлебову, которого не оказалось дома. На вопросы защитника, как и куда наносились удары, если они вообще были, Зызлаев ничего пояснить не смог, а пояснить он не смог, поскольку никто этого Зызлаева не видел, и друг его Твердохлебов в тот день был дома и никакой Зызлаев к нему не приходил, как пояснил в суде сам Твердохлебов, остаётся вопрос, а был ли Зызлаев вообще в тот день там?!

Также загадочным образом в 2017 году появился свидетель Александров, это бывший муж свидетельницы Александровой (Давлитовой). Который вообще в суде заявил, что следователь ему сказал, что никто Дубинина привлекать не будет, что срок давности истёк и дело пойдёт в архив и его показания нужны для формальности. Со свидетелем также «работал» оперуполномоченный Жабин Алексей, который возил сначала всех свидетелей к себе в кабинет, а уж потом подготовленными к следователю. Данный свидетель Александров в суде сказал, что был на допросе сильно пьян и что ничего не читал вовсе, а просто подписал, чтобы быстрей уйти. Хотя Александрова сложно назвать свидетелем, он якобы всё говорит со слов своей бывшей жены Давлитовой (Александровой), которая являлась очевидцем, но когда его показания огласили он был в шоке от услышанного и сразу же заявил, что такого он не говорил и не мог сказать, потому что его бывшая жена ему так не говорила. Судью не устроили показания данные в суде Александровым и он решил к ним отнестись критически, как в прочем и к показаниям остальных свидетелей… Кстати, данный свидетель Александров также как и Чесноков, Давлитова, подтвердил, что потерпевшего в ночь с 21.05.2003  по 22.05.2003гг. был избит сотрудниками милиции и что на голове у него была большая гематома, на что судья Сенченков тут же начал перебивать Александрова, и говорить, что если бы его побили, он бы не двигался, в общем начал нести какую то несуразицу, поскольку судья не нужны такие показания, потому что «с выше» ему было сказано, вынести обвинительный приговор и уходить в отставку. Поэтому скоро судья Сенченков В.Ф. благополучно уйдёт на свой заслуженный отдых, получит миллионные выплаты и забудет о том, что невиновный человек и его семья страдают от беззакония.

Показания свидетеля Твердохлебова вообще не понятно как можно было учесть в приговоре, данный свидетель сразу сказал, что всё говорит со слов Александрова и что очевидцем никаким не был и об этом случае вообще ничего не знает. Но если Александров не подтверждает своих показаний и говорит о том, что вообще их не читал и там написан полный бред, то почему показания свидетеля Твердохлебова вдруг неожиданно стали учтены судьёй. С данным свидетелем также «работал» оперуполномоченный Жабин и оказывал на него давление, о чем Твердохлебов заявлял в судебном заседании.

В деле имеется экспертиза, которая проводилась по протоколам допроса свидетелей от 2017 года. Непонятно почему эксперту не был представлен первоисточник, а именно медицинская карта на имя потерпевшего, а также остальные материалы дела. Эксперт в судебном заседании, когда его допрашивали, чётко сказал, что удары потерпевшему наносились твердым тупым предметом, этим предметом могла быть доска, о которой собственно и говорил Чесноков в 2003 году. После того, как ни один свидетель в судебном заседании не подтвердил, что Дубинин наносил удары Кривенкину, вообще абсурдно было судье ссылаться на данную экспертизу, так как она основывалась на показаниях свидетелей имеющихся в деле. Также абсурдно было предполагать, что Дубинин наносил удары руками Кривенкину, поскольку в 2003 году на руках у Дубинина ни единого следа не обнаружено, а судя по тому как написано в обвинительном заключении, они должны быть, да ещё и какие!

Свидетели Чесноков, Зызлаев, Твердохлебов, Александров, а также сам потерпевший Кривенкин – все эти лица между собой были знакомы, постоянно распивали вместе спиртные напитки, вели антиобщественный образ жизни. Оперуполномоченному Жабину не составило труда «поработать» с данными лицами, тем более сами свидетели, все до единого, поясняли в судебном заседание, что сначала Жабин привозил свидетеля на адрес: г.Барнаул, пр. Калинина, 20, к себе в кабинет, там очень тщательно работал с ними, заставлял читать что нужно говорить следователю Борвих, потом вёз свидетеля на адрес: г.Барнаул, ул. Интернациональная, 134, на допрос к свидетелю Борвих. Далее Борвих сам печатал протокол а в конце свидетель, не читая его, подписал, причем данные лица на допросах были в состоянии алкогольного опьянения, о чем также сообщили суду.

Несмотря на то, что виновность Дубинина В.А. по данному делу не доказана, так ещё и квалификация статьи приводит в шок, адвокат Сысоев Е.Ю. в коридоре перед очередным судебным заседанием показал прокурору аналогичную экспертизу, где дело возбуждено по ст.108 УК РФ, на что прокурор ответил: «Да, я понимаю всё, только у данной статьи срок привлечения 10 лет, которые истекли, поэтому я до конца буду поддерживать ст.111 УК РФ», ну что тут можно ещё добавить…

Можно бесконечно говорить о том, что сказали свидетели в суде и что судья решил не брать во внимание всё то, что они говорили, а решил взять во внимание написанное следователем, ясно одно — всё дело сфабриковано и реальный преступник сейчас спокойно живет своей жизнью, а мой муж находится за решёткой и не может понять, почему он там и кому он помешал, что с ним решили так обойтись и за что он должен нести наказание без какого-либо греха.

Я присутствовала в каждом судебном заседании в качестве слушателя и вела аудиозаписи всех процессов, поэтому каждое слово могу подтвердить. У меня сложилось впечатление, точнее я в этом теперь уверенна, что судья решил не бороться с палочной системой наших доблестных органов, а просто махнув рукой, в том числе и на свою совесть поддаться этой системе.  Возможно он также, как и прокурор, который участвовал в заседаниях, является лишь пешкой, поскольку ему было сказано вынести именно такой приговор, и он его вынес.

О том, какой будет приговор, я знала за месяц до его вынесения, поскольку прокурор, не стесняясь, говорил о том, что с судьёй всё договорено уже, но я в душе верила, что судья поступит по совести и говорила мужу, что не нужно заявлять отвод судье, что он разберётся я  верю в него, оказалось я очень заблуждалась…

Представители государственного обвинения в процессе предпочитали молчать и задавали свидетелям очень мало вопросов. Все остальное со стороны обвинения взял на себя судья Сенченков. Он подсказывал свидетелям обвинения, говорившим не то, что написано в их  протоколах допросов, что именно им надо говорить. Запутывал их, рассуждал в зале судебного заседания о возможном на них давлении со стороны неизвестных лиц. А свидетеля из списка обвинения — Давлитову полчаса допрашивал, откуда она узнала о судебном заседании и не родственница ли она Дубинину. Его даже не смутил тот факт, что в ходе судебно-медицинского исследования был осмотрен труп человека, доставленного в больницу с другого адреса.

Если бы не аудиозапись, которую я вела в зале судебного заседания, мне трудно было бы это доказывать. Сейчас дело находится в стадии апелляционного обжалования. Но учитывая, что на территории Алтайского края 90 % приговоров остается без изменений, я на апелляционный суд даже и не надеюсь. Вся надежда на Вас, на средства массовой информации.

Я не понимаю до сих пор, как можно осудить человека на 7 лет, зная при этом, что он этого не совершал, потому что не знать этого не возможно, это я говорю не как жена, а как человек, который присутствовал в судебных заседаниях и слышал что говорят свидетели.

Я не могу сейчас объяснить нашему сыну, которому всего 5 лет, почему папа так долго не приезжает с «работы», говорю ему, что он скоро приедет, рассчитывая на то, что вышестоящая инстанция не позволит творить такой беспредел. Почему за грехи другого должен отвечать Дубинин Валера, страдать его жена и сын,  я никогда этого не пойму. Мне уже приснилось, что я в коридоре суда встретила совесть судьи Сенченкова, которая сбежала от него после этого процесса.

Дубинина Екатерина Яковлевна