Помощь подопечным «Руси Сидящей» к Дню Победы

Лиана Тимофеевна Щукина

Лиана Тимофеевна Щукина

Когда началась война, Лиане Тимофеевне было 5 лет. Семья тогда жила в Архангельске. Отец был кадровый офицер, на фронт ушел лейтенантом, а вернулся полковником, воевал под Москвой, брал Варшаву и Кенигсберг. Впоследствии командовал 25-й гвардейской мотострелковой дивизией имени Чапаева. Лиана Тимофеевна вспоминает, что она начала понимать, что такое война, только когда начали бомбить Архангельск и когда начался голод. Лиана Тимофеевна называет свое поколение детьми войны. Выживать помогало продовольствие, которое английские моряки поставляли по ленд-лизу. «Я считаю себя счастливым человеком, потому что мой отец вернулся с фронта», — рассказывает Лиана Тимофеевна. Несчастье обрушилось на семью, когда несколько лет назад ее сына Александра посадили на 7 лет за вымогательство: посадку заказал отставной полковник ФСБ Сергей Наумов (об этом в деле Александра Щукина есть показания самого Наумова). «У меня нет претензий к моей отчизне, но у меня есть претензии к государству, которое для меня оказалось Левиафаном», — такие вот нерадостные мысли у Лианы Тимофеевны в канун 70-летия Победы.

 

Анастасия и Мария Ассоновы

Анастасия (слева) и Мария (справа) на дне рождения Лены (в центре), 2003 год

Анастасия (слева) и Мария (справа) на дне рождения Лены (в центре), 2003 год

Сестры Анастасия (78 лет) и Мария (80 лет) Ассоновы большую часть жизни скрывали, что в 1942 году они вместе со своей матерью были угнаны на работы в Германию. А история была такая: вскоре после того, как их деревня на Смоленщине попала под оккупацию, полицаи из односельчан расстреляли их 14-летнего брата Илью. Расстреляли на глазах у матери. За помощь партизанам. А потом мать с девочками угнали на работы в Германию. По дороге колонну будущих остарбайтеров не раз бомбили, во время одной из таких бомбежек мать с детьми сбежали и скитались до 1944 года, когда им наконец удалось вернуться в свою деревню. И вот тогда мама Насти и Маши договорилась с односельчанами, что она ничего не расскажет родной советской власти про полицаев, убивших ее сына, а односельчане — про то, что семья была угнана работать на Третий рейх. Тогда этого факта было достаточно, чтобы отправиться всей семьей в ГУЛаг. Только в начале 1990-х, когда немцы стали выплачивать деньги угнанным на работы в Германию, Анастасия Павловна и Мария Павловна получили статус малолетних узников концлагерей. Но с «Русью Сидящей» их свела не эта история. Сейчас сестры живут на попечении у Лены, дочери Анастасии Павловны. А вот Лена как раз наш подопечный — два года колонии-поселения за экономическое преступление, по которому нету ни потерпевших, ни ущерба, ни причиненного вреда. Суд не принял во внимание, что на руках у Лены две больные и беспомощные старухи, которые теперь могут попасть в психо-неврологический интернат.

DSC04843

 

Андрей Шалаев

Шалаев 04 small

Андрей Шалаев воевал в Афганистане, получил контузию, когда выносил с поля боя своего командира. Был награжден медалями «За отвагу» и «За боевые заслуги».

Андрей Шалаев (справа) во время службы в Афганистане

Андрей Шалаев (справа) во время службы в Афганистане

Андрей Шалаев (справа) на фоне знаменитой статуи Будды в Бамианской долине Афганистана (статуя была уничтожена талибами в 2001 году)

Андрей Шалаев (справа) на фоне знаменитой статуи Будды в Бамианской долине Афганистана (статуя была уничтожена талибами в 2001 году)

Сейчас со своей семьей он живет в аварийном доме в центре Нижнего Новгорода. Жить в этом доме страшно. Несколько лет назад бабушка, живущая на втором этаже, пошла в туалет и провалилась в подвал. Умерла. Дело замяли. С тех пор этим туалетом никто не пользуется. Семья живет в одной комнате, которая служит им и спальней, и гостиной, и кухней. Как шесть человек размещаются на площади 19 м² – понять сложно. Состав семьи: мама Вера (массажист в реабилитационном центре, работает с детьми с диагнозом ДЦП, все стараются попасть именно к ней), папа Андрей, сыновья Андрей (студент, активист «Руси Сидящей») и Федор (в настоящее время подозреваемый по ч. 1 ст. 207 УК РФ – «заведомо ложное сообщение о теракте»), дочь Полина и ее 9-месячный сын Сережа. Дочь с ребенком переехала к родителям недавно – что-то не сложилось в браке. Плюс кошка и собака.

Центр жизни всей семьи – младший сын Федор. В 2003 году отец с младшим сыном попали в серьезную аварию. Мальчику тогда едва исполнилось 4 года. Тяжелейшие травмы головы сделали его инвалидом. Множество операций, консультаций, постоянное наблюдение, лечение, реабилитация, – жизнь семьи изменилась и долгие годы была подчинена единственной цели – спасению младшего. Сейчас Федор на домашнем обучении, ходит в кружок авиамоделирования в соседний дворец пионеров. Там и приключилась история, из-за которой 16-летний инвалид стал подозреваемым по делу о «минировании» торгового центра в Нижнем Новгороде. По версии полиции, 2 апреля мальчик позвонил по нескольким телефонам экстренных служб и сообщил о заложенной бомбе. Через пару часов дома у Шалаевых уже были оперативники, Федора с мамой отвезли в отделение полиции, изъяли телефон и заставили подписать много разных бумаг. Теперь семье грозит большой штраф, на выплату которого нет никаких средств. Делом занялась адвокат «Руси Сидящей» Вера Гончарова.

knopka help RS small

Нашим подопечным очень нужна ваша помощь, например, на оплату адвокатов или на поездки на зону к своим сидельцам.